Flag Counter

Украинская религия, где есть свои лжепророки — Волына и Калына

Внезапное признание одного из наиболее заметных пиарщиков Киева Алексея Арестовича о том, что в зоне противостояния в Донбассе «ситуация аховая», и столь же неожиданное заявление главы МИД Украины Дмитрия Кулебы, что ситуация «чрезвычайно плоха», стали самыми обсуждаемыми, но далеко не единственными признаками того, что для украинской стороны что-то надломилось

Держать удар ВСУ с каждым днём становится всё труднее, скрывать это с помощью прежней информационной игры в напёрсток уже невозможно. Это факт.

Поражения на поле боя сопровождаются раздраем в верхах. Подтверждением этого стал презрительный пост мэра Днепра Бориса Филатова в адрес Арестовича и информационной политики Киева, в котором мелькает слово «жопа».

Между тем не столь заметным, но, возможно, самым главным итогом первых трёх месяцев российской спецоперации стало начало конца новой украинской неоязыческой веры, пошатнувшейся в момент появления из подземелий «Азовстали» сдающихся в плен её наиболее ярых адептов.

Момент превращения этих полумифических непобедимых героев в отводящих глаза людей в камуфляже, отвоевавших своё и уезжающих на автобусах в новую пугающую их реальность, и стал тем моментом истины, который должен был наступить.

Боровшаяся за получение автокефалии при предыдущем президенте Порошенко и углубившая церковный раскол последним решением поместного собора УПЦ о независимости от РПЦ Украина давно находилась во власти другой разрушительной веры, не имеющей ничего общего с христианством.

Если девизом созданного полтора века назад Еленой Блаватской Теософского общества, искавшего новую суперверу, был слоган There is no religion higher than truth («Нет религии выше, чем истина»), то лозунгом сидельцев «Азовстали» и тех, кто ещё воюет, могло бы стать: «Нет религии выше, чем Украина». То самое «Украина понад усе» («Украина превыше всего»).

Разумеется, речь не о Малороссии Гоголя или той Украине, которая изображена на мозаиках станции метро «Киевская» в Москве, выполненных в эстетике соцреализма.

Эта новая религия, которую можно было бы назвать «свидомизм», представляет собой дьявольский замес из обрывков традиционных и нетрадиционных религий, верований и культов.

«Свидомизм» — это такая постмодернистская вера, где Богородица берёт в руки американскую противотанковую систему, являясь киевлянам на стене многоэтажки в облике Святой Джавелины, где вслед за ней перевоплотившийся в бойца Бафомет нацеливает на врага свой гранатомёт, где на бетонном полу «Азовстали» валяется неизвестно как попавшая сюда Тора.

Это такая религия, где свидомый обдолбанный Христос идёт в обнимку со свидомым Антихристом под наркотой заряжать магическую гаубицу М-777 (новое число зверя вместо 666), где Каин и Авель, забыв смысл ветхозаветного предательства, убивают уже не братьев-коллаборантов и хлебают из одной кастрюли чечевичную похлёбку, заедая её тотемной свиной тушёнкой. Это такая религия, где есть свои лжепророки — Волына и Калына, один из которых пишет письмо Папе Римскому: «Ваше святейшество, Папа Франциск!» — взывая о помощи.

Сегодня мы наблюдаем распад этой бесконечной карусели калыны-волыны-джавелины и её адептов, за частью которых уже закрылись ворота колонии, но ещё не захлопнулись врата ада, поскольку, помимо неизбежного земного трибунала, положен ведь ещё и небесный суд.


Top