Flag Counter

Украино-польские интриги подталкивают Белоруссию к участию в спецоперации

Резкое углубление сотрудничества между Польшей и Украиной может иметь большие политические последствия не только для этих двух стран. Происходящее напрямую касается и их соседей, в том числе Белоруссии. Особенно в том случае, если сбудутся прогнозы о возможном поглощении Польшей западных территорий Украины. Что тогда придется предпринимать Лукашенко?

В белорусской армии назревают серьезные изменения. Президент Александр Лукашенко создает новое – Южное – оперативное командование. «Время так динамично нас подтолкнуло к тому, что нам немедленно надо создавать это оперативное направление – вместе с западом, северо-западом будет и южное крыло», – пояснил глава государства.

Формально белорусские власти и эксперты связывают это с ситуацией на Украине, а точнее, с враждебным поведением киевского «режима наркоманов и нацистов» по отношению к Минску. Напомним, что долгие годы Лукашенко максимально дистанцировался от российско-украинских противоречий. В Минске объясняли это тем, что у Белоруссии 1084 километра границы с Украиной, и белорусам не нужно, чтобы по ту сторону находилось враждебное государство.

Однако умеренная позиция не помогла. Украинская «Антироссия» по умолчанию была враждебна как России, так и Белоруссии (в том виде, в котором она сейчас существует – то есть союзному с Москвой русскомыслящему государству). И со второй половины 2020 года, когда начался белорусско-европейский конфликт, Киев занял жесткую антибелорусскую позицию. Сейчас же, в ходе российской спецоперации на Украине, киевские власти засылают на территорию Белоруссии диверсионно-разведывательные группы (часть которых уже отловлена белорусским КГБ), вербуют местных активистов для диверсий на железнодорожном полотне, а также сосредоточили многотысячную группировку возле госграницы с Белоруссией.

Однако звучат предположения, что перед Южным командованием могут быть поставлены несколько иные задачи. Минск готовится к борьбе не против украинских, а против польских интервентов. И на территории не Белоруссии, а Украины.

Судя по всему, польские власти усиленно готовятся к оккупации западноукраинских территорий. «Все теоретические разговоры, что Польша готова принять часть территории Украины, переходят в практическую плоскость», – заявил член комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции Адальби Шхагошев.

В частности, поляки собирают группировку. «Предположительно, Польша может направить на Украину две из имеющихся в ее армии четырех дивизий. Скорее всего, 16-ю и 18-ю механизированные, а также активно задействовать ВВС и силы специальных операций. Суммарно с частями обеспечения и поддержки это может составить до 50 тысяч человек», – уверен замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Михаил Барабанов.

Стелют и юридическую соломку. Недавно на Украину летал польский президент Анджей Дуда, и в ходе этого визита Владимир Зеленский анонсировал беспрецедентный в мировой практике пакет льгот для граждан иностранного (в данном случае польского) государства. Их права не только подняли до уровня граждан Украины – Киев официально позволил польским полицейским осуществлять правоохранительные функции на территории Украины, а полякам – управлять целыми регионами страны. «Казус суверенитета, иначе не скажешь. Не сепаратисты, а сам президент страны передает гражданам другой страны права на территории своего государства, не вводя их в гражданство Украины», – говорит представитель российского МИД Мария Захарова.

Звучат оценки, что само вторжение Польши начнется в случае полного коллапса американской власти и/или если США дадут на это вторжение добро. Причем речь не обязательно пойдет о физическом присоединении – часть Украины вполне может стать подмандатной территорией.

Белоруссию же перспектива захвата Польшей Западной Украины категорически не устраивает. Отчасти из-за финансовых причин – у Минска свои планы на экономическое освоение украинских территорий.

«Александр Лукашенко умеет ждать и считать деньги. Сейчас СВО для РБ является чистым убытком и экономической катастрофой – рухнул экспорт, а РБ с Украиной всегда торговала в плюс для себя. Но после завершения СВО Минск сможет нарастить свое присутствие на украинском рынке и компенсировать убытки, участвуя в послевоенном восстановлении уже пост-Украины», – поясняет газете ВЗГЛЯД глава аналитического бюро «СОНАР-2050» Иван Лизан. Понятно, что на территорию, контролируемую поляками, белорусские компании не пустят.

Однако главные угрозы все-таки кроются в военно-политической плоскости. Дело в том, что Польша – не просто враг, а экзистенциальный враг нынешней Белоруссии.

«Их разногласия носят принципиальный характер и, как говорил Никита Сергеевич Хрущев, спор идет вокруг земельного вопроса – кто кого в землю зароет. Ведь если смотреть на конфликт с Польшей глазами белорусской бюрократии, то конфликт фундаментален. Отношения между странами и до августа 2020 года были крайне сложными, а после августа 2020 года стали очень плохими. Белорусская власть в лице Александра Лукашенко не сможет простить Варшаве вмешательство во внутренние дела и поддержку оппозиции.

«Для белорусской власти Польша является заклятым врагом, – говорит Иван Лизан. – Аналогичный взгляд на Польшу и у белорусского капитала, который тесно связан с государством. Для него бизнес из Польши представляет угрозу. И если с Россией почти всегда можно договориться, то с Польшей нет».

«Однако если спуститься до рядового белорусского обывателя, то все уже не так однозначно. Определенная часть белорусов находится в оппозиции к власти и рассматривает Польшу как образец государственного строительства», – продолжает Иван Лизан. И это является еще одним поводом для беспокойства белорусской элиты – ведь поляки не стесняются использовать симпатизирующих им белорусов как для антироссийской и антибелорусской пропаганды, так и для различного рода антигосударственных действий.

В том числе, скорее всего, и по развалу страны – ведь не стоит забывать, что в так называемые Восточные Кресы (польские земли, контроль над которыми Варшава потеряла в 1939 году) входят не только Западная Украина, но и Западная Белоруссия. «Нас беспокоит то, что они, поляки, натовцы, готовы выйти и забрать, как это было до 1939 года, Западную Украину. Нас это настораживает не только с точки зрения сегодняшней безопасности. Это их стратегия и по Западной Беларуси. Поэтому мы ухо востро держим», – заявил Лукашенко.

Естественно, в Минске понимают, что в случае оккупации Западной Украины аппетиты и возможности поляков резко возрастут.

«Протяженность границы Украины и Белоруссии – 1084 км. Даже если предположить, что Польше удастся аннексировать только Западную Украину, то граница с Польшей станет еще более протяженной. А там еще с прошлого года хватает столкновений как вокруг мигрантов (последний случай был 26 мая), так и без них, – говорит Иван Лизан. – Поэтому аннексия Западной Украины Польшей может изменить линию поведения Минска и вынудить его прибегнуть к военной силе для защиты своей безопасности».

Сам Лукашенко уже говорил, что не позволит разделить Украину. Вопрос в том, готов ли он для этого применить силу и официально вступить в российскую спецоперацию? Четкий ответ на этот вопрос, полагаю, известен только Александру Лукашенко – и не исключено, что созданием Южного командования он этот ответ подсвечивает. Белорусам, украинцам – и, конечно же, полякам.


Top