Flag Counter

Украина Кравчука. R.I.P.

10 мая этот мир покинул первый президент Украины Леонид Кравчук. Днем ранее при весьма мутных обстоятельствах ― якобы случайно попал под обстрел вблизи зоны боевых действий ― ушел из жизни известный «оранжевый» украинский политик Давид Жвания. На наших глазах исчезают важные участники и свидетели эпохи становления «украинского бандустана» во всей его извращенно-суицидальной красе. Однако пошлый штамп об «уходящей эпохе» здесь неуместен. Скорее можно говорить о том, что мы наблюдаем заключительный акт инфернального кровавого водевиля, который более тридцати лет цинично разыгрывался на этой территории ее местными и внешними хозяевами, превращавшими в смрадную падаль всё, к чему могли дотянуться своими липкими ручонками.

«Если бы я не подписал этот исторический документ о развале Советского Союза и образовании независимого государства, я не знаю, когда это бы произошло. Верю, что это случилось, а вот когда — сложно сказать. Не было наше государство независимым в 1918 году, не было и позже. Это были только пробы. А нам удалось это сделать. И под всеми документами о независимой Украине стоит моя подпись», — гордился своими подвигами пан Кравчук в одном из последних своих интервью. А в 2016 году он также с неприкрытым удовольствием заявлял: «Украина может гордиться тем, что она есть, и была, и стала в 1991 году страной, которая развалила Советский Союз ― последнюю империю, наиболее страшную».

«Он всегда ценил каждую минуту жизни и всегда находил далеко не одну минуту, чтобы помочь разобраться и дать совет. И в том числе за это я ему лично благодарен. Леонид Макарович знал, чего стоит свобода. И всем сердцем хотел для Украины мира. Я уверен, мы это реализуем. Достигнем нашей победы и нашего мира», — по горячим следам прокомментировал смерть Кравчука президент Зеленский. А министр иностранных дел Канады Мелани Жоли, например, заявила: «На протяжении всей своей жизни президент Кравчук оставался приверженцем свободной, независимой и безопасной Украины».

Не скупился на похвалы (в его субъективном понимании) своему предшественнику и экс-президент Украины Леонид Кучма: «Леонид Макарович проявлял свои таланты в самые судьбоносные моменты, на исторических изломах ― например, оставляя в дураках “генеральский десант” ГКЧП в Киеве или способствуя результативному голосованию за Акт провозглашения Независимости Украины преимущественно коммунистической Верховной Радой. Мало кто знает другого Кравчука — того, который сказал в первые дни российской оккупации Крыма весной 2014 года: “Если они сунутся дальше ― я сам возьму оружие!” Я хочу, чтобы его помнили именно таким. Один из родителей нашей Независимости ― однозначно. Гроссмейстер переговоров и виртуоз компромиссов ― безусловно. Но и мужественный человек, настоящий патриот Украины, готов в более чем почтенном возрасте стать на ее защиту и умереть с оружием в руках».

Кристально честный кокаиновый фюрер, цивилизованная (по западному разумению) либеральная демократка и беспринципный «крепкий хозяйственник», отец украинской олигархии, как известно, не дадут нам соврать. Да и не стоит в эти дни нарушать негласные правила, рассуждая о достоинствах и недостатках покойного. Ничто, однако, не мешает нам еще раз осмыслить уходящее вместе с ним его детище ― «независимую» Украину вместе со всеми ее врожденными пороками. Он сам ведь весьма гордился ее созданием? Да и его «подельники», как мы слышим, наперебой благодарят его за этот «патриотический подвиг».

Особенность судьбы современной Украины и ее создателей заключается в том, что они жили преимущественно банальным наглым обманом. Поэтому Леониду Макаровичу, как, впрочем, и другим украинским президентам и политическим лидерам, не удастся забронзоветь в историческом контексте, как бы они об этом ни мечтали. Их детище вышло на свет уродливым дегенератом. Так как своими руками они возводили типичный замок на песке лжи и лицемерия. А социальные конструкции подобного рода обречены на скорый распад по определению.

Кравчук был эффективен как безропотный исполнитель в рамках созданной серьезными российскими государственными деятелями и философами управленческой системы и мощной коммунистической идеологии. А после краха СССР он, естественно, не смог подняться в своем миропонимании выше ординарного и хитрозадого сельского вуйки. И в этом нет ничего удивительного. Жить своим умом ― непростая наука, оказавшаяся непонятной и непосильной для украинской «элиты». А всю жизнь тупо подстраиваться под начальство, вылизывая ему задницу ради карьеры и держа дулю в кармане, ― сюжет из другой оперы. Финал которой мы имеем «счастье» наблюдать в эти месяцы, когда из-за многолетней подлой и недалекой политики приспособленцев из киевского режима вынуждены отдавать своих драгоценные жизни воины, собственноручно борющиеся с нацизмом.

Основными мифами о «великих и неповторимых» украинцах, положенными Кравчуком и его сподвижниками в идеологическую основу хрупкой украинской государственности, стали: непреодолимая любовь к свободе; особая житейская хитрость; уникальное трудолюбие; историческая миссия глобального значения; образцовая набожность, граничащая с «богоизбранностью»; высокая адаптивность к самым негативным внешним обстоятельствам.

Все эти сказочные бредни (банальное преувеличение и приватизация универсальных человеческих качеств в духе поначалу лайтового, а потом и оголтелого шовинизма) клепались наспех на коленках бывших партийных идеологов коммунизма, три десятка лет назад стремительно перекрашивавшихся в украинских национальных «буржуа». С одной единственной целью ― поставить на поток процесс разграбления нового «независимого» государства по самым жестким лекалам социального дарвинизма. А для прикрытия интернационального гешефта на фасаде ― конституции страны ― водрузили вывеску про «суверенное и независимое, демократическое, социальное, правовое, социальное» государство.

Как справедливо в этой связи отмечает политолог и ведущий эксперт РИСИ Олег Неменский: «На Украине Кравчук запомнился, с одной стороны, тем, что без его участия не состоялось бы подписание Беловежских соглашений. То есть он — своего рода отец украинской государственности. Но, с другой стороны, при нем начался экономический развал, падение уровня жизни Украины. И такое слово, как “кравчучка”, вошло в язык и запомнится как один из символов той эпохи, вызывающей ассоциации с диким рынком, грязью на улицах. Но если говорить об историческом плане, наверное, его личность хорошо выявляет то, насколько советский партийный и государственный аппарат позднесоветского периода был националистически настроен в республиках, и то, что между партийным аппаратом поздней советской Украины и бандеровцами по большому счету никакой разницы не было».

И Леонид Макарович в своей поздней версии бандеровских воззрений абсолютно не стеснялся. В опубликованном уже посмертно интервью Кравчука украинской редакции «Радио Свобода» от 2019 года он заявлял: «После деоккупации Крыма нужно будет все начинать с нуля. Перестраивать территорию, сознание, управление. Для этого потребуются колоссальные инвестиции, как украинские, так и западные. А такой опыт есть ― восстановление Восточной Германии. После урегулирования ситуации в Донбассе нужно будет браться за Крым. И за пять лет примерно задача ― не просто забрать Крым, а восстановить жизнь в Крыму по принципам украинской идеи с помощью западной Европы и США».

Как вспоминают журналисты-«свободовцы», особенно эмоционально и стуча по столу руками Леонид Макарович говорил об отношениях с Россией. О дружбе с Россией советовал забыть: «Мы должны строить отношения на принципах международного права. Невмешательство во внутренние дела ни одной страны, суверенитет и формы отношений. Никакой силы. Это уже цинизм высшей степени, нас убивают там, на Донбассе, то о какой дружбе можно говорить. Какая может быть дружба, когда агрессия и убийства?»

И действительно, какая? Насильно заставлять своих сограждан жить «по принципам украинской идеи с помощью западной Европы и США» и дойти до того, чтобы физически уничтожать всех мало-мальски сопротивляющихся такой «радости» оппонентов ― как это вообще укладывается в голове у адептов святого «международного права», кричащих о недопустимости применения «никакой силы»? С иступленным усердием они десятилетиями цинично и нагло испытывали на прочность выдержку такого ненавидимого ими Русского мира. Поставить крест на этой «дружбе» долготерпеливая Москва решила лишь пару месяцев назад. И теперь действительно пришел час «агрессии и убийств». Киевские мудрецы забыли, что реальная жизнь ― это не только вечная комедия, фарс и «бабло, побеждающее зло». Время от времени случается и по-другому. Малость суровее.

Пропагандистский образ сегодняшней Украины ― молодой невинной девушки в веночке и селянской свитке с автоматом или другим смертоносным оружием в руках ― олицетворяет подспудное желание местных заботливо взращенных во времена правления Кравчука и Кучмы «элит» принести ритуальную жертву своим западным господам, получив взамен из барских рук пожизненное содержание и защиту от преследования мстителей из «варварского русского мира». Но уже сейчас можно с уверенностью предположить, что по итогам войны между Россией и Западом, лишь частью которой является СВО, выйти сухими из воды повезет далеко не всем сегодняшним деятелям киевского режима.

Кравчуку в этом смысле даже повезло. Он ушел вовремя и не будет участвовать в неминуемой позорной сдаче украинского проекта его идейными вдохновителями и бенефициарами. Отвечать даже перед моральным судом общественности ему не придется тоже. Как, впрочем, и свидетельствовать о преступлениях «оранжевой хунты», подобно погибшему «майдановцу» Жвании. Впрочем, пока говорят пулеметы и каждый день приносит новые жертвы, долгие речи не к месту и не ко времени. Украина 1991 года рождения уходит в прошлое вместе со своим первым президентом. R.I.P.


Top