Flag Counter

Почему у России почти нет союзников на постсоветском пространстве

Соседние с Россией страны взяли весьма странную линию поведения в ходе идущей на Украине спецоперации. Все они формально не присоединились к американским санкциям против России, однако по факту их соблюдают. Все, кроме Белоруссии. Однако будем честны: если бы Вашингтон и Брюссель не сожгли все мосты в отношениях с Минском в 2020–2021 годах, то Лукашенко вел бы себя точно так же.

Да, у соседей есть свои аргументы. Во-первых, Россия не советовалась с ними относительно проведения спецоперации, не учитывала их точку зрения – так зачем тогда они должны вместе с Москвой расплачиваться за украинские дела? И тут неважно, что украинский проект «Антироссия» угрожал всем государствам постсоветского пространства, что уничтожающая его Россия делает за всех общую работу – формально ж никто не просил.

Во-вторых, постсоветские страны и без того небогаты, так зачем им еще попадать под вторичные санкции со стороны Запада? Тем более в ситуации, когда Москве нельзя будет предъявить счет об убытках от санкций для дальнейшей компенсации – в нынешних условиях Кремль, очевидно, будет тратить свои ресурсы на поддержку собственного населения, а также на восстановление освобожденных территорий Украины. Наконец, в-третьих, это суверенные государства, и они сами решают, как им себя вести. Вот только все эти формально-бумажные аргументы вступают в противоречие с объективной реальностью.

Ведь получается странная штука. Российская Федерация на сегодняшний день кормит Киргизию, Таджикистан и Узбекистан (за счет рынка и работы на нем сотен тысяч гастарбайтеров из данных республик). Во многом от того же самого рынка зависят экономики Армении, Белоруссии и Казахстана. Кроме того, Москва обеспечивает независимое существование и соблюдение целостности границ той же Армении, Белоруссии, Киргизии и Таджикистана, а также (неформально) Узбекистана. На целостность Казахстана никто из его соседей не покушается, однако взращенные местными властями казахские националисты скооперировались со взращенными турками и другими «партнерами» исламистами – и в итоге устроили в стране самую настоящую попытку переворота. И не удалась эта попытка лишь благодаря вмешательству России, отправившей в Казахстан миротворческий контингент и донесшей до местных элит мысль о том, что Кремль поддерживает президента Токаева.

То есть по сути все эти страны полностью зависят от России – и в то же время позволяют себе следовать незаконным вашингтонским указаниям. Все эти страны живут за счет России – и в то же время фактически присоединяются к санкциям в отношении нее. Почти для всех этих стран присутствие на российском рынке и сохранение безвизового въезда куда важнее для экономики, чем любые умеренные наказания США за несоблюдение санкционного режима (даже чем запрет на доступ к американскому рынку), – однако они все равно выполняют требования Соединенных Штатов, не обращая внимания на возможные проблемы в отношениях с Москвой.

Почему так происходит, откуда такое нахлебническое отношение? К сожалению, оно возникло не на пустом месте, а культивировалось на протяжении многих лет. Когда в постсоветских странах (большинство из которых сформировались благодаря Советскому Союзу) начали придумывать историю независимости и многосотлетней великой государственности. Когда Россия в их учебниках истории превращалась из страны, которая принесла на постсоветское пространство цивилизацию (многоэтажные дома, медицину, образование, науку), в государство, которое их оккупировало.

Когда «независимые» постсоветские страны начали жить за счет российского рынка, но в то же время отказывались уважать российский бизнес, который работал на их территории. Когда они стали притеснять русскоязычных и русскомыслящих граждан, а также рассматривать пророссийские общественные организации как инструмент распространения российского влияния. Когда они запрещали Бессмертные полки и символы Победы, пытаясь при этом нивелировать значение общей истории.

И, самое главное, когда Москва все это видела – и молчала. Не била по рукам, стимулируя в итоге ощущение безнаказанности, которое и вылилось в антироссийские манифестации. Не привязывая отношение к русскомыслящим гражданам в тех же республиках Средней Азии к сохранению безвиза или свободного доступа к российскому рынку, провоцируя тем самым восприятие экономических благ от Москвы как чего-то естественного и неотъемлемого, – что и вылилось в готовность следовать американским санкциям и отсутствие страха потерять получаемые от России блага.

Наконец, Москва испытывала чрезмерный пиетет к суверенитету постсоветских стран, старалась не провоцировать какие-то местные комплексы – и в итоге получила крайне избирательный подход стран постсоветского пространства к вопросу суверенитета как такового. Все они за малым исключением воспринимают независимость именно как независимость от России, всячески демонстрируют приверженность к этой независимости, даже борются с попытками Москвы эту независимость ограничить – но при этом особо не возражают в ситуации, если их суверенитет ограничивается другими сильными государствами (Турцией, Европой или даже США).

Вот в итоге и получилась загадочная ситуация. У России на постсоветском пространстве есть оборонный блок (ОДКБ), экономический интеграционный блок (ЕАЭС), однако по факту почти нет настоящих союзников. Не потому, что соседи плохие, а потому, что Россия их распустила. Значит, нужно как-то теперь выстраивать новый, более рациональный формат взаимодействия. Пока не поздно.


Top