Flag Counter

Литиевый парадокс России: кто нам мешает, тот нам поможет

Мировой рынок лития оказался в центре мирового внимания. Ведь цены на этот металл выросли в десять раз за последние полтора года, при этом литий — ключевой компонент для аккумуляторов, а значит, и электромобилей. Повышенный спрос со стороны этого сектора и стал причиной роста цен.

Сначала базовые цифры. К слову сказать, запоминание таких цифр всегда важно для понимания рынка, его масштаба. К примеру, всем интересующимся известно, что глобальное потребление нефти около 100 миллионов баррелей в день, а российский экспорт газа в Европу и Турцию — 150-200 миллиардов кубометров в год и так далее. Эти исходные данные помогают нам ориентироваться в потоке информации, сопоставляя их с цифрами из новостей; становится понятно, насколько важно то или иное событие.

Но в сведениях по глобальному предложению и спросу на литий есть две особенности.

Во-первых, рынок лития стремительно растет: на уровне не менее 20% в год. Поэтому цифры очень быстро устаревают, к примеру, в первой половине 2022 года доступна статистика еще от 2020-го, а по факту в 2022-м спрос будет уже на 40% больше. Так или иначе, эксперты литиевого рынка оценивают спрос в текущем году: 640 тысяч тонн. А уже в 2030-м ожидаемый спрос составит два, по некоторым прогнозам, и три миллиона тонн.

Во-вторых, в большинстве случаев (как и выше) приводятся данные в пересчете на карбонат лития, это соединение — одна из распространенных коммерчески доступных форм лития. Но иногда оценки могут быть и в пересчете на чистый металл, именно так дает свои сведения очень популярный ежегодный статистический сборник компании BP. Разница будет существенной: в карбонате лития содержание самого лития составляет 19%. Соответственно, цифры в этом случае будут примерно в пять раз выше, чем оценки по чистому металлу. Это также нужно иметь в виду. В настоящее время объемы лития, используемого для отрасли аккумуляторов и прочих секторов, сопоставимы. Но весь стремительный рост спроса будет связан именно с аккумуляторами, в результате к 2030-му на долю прочих сегментов придется всего 14%.

Крупнейшим производителем лития является Австралия (46%), потом Чили (24%), Китай (16%) и Аргентина (6%). Кроме того, значительные запасы сырья для его производства есть у Боливии. Именно к этой стране приковано внимание у нас после отказа Аргентины и Чили поставлять литий в Россию, но пока в Боливии добываются совсем небольшие объемы (на уровне тысячи тонн в год). В любом случае эти три страны Южной Америки — важные участники литиевого рынка, кто-то уже сейчас, а кто-то — в будущем.

Есть два основных традиционных способа добычи. Первый — из рассолов особых подземных вод с высоким содержанием лития. Этот вариант используется в Аргентине, Чили и Китае. Второй способ — добыча из содержащего литий минерала — сподумена, он применяется в Австралии.

Итак, цены на литий выросли в десять раз. Примерно от 7,5 тысячи долларов за тонну (опять-таки в пересчете на карбонат) в конце 2020 года до 75 тысяч сейчас. Что важно в первой цифре? Она близка к себестоимости добычи лития для значительной части производителей. То есть многие компании зарабатывали обычную норму прибыли при этих ценах. Запасов лития в мире достаточно, но на разработку нового месторождения требуются годы, а спрос увеличивает цены уже сейчас. Но так как изначально вовлекаются самые рентабельные запасы, себестоимость даже традиционной добычи на новых участках будет выше, это может привести к тому, что и после сдувания текущего «пузыря» цены не вернутся полностью к старым отметкам.

Как нетрудно заметить, весь сегодняшний рынок лития можно оценить от четырех миллиардов долларов (если считать по себестоимости добычи и «старым» ценам) до, соответственно, 40 миллиардов в нынешнем «пузыре». Крупные суммы, но в масштабах планеты совсем небольшие. Отчасти это еще раз подчеркивает тот факт, что отрасль электромобилей пока занимает небольшую долю рынка. Но есть и вторая причина. Доля расходов на литий и другие металлы в общей себестоимости аккумуляторов невелика, основная добавленная стоимость образуется на прочих этапах производства. В результате даже такой кратный рост цен на литий приводит к умеренному подорожанию накопителей. Оценки несколько разнятся, тем более что прочие металлы и первичные материалы также подорожали. Но речь идет пока максимум о десятках процентов. Повышение цен уже привело к тому, что многолетний тренд по непрекращающемуся падению стоимости литийионных аккумуляторов в любом случае окажется сломлен в 2022 году, вопрос лишь в том, насколько эти цены вырастут.

Что все это означает для России?

Наша страна — импортер литиевого сырья, а потому, казалось бы, заинтересована в низких ценах. Пока спрос не так велик, но со строительством новых заводов по производству аккумуляторов он повысится. Тем не менее, как ни покажется странным, России выгоден дорогой литий.

Во-первых, в нашей стране имеются его запасы. Если говорить о минералах, то они есть, к примеру, в Мурманской области. Кроме того, рассматривается вариант попутной добычи лития из рассолов в Восточной Сибири, на Ковыктинском месторождении, при газодобыче (сам газ оттуда пойдет в «Силу Сибири»). Но себестоимость окажется выше, чем в других регионах. Концентрация лития в наших рассолах ниже тех, что в Латинской Америке. Поэтому применяться будут другие, так называемые нетрадиционные методы добычи лития. В частности, прямая экстракция. Разумеется, такой способ дороже. И он становится конкурентоспособным при высоких ценах, скажем, на уровне 25 тысяч долларов за тонну карбоната лития.

Точная себестоимость такой добычи будет напрямую зависеть от концентрации в рассоле. Как известно, на самую отдаленную перспективу, когда и если прочие запасы лития в мире закончатся, рассматривается и его извлечение из морской воды, вопрос лишь в стоимости. Конечно, можно добывать литий у нас в стране при любой глобальной цене, защитив отечественного производителя импортными пошлинами. Но это негативно отразится на конкуренции. Ситуация здесь в какой-то степени обратная с нефтяной отраслью. Как другие страны с запасами нетрадиционной нефти начинают самостоятельно добывать ее при высоких ценах, так и Россия окажется самодостаточной по литию при устойчивом их увеличении.

Во-вторых, есть более очевидный аспект, он связан с электромобилями. Говоря о перспективах цен на нефть, мы понимаем, что у нас есть неопределенности со стороны спроса и предложения. Со стороны предложения основной позитив для цены — это недоинвестирование в добычу. Но есть риск со стороны спроса — постепенный переход на электромобили. Напомним, что если оставить за скобками вопрос удобства и наличия инфраструктуры, то между традиционными авто- и электромобилями идет конкуренция по так называемой полной стоимости владения, с учетом расходов на топливо за все время эксплуатации. Постепенно снижающаяся стоимость делала электромобиль привлекательнее. Хотя прогнозы сильно разнятся, в любом случае при прочих равных дорогой литий или же его физический дефицит замедляют электромобилизацию, что позволит дольше сохранять спрос на нефть. Тем более что конкуренцию автомобилям с двигателем внутреннего сгорания составляют в первую очередь бюджетные электромобили, которые в полной мере почувствуют рост цен на литий и другие металлы.


Top