Flag Counter

Остров Змеиный: как защитить нашу группировку от новых ударов ВСУ


Пуск ЗУР 9М331/Д по воздушной цели ЗРК «Тор-М2У»

Недавние попытки подразделений ССО ВСУ и Госпогранслужбы Украины восстановить контроль над островом Змеиным посредством штурмовой операции завершились для Киева полнейшим оперативно-тактическим фиаско, а для команды Владимира Зеленского — медийным разгромом.

Тем не менее некоторые эпизоды вскрыли ряд брешей в организации эффективного прикрытия подразделений морской пехоты ЧФ ВМФ России, оперирующих близ Западного Причерноморья и дельты Дуная.

Одним из таких эпизодов можно считать нанесение удара малоразмерными управляемыми авиационными боеприпасами MAM-L по десантному катеру на воздушной каверне пр. 11770 «Серна», осуществляющему высадку подразделения морской пехоты Черноморского флота на Змеиный, а также выгрузку самоходного войскового ЗРК «Тор-М2У» для формирования противоракетного «зонтика» над дислоцированным на острове российским гарнизоном.

Так, в видеоматериале, отснятом турельным комплексом MX-15D WESCAM дрона-носителя Bayraktar TB2, отчетливо отражен момент попадания малоразмерной УАБ MAM-L в размещённый в десантном отделении «Серны» ЗРК «Тор» с итоговой детонацией боекомплекта, представленного либо 8 «тяжелыми» зенитными ракетами семейства 9М331, либо 16 перспективными высокоманевренными ЗУР типа 9М338К РЗВ-МД.

Удар по десантному катеру «Серна» и транспортируемому ЗРСК «Тор-М2У»:

Сам факт отсутствия какого-либо противодействия «Байрактару» со стороны «Тора-М2У» (вплоть до выхода украинского ударно-разведывательного дрона в «пик» верхней полусферы над комплексом, — за пределы угломестного сектора обзора радара обнаружения «Тора») абсолютно не вызывает удивления.

Ведь ЗРК пребывал в транспортировочно-походном положении, зачастую исключающем функционирование радиолокационного обнаружителя / станции обнаружения целей (РЛО / СОЦ) в режиме всеракурсного обзора воздушного пространства. Как следствие, факт выхода БПЛА Bayraktar-TB2 на рубежи сброса управляемых боеприпасов MAM-L не был зафиксирован.

Между тем, в практике натурных испытаний последних модификаций ЗРК «Тор-М2» можно отметить этап небезынтересных огневых испытаний универсальной модульной модификации комплекса 9М331МКМ «Тор-М2КМ» с борта фрегата пр. 11356Р «Адмирал Григорович», осуществлённых в октябре 2016 года. В их ходе была подтверждена способность наземной версии ЗРК выполнять задачи перехвата широчайшего спектра средств воздушного нападения на фоне водной поверхности и в условиях значительных бортовой и килевой качек.

В частности, в ходе отработки перехвата воздушной мишени-имитатора американской противокорабельной ракеты «Гарпун» (с аналогичными электродинамическими / ЭПР, скоростными и высотными параметрами) система управления фазовращателями и формирования диаграммы направленности ПФАР-радара обнаружения «Тора-М2КМ» на «отлично» справилась с оптимизацией электронного смещения луча в соответствии с азимутальным и угломестным «скачками» полотна антенной решетки, вызванными бортовой и килевой качками, а также незначительным рысканием фрегата.

Аналогичным образом отработал и ПФАР-радар наведения «Тора», обеспечив «завязку трассы», а затем и успешный «захват на точное автосопровождения» условного «Гарпуна» противника с дальнейшим радиокомандным наведением зенитных ракет 9М331. Система электронного управления лучами обеспечила стабильную работу каналов сопровождения цели и ракеты даже на фоне волнения моря.

Успешное осуществление данного испытания не может не приводить нас к выводу о том, что во время пребывания в десантном отделении катера «Серна» комплекс «Тор-М2У» уже мог быть переведен в боевое положение для обеспечения самообороны (ПРО ближнего рубежа) на этапе перехода морем, ведь эффективность функционирования данного самоходного ЗРК в морских условиях абсолютно не уступает оной у корабельных модификаций ЗРК «Кинжал» и «М-Тор».

Стало быть, пребывающий на боевом дежурстве «Тор-М2У» смог бы запеленговать приближающийся «Байрактар» на удалении порядка 12 — 15 км и перехватить за несколько минут до сброса авиабомб MAM-L. Способность же СОЦ и радара наведения обрабатывать сверхмалоразмерные цели ЭПР 0,01 — 0,03 кв. м могла позволить «Тору-М2» разделаться и с уже сошедшими с подвески боеприпасами MAM-L. Ведь в ходе одного из этапов огневых испытаний опытный экземпляр данного семейства самоходных ЗРК смог перехватить 122-мм неуправляемый реактивный снаряд 9М22У РСЗО «Град».

К огромному сожалению, «шаблонная» рядовая специфика доставки средств ПВО морем на активные участки театров военных действий не предусматривает их перевода в боевое положение на борту надводного транспортного средства.

И здесь возникает логичный вопрос: где в момент приближения «Байрактара» к нашему катеру близ Змеиного пребывали осуществляющие боевое дежурство самолёты дальнего радиолокационного обнаружения и управления ВКС России А-50У, а также хотя бы одно звено многофункциональных истребителей Су-30СМ из состава 43-го отдельного морского штурмового авиаполка морской авиации Черноморского флота?

Ведь интегрированный в бортовое радиоэлектронное оборудование А-50У радиолокационный комплекс «Шмель-М» без особых затруднений обнаружил бы украинский «Байрактар» на удалении около 220 км, после чего операторы воздушного «радара» передали целеуказание ведущему звена Су-30СМ по защищённому каналу обмена данными К-ДлИ.

Первоочередной причиной отсутствия подобных превентивных действий со стороны ВКС и морской авиации ВКС России в районе Змеиного могло стать ни что иное, как распределение большинства истребительных звеньев Су-30СМ на донбасское и харьковское направления для нанесения точечных ударов по укрепрайонам ВСУ и формирования бесполётной зоны над Центральной и Восточной Украиной.

А поэтому и приоритетные маршруты барражирования А-50У предусматривали мониторинг воздушного пространства исключительно над вышеуказанными регионами «незалежной», в то время как наиболее самолёто- и ракетоопасные направления близ Змеиного временно остались вне сектора обзора воздушных средств радиолокационной разведки ВКС России. Именно этим и могли воспользоваться операторы самолётов РЛДН системы AWACS E-3C/D/G Sentry ВВС США и Великобритании, выдающие целеуказание операторам украинского «Байрактара».

Не менее весомой причиной произошедшего могло стать и отсутствие эскортирования катера «Серна» одним фрегатом пр. 11356Р «Буревестник» класса «Адмирал Григорович», оснащённым корабельным ЗРК средней дальности «Штиль-1», который мог бы уничтожить «Byraktar-TB2» на удалении порядка 25 — 30 км от места выгрузки катера «Серна». В итоге, имеем дело с ситуативной комплексной недоработкой в обеспечении прикрытия наших сил и средств в удалённой зоне акватории Чёрного моря.

Спустя несколько дней после вышеописанного события стало известно о развёртывании на острове Змеиный одной боевой машины зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь-СМ», а также двух самоходных ЗРК «Тор-М2У», интегрированных в единую сетецентрическую сеть обмена данными и целераспределения.

Суммарная целевая канальность данной смешанной системы ПВО-ПРО составляет 12 одновременно перехватываемых воздушных объектов противника, включая тактическую авиацию, управляемые авиабомбы, реактивные снаряды подготавливаемых к поставке Киеву американских РСЗО MLRS, а также ударно-разведывательные дроны.

Огневая производительность данной системы ещё более внушительна и составляет около 30 — 32 обстреливаемых в минуту целей, что обусловлено малым временем реации систем управления огнём «Панциря-СМ» и «Торов-М2У», а также высокой средней скоростью полёта зенитных ракет 57Э6Е в совокупности со скорострельностью артиллерийского модуля «Панциря».


Огневая работа американской самоходной ПУ M270 227-мм РСЗО MLRS

Между тем, говорить о незыблемости развёрнутых сегодня на Змеином зенитно-ракетной группировки и гарнизона морской пехоты ещё весьма преждевременно.

Планируемые к передаче ВМСУ береговые противокорабельные ракетные комплексы NSM (Naval Strike Missile) и высокоточные РСЗО MLRS с управляемыми снарядами M30A1 GMLRS Unitary с высокой долей вероятности будут развёрнуты близ дельты Дуная, откуда смогут периодически (до уничтожения российской ударной авиацией) открывать залповый огонь по острову с применением более чем пяти — шести десятков реактивных снарядов и противокорабельных ракет.

Для противодействия данной угрозе смешанная группировка ПВО на Змеином должна быть расширена до двух полноценных батарей «Панцирь-СМ» (6 комплексов) и аналогичного количества «Торов-М1». Также она должна быть усилена хотя бы одним зенитно-ракетным полком С-350 «Витязь» для дальнего перехвата украинской беспилотной авиации и оперативно-тактических ракет линейки ATACMS в случае их внедрения в боекомплекты передаваемых Киеву систем MLRS.


Top