Flag Counter

Финляндия использует войну на Украине для обеления собственных преступников

Развязанную Киевом в 2014 году войну против Донбасса, приведшую к спецоперации ВС РФ, финские власти решили использовать в своих шкурных интересах. Речь не только о намерении под рефрен о «российской агрессивности» вступить в НАТО, но и о попытках на примере ситуации на Украине оправдать союз Хельсинки с гитлеровской Германией в годы Второй мировой войны.

Некоторые финские СМИ, например издание Yle, сравнивают официально заявленные цели СВО России на Украине (демилитаризация и денацификация) с целями СССР после выхода Хельсинки из союза с нацистской Германий в 1944 г. – демилитаризацией и денацификацией Финляндии.

Подчёркивается, что Финляндия стала первой в мире страной, которой были предъявлены официальные требования денацификации, за которой скрывалось-де желание Москвы влиять на внутреннюю политику финского государства с целью определить его внешнеполитический курс. Дескать, в процессе денацификации Финляндия – жертва, а тот, кто её денацифицировал (СССР), – агрессор.

Причём денацификация преподносится как нечто непозволительное, как будто позволительно было финскому государству пребывать в нацистском состоянии. Не на раскаянии за преступный союз с фюрером сосредоточена сейчас финская пресса, а на передёргивании исторических фактов о Второй мировой и откровенной дезинформации о текущей обстановке на Украине.

А вот таких мнений, как высказываемые, например, финским журналистом Кости Хейсканеном, в стране меньшинство. К. Хейсканен отмечает, что в Финляндии местные СМИ поддерживают русофобскую риторику. Ситуация дошла до такой степени, что финны готовы напасть на любого, кто высказывает симпатии россиянам.

«Реальной угрозы можно ожидать как раз от финнов, потому что там полно таких на голову больных людей, из-за той ненависти, которую за эти месяцы разожгла пресса и правительство Финляндии, – негодует Хейсканен. – Они как раз подталкивают этих людей на агрессивные действия».

Возвращаясь к событиям 1944 г., напомним, что денацификация Финляндии предусматривала роспуск фашиствующих политических, военных и военизированных организаций и недопущение их появления в будущем. Была учреждена Союзная контрольная комиссия, которая отслеживала процессы денацификации и осуждения финских военных преступников.

Теперь, однако, финские историки заявляют, что финское общество 1944 г. не было фашистским, таковыми были, мол, лишь несколько организаций. Как будто не было слов финского президента Ристо Рютти в разговоре с Гитлером в 1938 г.: «Если Петербург не будет больше существовать как крупный город, то Нева была бы лучшей границей на Карельском перешейке… Ленинград надо ликвидировать».

Как будто не было тайного пакта Рютти – Риббентропа о финской военной помощи вермахту. Это вам не пакт о ненападении между СССР и Германией 1939 года! Это договор двух преступных режимов, финского и германского, о продолжении совместного «натиска на восток».

Как будто не было контактов финских спецслужб с конца 1930-х с пронацистской Организацией украинских националистов*, вплоть до размещения в Хельсинки типографии ОУН под присмотром уполномоченного ОУН Богдана Кентржинского. Как будто не было Патриотического карельского движения и Карельского академического сообщества, мечтавших о Великой Финляндии за счёт захвата российской Карелии и прилегающих территорий. В 1918-1922 гг. финны трижды вторгались в Карелию и Архангельскую губернию.

Как можно не считать фашистским государство, где были официально разрешены «финский гитлерюгенд» – детско-молодёжная организация Sinimustat, официальными цветами которой были синий (цвет испанского фалангизма) и чёрный (цвет итальянского фашизма), и женское движение «Лотта Свярд», сочувствующее германскому национал-социализму? А ещё были шюцкор и кучка пронацистских организаций помельче. То, что они в чём-то отличались от подобных организаций в Германии, вовсе не повод не считать их фашистскими. Это был фашизм с финской спецификой. Так же, как, например, в прогитлеровском Иране был фашизм с местной спецификой.

Под давлением Советского Союза, олицетворявшего собой победу над нацизмом, в Суоми с 1944 по 1946 г. были распущены более 3,3 тыс. организаций. Если Финляндия не была фашистской страной, откуда взялось такое количество организаций, подпадающих под денацификацию? Сегодня финские историки утверждают, что далеко не все из них имели прямое отношение к фашизму и нацизму. А не прямое имели? Заразу нужно давить в самом начале. Москва не позволила «немножко фашистским» организациям превратиться в мощные фашистские синдикаты.

Киевский режим тоже утверждает, что не имеет к нацизму/фашизму никакого отношения, а тем временем национал-украинские организации демонстрируют явную симпатию к символике Третьего рейха. Совсем как в Финляндии в 1930-1940-х. Вместо того чтобы указать Киеву на печальные исторические параллели между Финляндией образца 1944 г. и Украиной образца 2022 г. и напомнить, чем для финнов закончились заигрывания с нацизмом-фашизмом, Хельсинки поддерживает национал-экстремистский режим Зеленского и снабжает его противотанковым и стрелковым оружием.

Звучат заявления, что Украина в войне против России может использовать опыт Финляндии в зимней войне 1940 г. против Красной армии. Та война началась для СССР неудачно, но зато удачно закончилась. Финны об этом забыли? Хотят превращения Украины в Финляндию образца 1940-х, когда, проиграв зимнюю войну, финны пошли на преступный союз с Гитлером в 1941 г., что тоже закончилось для них поражением?

Издание Yle цитирует страшилки доцента Хельсинкского университета Алекси Майнио: «…если бы у России действительно была возможность предъявлять Украине какие-то требования по денацификации, то они, скорее всего, были бы похожи на те, что предъявлялись к Финляндии. Если бы на Украине удалось быстро сменить власть, то там бы, как и в Финляндии, постарались искоренить отдельные политические силы, прибегая к аргументу о нацизме. В Финляндии под прикрытием борьбы с фашизмом уничтожали одни политические силы, а другие приводили к власти».

Майнио не договаривает: в его стране уничтожались (в идеологическом, а не физическом смысле) политические силы, склонные к национал-экстремизму, тем самым Финляндия получала возможность избавиться от позорного прогитлеровского прошлого.

На Украине национал-экстремистские движения, получив от властей карт-бланш в 2014 г., мутировали в откровенно пронацистские организации. Например, «Азов»*.

Вот что пишет известный военкор Александр Сладков: «Азов» – вообще не воинское формирование, скорее военизированное политическое движение. Во главе «Азова» стоит Социал-националистическая ассамблея (политическая организация). Названия у неё менялись, но суть остаётся прежней – это харьковская неонацистская организация, вокруг которой формировалось всё нынешнее движение «Азов». Важно чётко понимать, что они не украинские националисты, а именно неонацисты, сторонники белого превосходства. Это аналог НСДАП (те самые нацисты фашистской Германии 1920-45).

Рангом ниже «Азова» стоит массовое политическое движение «Национальный корпус»… Это не казённая имитация политики, это настоящее идейное, молодое и активное движение украинских неонацистов.

Украинским аналогом немецкого СА (штурмовые отряды фашистов в Германии до 1945) являются Национальные дружины, которые в современной Украине смогли стать единственной массовой организацией «уличной политики»… Национальные дружины «Азова» расширили влияние на всю Украину… У «Азова» есть своя сеть детских лагерей «Азовец», есть и подростковые организации, аналог гитлерюгенда…

Члены организаций служат… во всех силовых структурах Украины. С первого дня войны «Азов» начал формировать новые отряды, только в Харькове они создали не менее двух бригад территориальной обороны. А есть и киевские бригады, и отряд ССО, и многие другие. И это не только уровень бригада-полк, есть и батальоны и местные отряды «Азова»… Этот враг никого не пощадит, если его не уничтожить».

Намереваясь вступить в НАТО, Финляндия понимает, что альянс использует её как плацдарм для противостояния России в Арктике. Поэтому финнам выгодно отвлечь внимание Москвы от арктических рубежей и заставить её проливать кровь на другом направлении, например на Украине. До самой Украины и её народа финским властям дела нет. Украинским пушечным мясом Хельсинки решает свои геополитические проблемы.


Top