Flag Counter

Киев в Рубежном восемь лет насаждал ненависть ко всему русскому, а потом бросил задыхаться в дыму


Все фото Александра Коца

Александр Коц ведёт репортаж с Северодонецкого фронта

Первый снаряд упал на углу дома, выбив оставшиеся окна с южной стороны. Между звуком выстрела и разрывом – не больше трех секунд.

— Это танк стреляет, — подсказывает баба Валя, за полтора месяца боев научившаяся определять типы вооружений, которые лупят по ее многоэтажке. – Из-за Донца лупит, окаянный. Да больно скорострельный.

— Их два, — подсказывает ее сосед, стоящий у входа в подвал.

«Работают два танка, по городу работают два танка», — хрипит рация где-то в глубине подвала.

— Вы бы спустились, баб Валя, — зовут бойцы в укрытие.

— Когда с юга бьют, с этой стороны дома безопасно, — отказывается она.

Танки отстреливают весь боекомплект, и баба Валя идет по привычному маршруту. Как и сотни других жителей Рубежного. Сначала – к военной водовозке, чтобы набрать воды в пятилитровые баклажки. Потом на пункт выдачи гуманитарной помощи – за продуктовыми наборами. Затем проверить квартиры знакомых, которые оставили ей ключи. В соседнем доме вон попали в верхний этаж, квартира пылает. Как бы на Людкин балкон не перекинулось. Пожарной службы сейчас тут нет, и жилище выгорает полностью, дотла. А вокруг Рубежного горят леса, накрывая задыхающийся от гуманитарных проблем город удушливым смогом.

Военнослужащие ВСУ отказываются выполнять боевые задания

С той стороны речки, в Северодонецке, стоит двухтысячный гарнизон ВСУ вперемешку с территориальной обороной, которую пригнали сюда с Западной Украины. Техники нагнали, как на последний и решительный бой. Или на прикрытие отступления, потому что, по свидетельствам с той стороны, на переднем крае ее практически нет. От чего у приехавших воевать в далекой и чужой Луганской области тероборонщиков желание погибать отпадает начисто.

«В первую очередь хотели бы, чтобы нас услышал президент Владимир Зеленский и главнокомандующий ВСУ Залужный. Мы — взвод 115-й бригады третьего батальона, который сейчас базируется в Северодонецке, обращаемся к вам, господин президент, господин Залужный, и всему украинскому народу. Мы отказываемся выполнять боевое задание, в связи с тем, что за нами нет надлежащий защиты. А именно тяжелой техники, которая прикрывала бы нас, и надлежащего руководства. Мы ждем усиления уже вторую неделю. Нас просто отправляют на верную смерть. Нет никакого боевого руководства, ни одного боевого командира, нет уважения к людям», — говорят в своих обращениях хлопцы, прибывшие на передовую прямо из Житомира. В основном – это молодые парни, которые в 2014 году еще ходили в школу и слабо представляют, с чего все началось.

«Все русско-украинские войны с XII века» и другие опусы для школьников

— Жалко, 8 лет потеряли, — сетует офицер-артиллерист, в прошлом – инженер-метролог, с которым мы едем на позиции. – Мы когда сюда заходили, в глазах рябило от жовто-блакитного. Представляете, как агрессивно тут промывали мозги. Ладно старшее поколение – старой закалки. А представьте 12-летнего пацана, которого украинством пичкали последние 8 лет. Сейчас ему 20, и что он знает о нашем совместном прошлом. Заходим в одну из школ, а там учебник «История независимости Украины». Попробуйте найти в нем упоминание о Великой Отечественной войне. Ее не было. В 41-м Украина боролась с поляками, с 41-го по 43-й «герои УПА» (организация запрещена в РФ) воевали на три фронта, с 44-го по 54-ый на Украине была партизанская война. А с 54-го по 90-й был этап культурного и гражданского возрождения, в ходе которого были оправданы все те, кто служил на стороне фашистской Германии в период 1941-1945 гг.

Подобные опусы я встречал, к слову, в библиотеках и Киевской области, и Харьковской. Целый сонм авторов трудился над «шедеврами», типа «Все русско-украинские войны с XII века». И куцая стоечка с потертой русской классикой под указателем «Иностранная литература». Помножить это на «уроки мужества», на которых регулярно рассказывают о дебальцевских «перемогах» и «подвигах» Иловайска, и получаем поколение, воспитанное на ненависти ко всему русскому.

«Противник изначально планировал бои в городах»

— А вот и наши красавицы, — выкатываемся по полевым дорогам на опушку.

По ней разбросаны замаскированные 152-мм гаубицы «Гиацинт-Б» — сразу и не поймешь, что это артиллерийская позиция. Командир дивизиона, молодой подполковник с позывным «Тобол» вводит в курс дела.

— Противника оцениваем по достоинству, чего лукавить. На Украине много хороших советских артиллерийских училищ – Сумское, Одесское. Они выпускали грамотных специалистов, подготовили достойные кадры. Действуют они умело, но и мы научились с 14-го года. Работаем, даем отпор, вытесняем.

— Западная техника на той стороне чувствуется?

— Да, они используют американские системы контрбатарейной борьбы AN/TPQ, засекают наши работающие батареи. Поэтому – маскировка, маневры, все, чему научила Родина. Видно, что противник изначально планировал бои в городах, не выходя в открытые поля. В этом случае конфликт закончился бы быстрее.

«Тобол» — бывший менеджер, коуч. Имеет два высших образования – инженер и переводчик английского языка. В 2014 году добровольно пошел в ополчение. Сначала – командиром орудия. Прошел переподготовку в Михайловской артиллерийской академии и теперь командует полноценным подразделением.

— Восемь лет ждал, когда смогу вернуться домой – в Рубежное, — улыбается офицер. – Как только пересек мост через Северский Донец, эмоции, конечно нахлынули. Счастье – освободил свой город. Хочется, чтобы быстрее туда вернулся мир.

Расчеты «Тобола» по команде демаскируют гаубицы, заряжают и дают несколько залпов по скоплению техники противника на том берегу речки.

Последние новости из Мариуполя

Перед отъездом артиллеристы расспрашивают о последних новостях из Мариуполя. Рассказываем, что город наш и две с половиной тысячи боевиков просто сдались в плен. Парни аж присвистнули. Исторический, конечно, момент. Сплав мощнейшей силы русского оружия и сильнейшей переговорной команды. И результат, который превзошел все ожидания.

Взять в плен идеологически мотивированного противника, который кратно по численности превосходит тебя и сидит в обороне, — это дорогого стоит. Как бы ни пытались в Киеве зраду превратить в перемогу.

Кстати, все их смешные и нелепые заявления, на самом деле, играют нам на руку. Пусть гарнизоны в Северодонецке и Лисичанске, Авдеевке и Дружковке, Славянске и Краматорске знают, что сдаваться в плен — это не позорно.

Это «естественное решение для спасения жизней».

Это «эвакуация» и «cпецoперация» СБУ.

Это выполненная до конца боевая задача, за которую никто тебя не упрекнет.

Это единственно верное решение, требующее большого мужества.

Две с половиной тысячи боевиков «Азова» не могут ошибаться.


Top