Flag Counter

Три плена «Азова»*

Все наши СМИ с вполне заслуженным восторгом и торжеством публикуют кадры верениц пленных с «Азовстали». Короткие опросы, лица крупным планом. Странное сочетание татуировок фашисто-папуасов и при этом внятные ответы без тени страха и даже растерянности. Почти все русскоязычные.

Разительный контраст с отвратительным рогульём из тербатов и ВСУ, которые подобострастно заглядывают в глаза и все «протыв войны».

Действительно сильный и мотивированный противник. Русские парни с мышлением и взглядами «зольдатов» какой-нибудь добровольческой дивизии СС «Викинг», такой же сброд рассово-озабоченных отморозков, приходивших на нашу землю 80-лет назад.

Что произошло? Что мы упустили и недосмотрели? Почему «это» ещё вчера робко вылезало из подвалов футбольных фан-клубов, а сегодня заставило обратить на себя внимание ядерную державу?

Как это в принципе могло произойти в регионе, из которого в 43-м этот же «Викинг» со товарищи уносил ноги?

Как на земле победителей пробились ядовитые ростки культа проигравших?

Средний возраст тоннельного воинства около 30 лет. Это как раз тот период, когда вновь скроенным странам было ну совсем не до своих юных граждан. Потому как в те годы одни делили и воровали, а другие выживали. И всё это в атмосфере полнейшего хаоса и потрясения созданного поколениями предков духовного фундамента.

Про какую-то новую систему ценностей могли говорить только с экранов телевизоров. Народу было не до того. Природа, ум и душа, как известно, пустоты не терпят. Первый раз они попали в плен к ложным иллюзиям. Химеры поверженного рейха манили к себе красивыми формами, не менее «красивыми» лозунгами и призывами. Те, которые «некрасивые», старались пока не замечать.

Такое себе сектантско-спортивное братство, с пока ещё размытым пониманием «своих», но уже формирующимся пренебрежительно-агрессивным отношением к «чужим». Стремительные мутации втягивали в свою воронку не только футбольных фанатов.
Твёрдой руки и порядка желали и правые, и левые. Но и «рука», и «порядок» признавались только свои, а не оппонента.

Хочу проиллюстрировать, насколько это «коричневое» было в нашем украинском обществе и насколько мы этого не замечали…

Ещё в начале 2000-х был у меня друг фашист… Самый такой обыкновенный, сейчас и последние лет десять подполковник ВСУ. И папа его – бывший военный, и дедушка – орденоносец. И не видел я его зигующим, и не слышал цитат Алоизовича.

Но значительные площади тела подполковника покрывали всякие руны и мастерски выбитый на плече профиль солдата СС в шлеме с соответствующей эмблемкой.

Когда я узрел это художество, то мало сказать, что меня это удивило! Наверное, если бы подполковник был обладателем хвоста, я бы отнёсся к этому с большим пониманием.
Душеспасительные беседы и поучительные исторические экскурсы, к сожалению, ни к чему не привели. С его стороны звучали аргументы – порядок, дисциплина, честность, воинская доблесть, т. е. то, чего не хватало ему тогда в украинской армии и в украинском обществе.

Идеологический батл не был мною выигран. Подполковник не отрёкся от своего фашизма. Пути наши уже давно разошлись, вреда или подлости друг другу мы не сделали, поэтому он и остался в моей памяти как «друг фашист».

Это был период, когда такое мировоззрение, или что там у них – ещё не выпячивалось. Они тихо гордились собой, уже зная, куда надо идти, но ещё не предполагая, какую черту им перейти придётся.

Желание любого человека – жить в сильном справедливом государстве с традиционными ценностями, должно всячески приветствоваться. Радикальные настроения в молодёжной среде могли и должны были быть перехвачены тогда левыми политическими силами Украины. Ничейным уличным бойцам с размытой политической ориентацией на тот момент надо было дать правильные книжки с бесплатными спортивными или спортивно-техническими секциями, и новейшая история Украины была бы совершенно другой.

Галичане со своей панбандеровской идеологией оказались в этом вопросе более «спрытными» (ловкими т. е.). Они правильно оценили и отличное качество человеческого материала, и ситуативную полезность фашиствующих полудурков со всей украйны.
И не только как будущий довесок к массовости националистического движения, а как единственный канал для продвижения своей бандеровской идеологии на восток, за Збруч.

Многие явные противоречия были либо заморожены, либо отложены на потом. Как и когда именно произошло формирование этого «союза», мы пока не знаем. Но нужно признать, поднявшая вновь голову уже давно сформированная бандеровская идеология захватила в плен и подчинила своим интересам зарождающийся укрофашизм.

Влияя и доминируя в политических процессах Украины, националисты старались не подпускать без крайней необходимости к этому увлекательному занятию своих «коричневых братьев меньших».

Я совершенно не удивлюсь, если сейчас украинские «национал-патриоты» с лёгкостью дистанцируются и даже будут недоумевать, когда «подвиги» их подопечных из «Азова» начнут массово предавать гласности.

Западенские националисты, не сумев влиться в лоно «европейского рая» всей украйной, постарались избавиться от «зашкваренных союзников» фашистов. Широким жестом предоставив им выбор между пленом и смертью в мариупольской мышеловке.
Предполагаю, что многие не согласятся с моей точкой зрения.

Но даже с учётом кошмара, происходящего сейчас на Украине, худшего из возможных сценариев они создать не сумели.

Если бы западенцы как дурень с писаной торбой не носились со своим извращённым пониманием «украинства» и не монополизировали своё право рубить сук украинской государственности, то… Украинские фашисты могли бы легко развить идею родового, исторического главенства украйны-Руси над всем восточнославянским миром. И исторические аргументы для создания образа великой Русской протоцивилизации с украинским корнем выглядели бы куда весомее нынешнего шароварно-вышиваночного убожества.

Но, видать, сама земля и небо Украины не позволили зародиться ещё более страшному монстру.


Top