Flag Counter

Херои Украины воюют с мертвецами

Украинское беж(ш)енство открылось Европе новыми гранями. Парижское кладбище Пер Лашез – в смысле последнего пристанища знаменитостей не уступающее Новодевичьему, если его не превосходящее – подверглось нашествию украинских акционистов.

Они украшали надгробные камни выдержанными в жовто-блакитных тонах плакатами «Если бы я был жив – я бы поддержал Зеленского». Среди упустивших возможность – по причине преждевременной кончины – поддержать членограя были Мольер, Делакруа, Шопен, Оскар Уайльд, Эдит Пиаф, Айседора Дункан, Бальзак, Пруст и многие иные. Ни прямо, ни косвенно не имеющие отношения к украинской незалежности.

Разве что Оноре де Бальзак посещал Бердичев и в конце концов женился там на польской помещице Эвелине Ганской. Очевидно, будь он сейчас жив, он женился бы в Бердичеве на Зеленском. Другие даже и в Бердичеве, а равно и в Жмеринке, не бывали.

Смех смехом, но доселе кладбище считалось местом вечного покоя – по-немецки оно так и называется: Friedhof. Для агитационных инсталляций используются другие места. Уважение к смерти – вот черта, отличающая образованность от дикости и человека от животного. Тогда как герои Украины, которым славу поют, похоже, задались целью перейти все мыслимые и немыслимые грани.

Ведь за десять дней до Пер Лашез случился креатив на швейцарском перевале Сен-Готард, после перехода русской армии через Альпы в 1799 году иногда называемом также Суворовским. В 1898 году у подножия перевала в скале был высечен 11-метровый памятный крест. Надпись гласит: «Доблестным сподвижникам генералиссимуса фельдмаршала графа Суворова-Рымникского, князя Италийского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году».

На церемонии открытия от имени Швейцарской Конфедерации выступал дивизионный полковник Готардской дивизии Хейнрих Виктор фон Сегессер: «Мы счастливы, что этот крест над могилой русских воинов, столь драгоценный для всякого солдата, воздвигнут теперь среди укреплений Готарда, предназначенных для того, чтобы обеспечить нашу независимость. Русские могут быть уверены, что мы свято будем охранять этот крест и что никто не нарушит его святыни».

14 мая 2022 года крест закидали мешочками с желтой и голубой краской. Визитных карточек акционисты не оставили, но кто другой мог это сделать? Французы, которых Суворов бил на Сен-Готарде? Но памятный крест стоит век с четвертью, и от французов за все это время не являлось никакой присылки такого рода. Не говоря уже о том, что французам такие вещи вообще не свойственны. Итальянцы? Но Суворов оставил у них по себе самую добрую память. Православные в Италии не грабили (или почти не грабили) в отличие от других. По тем временам это было столь необычно, что в Милане матери подводили к Суворову детей под благословение – как к духовной особе.

Австрийцы? Но они были союзниками. Генералиссимус, правда, неодобрительно отзывался о гофкригсвурстшнапсрате (австрийском главнокомандовании), но тоже явно не повод для того, чтобы поехать в другую страну и там отомщать за вурст и за шнапс. Швейцары же были признательны за освобождение от французов. Единственная нация, которая таит зло на полководца – польская. Суворов принимал победное участие в двух польских кампаниях и взял Варшаву в 1794 году. Полякам это не по сердцу. Однако они более тридцати лет уже имеют возможность посещать Швейцарию – и чего же они ждали?

Зато на Украине Суворов злейший оккупант, предтеча Ватутина и Шойгу. В Полтаве (1777 год) он командовал армейским корпусом, в Крыму (1778 год) занимался административным устроением полуострова и боролся там в Евпатории с эпидемией чумы. Что, с точки зрения нынешнего Киева, было народное стесненье, гнуснейшее меж всеми преступленье. И за злодеяния Суворова ответили на Сен-Готарде его павшие сподвижники. Тем более, что суворовский крест и площадка вокруг него формально являются территорией России. И сколь же приятно (и безопасно) ударить прямо по русской земле.

Здесь интересно, до каких еще пределов будет в Европе (на самой Украине это уже давно понятно) простираться украинская монументальная пропаганда. Осквернение могил, проще говоря. И русских, и не русских – как на Пер Лашез. Можно назвать вероятные следующие объекты осквернения, но не хочется – зачем подсказывать героям Украины, где еще они могут явить свои душевные качества.

Европейская юстиция и полиция безмолвствуют. Вероятно, от затруднительности признать украинских активистов низкими существами, стоящими вне человеческого общества. А раз так – то отчего не воровать, коли некому унять? Так что, похоже, на стогнах старой Европы герои Украины будут гадить и далее. Не сетуй, хозяйка, и будь веселей, сама ж ты впустила веселых гостей.


Top