Flag Counter

Прочь от Европы и новые экономические реалии

Выступая вчера по видеосвязи на I Евразийском экономическом форуме, президент РФ Владимир Путин в очередной раз подчеркнул правильность пути, избранного Россией. В условиях, когда западные страны пытаются отрезать нас от технологий (хотя целиком это сделать невозможно), а санкции и уход зарубежных предприятий с российского рынка отражаются на экономике в целом, российское руководство будет отдавать всё больший приоритет развитию отношений с нашими непосредственными, естественными соседями, а российский бизнес займёт освободившиеся ниши после ухода западных компаний и благополучно «сядет на подготовленную почву».

«Многие наши партнёры из Европы заявили, что уходят из России. Знаете, иногда посмотришь на тех, кто уходит… Может быть, и слава богу? Мы займём их ниши. Наш бизнес, производство подросли и благополучно сядут на подготовленную нашими партнёрами почву», — подчеркнул глава государства.

При этом, как заметил президент, несмотря на то, что из-за санкций Россия становится даже в чём-то сильнее, концентрироваться только на импортозамещении мы не планируем.

Чуть более развёрнуто на вопрос, каким образом мы отныне собираемся развивать российскую экономику, и на что будет обращено особое внимание, ответил вице-премьер правительства РФ Юрий Борисов.

По его словам, Россия была и остаётся заинтересованной в бизнес-сотрудничестве на взаимовыгодных условиях. Мы всегда ориентируемся на создание для своих партнёров максимально комфортных условий взаимодействия, никто никого насильно «дружить» с нами заставлять не будет.

«Без России мировой экономике достаточно тяжело будет справляться и, собственно, не надо этого делать. Мы всегда доказывали свою обязательность в поставках, были надёжными поставщиками», — отметил Борисов.

И хотя ситуация далека от благополучной (что неудивительно), российская экономика в целом демонстрирует свою устойчивость к внешним потрясениям.

Причём именно неуклюжие и до конца не продуманные попытки удушить нас со стороны бывших западных партнёров имели весьма положительный эффект, обратный тому, на который рассчитывали их инициаторы.

Так, с одной стороны, санкции привели к уменьшению поставок углеводородов в физических объёмах, а с другой — падение доходов было в серьёзной степени компенсировано ростом мировых цен на энергоносители. В результате западные рестрикции не привели к снижению налоговых поступлений, а динамика роста ВВП осталась положительной, и по итогам 2022 года даже прогнозируется рост на 3,5%.

Как-то странно, не находите? Всё это напомнило мне эпизоды из моего собственного детства. По словам моих родителей, когда они за какие-то шалости или провинности пытались ставить меня в угол, я тихо и как бы незаметно стаскивал туда любимые игрушки. В результате уже через каких-то пару минут нечто, задуманное как наказание, превращалось в увлекательную игру и даже в чём-то в поощрение.

Вот так и Россия. Кое в чём заранее подготовившись, а кое-где вовремя переориентировавшись, мы во многом сумели нивелировать негативные последствия санкционного града. Во всяком случае, самые первые и сильные.

Как рассказал Юрий Борисов, за последние два десятка лет сформирован мощный буфер, нивелирующий внешние шоки — энергетическая и продовольственная безопасность, стабильная финансово-экономическая система, полное и высокотехнологичное перевооружение армии.

Что же касается попыток традиционных покупателей наших энергоносителей в Европе и США сделать нам больно, отказавшись от них, то из-за возникших трудностей со сбытом, Россия переориентирует поставки углеводородов в Азию.

«У нас сегодня проблемы со сбытом наших углеводородов. Отказываются европейцы от покупки нашего газа и нефти. Мы ориентируемся на Восток и Юго-Восток, на Китай и Индию», — заявил Борисов в эфире телеканала «Россия-24», признавшись, правда, что для окончательного переключения потоков необходимо будет сначала наладить соответствующую инфраструктуру.

И вот тут мы подходим к очень важному вопросу — таймингу. Вряд ли можно себе представить, что в руководстве России сидят люди, которые действуют спонтанно, по наитию. И когда в декабре прошлого года нами был выдвинут ультиматум западному миру, полагаю, никто в Кремле и в Доме правительства не сомневался, что он будет отвергнут. Откровенно говоря, и форма, и содержание документа изначально не предполагали иной реакции. Стало быть, мы заранее знали, как всё будет, причём не в декабре, а гораздо раньше, когда только начали задумываться над тем, что существующий «мировой порядок» нас ни в коем случае не устраивает, и пришло время менять всё коренным образом. Фактически, ломать через колено.

Видя, как руководит страной Владимир Путин, понимаешь, что начало нынешней антизападной «СВО» было задумано не год и не два назад, а наверняка гораздо раньше. В связи с этим и возникает вопрос: почему же мы до последнего момента тянули с переориентацией наших энергетических потоков на восток, прочь от Европы? Почему строительство трубопроводов с западносибирских месторождений (которые и питают страны ЕС) в Китай до сих пор находится в стадии проектов? Изначально же было понятно, чем всё обернётся? Такая же картина и в других отраслях.

И теперь, оставшись без многих критических для нас западных технологий, мы только начинаем чесать репу, каким же образом найти им замену. Здесь, правда, тоже не обошлось без курьёза. Западная глобализация и мировое разделение труда, закреплявшее во многом статус избранного «золотого миллиарда» (в который мы по задумке авторов этой теории не входим) и всех прочих, достойных лишь выступать в роли обслуживающего персонала, поспособствовали диверсификации выбора. И, недополучив чего-то на Западе, мы вполне можем подобрать подходящий аналог на Востоке, а то и произвести самостоятельно. Кстати, об этом также упомянул вице-премьер Борисов: «Ни одна страна в мире не может и не должна производить абсолютно всё — существуют объективные экономические законы и международное разделение труда. Но при этом есть критически важные для экономической и национальной безопасности сферы, в которых должны использоваться исключительно отечественные решения и продукты».

Дошло, наконец. Удивительно, что для этого потребовалась там много времени. Хорошо, что хотя бы в нынешних условиях мы осознали важность достижения определённого уровня экономической самодостаточности при одновременной опоре на надёжное партнёрство с теми, кто сам этого хочет. А таковых немало.

Буквально на днях глава МИД РФ Сергей Лавров поделился информацией, что не только Аргентина (о чём уже было известно), но и Саудовская Аравия выразили интерес в подключении к формату БРИКС. Вот это уже серьёзная заявка на мировое лидерство.

Есть и ещё один весьма позитивный сигнал. Дело в том, что Юрий Борисов, чьи высказывания легли в основу моих размышлений, в российском правительстве отвечает за работу оборонно-промышленного комплекса. Оборонно-промышленного! Кстати, именно Борисов несколько дней назад докладывал президенту об использовании Армией России в ходе спецоперации на Украине лазерного оружия, в частности лазерного комплекса «Задира», способного поражать цели на расстоянии до 5 километров.

То, что именно этот человек комментирует антисанкционные меры, предпринимаемые нашим правительством, говорит о высочайшей степени важности этого направления. Фактически наверху это воспринимается, как действия, направленные на оборону государства от внешней агрессии. Что полностью соответствует действительности.

В общем, новые экономические реалии диктуют новые экономические подходы. Осознавая всю сложность производства многих недоступных нынче импортных приборов, деталей, оборудования, запчастей и технологий, Россия делает ставку на устойчивое, долговременное и взаимовыгодное партнёрство с теми, кто в нём заинтересован, и замещение таким образом многих критически значимых потерь. При этом, как видим, поставлена цель наиболее важные из них научиться делать самим, чтобы избежать подобных ситуаций в будущем. Процесс это, конечно, долгий и очень непростой, но иного пути нет. Жаль только, что мы пошли по нему лишь сейчас, а не гораздо раньше, действуя как в известной русской поговорке «пока гром не грянет, мужик не перекрестится».


Top