Flag Counter

Советская «пионерия» – от взлёта до заката

Сто лет назад, 19 мая 1922 года было принято решение о создании в стране пионерской организации.

Строго говоря, считать эту дату именно днём рождения пионерии не совсем точно. Процесс создания массовой организации для воспитания детей в духе коммунистических идей и пролетарского интернационализма начался задолго до мая 1922 года и завершился тоже не за один день.

Инициатором рождения пионерии стала Надежда Константиновна Крупская – жена основателя первого в мире социалистического государства и главы Советского правительства Владимира Ильича Ленина, на тот момент занимавшая пост председателя Главполитпросвета при Народном комитете просвещения.

В ноябре 1921 года ею был подготовлен доклад о необходимости использования отдельных форм уже широко известного к тому времени детского движения «скаутов». В декабре Бюро ЦК комсомола приняло положительное решение по этому вопросу.

Тем не менее, датой основания Пионерской организации считается 19 мая 1922 года, поскольку в этот день соответствующее решение было принято более представительным комсомольским форумом – II Всероссийской конференцией РКСМ. Хотя текст и этой резолюции носил характер скорее «декларации о намерениях»:

«Принимая во внимание настоятельную необходимость самоорганизации пролетарских детей, Всероссийская конференция поручает ЦК разработать вопрос о детском движении и применении в нём реорганизованной системы “скаутинг”. Учитывая опыт Московской организации, Конференция постановляет распространить этот опыт на тех же основаниях на другие организации РКСМ под руководством ЦК».


22 июня 1922 года было создано Бюро по работе среди детей. Реально же самый первый пионерский отряд был создан в Петрограде ещё позже – в январе следующего, 1923 года.
Так или иначе, начало новому детскому движению было положено. С тех пор его организацией занимался соответствующий отдел ЦК комсомола, конечно же, с опорой на первичные организации и структуры более высокого уровня.

Нередко не любящие советское прошлое историки иронизируют, что, дескать, Крупская с организацией пионерии всего лишь скопировала идеи скаутского движения. При этом авторы таких упрёков, видимо, невнимательно читали основополагающие труды В.И. Ленина. В частности, его речь на 2-м съезде комсомола, из которой самой известной цитатой стал призыв к молодёжи «Учиться, учиться и ещё раз учиться!»

Но ведь в той же речи содержался ещё и важнейший призыв взять из всех предшествующих достижений человечества всё самое ценное и использовать эти знания для строительства нового мира, избавленного от эксплуатации человека человеком.

В конце концов, британского офицера Баден-Пауэлла, стоявшего у истоков «скаутинга», тоже можно обвинить в заимствовании элементов воспитания будущих европейских рыцарей (сыновья аристократов готовились к посвящению в это звание, становясь «пажами» с 7 лет). Или, например, практики потешных войск Петра I, куда также принимали «недорослей», есть и многие другие подобные примеры из мировой истории.

Что нового вышеупомянутый основоположник «скаутинга» действительно внёс в систему подготовки детей к защите интересов правящих классов Британии, так это важный игровой и приключенческий элемент, делающий участие в скаутских отрядах желанным и интересным для детей.

Однако, как очень резонно замечала Крупская в своей брошюре, такой пункт, как «Скаут верен королю, начальникам, родителям, своей родине и своим хозяевам. Он должен стоять за них при всяких обстоятельствах против любого из их врагов и даже против того, кто дурно о них отзывается» для будущих граждан первого в мире государства рабочих и крестьян был абсолютно неприменим. Советским идеалом были борцы за освобождение людей труда, а не верные слуги их поработителей.

Недаром при жизни Ленина пионерская организация носила имя Спартака – легендарного вождя восставших рабов Древнего Рима, борца за свободу угнетённых – к героическому образу которого обращались и множество известных европейских писателей, и даже Голливуд в своей знаменитой экранизации.

Бойскаутами становились преимущественно городские мальчишки преимущественно из далеко не бедных слоёв общества. Естественно, по примеру родителей, в лучшем случае настороженно (если не враждебно) относившихся к революции. Остальным ребятам приходилось с юных лет думать о зарабатывании хлеба насущного, а уж о сельских детях и говорить не приходится, они были вынуждены помогать своим родителям в нелёгком крестьянском труде с самого раннего возраста.

Между тем, вопрос социалистического воспитания крестьянства был одним из ключевых для СССР. Нашу страну справедливо называли «государством рабочих и крестьян», однако главной силой социалистической революции был всё же пролетариат, которому, согласно Марсу, «было нечего терять, кроме своих цепей».

Среди крестьян (составлявших около 80% тогдашнего населения) доминировали больше мелкобуржуазные тенденции. Получить землицы за счёт экспроприации у помещиков в ходе революционных преобразований, помочь революции отбить нападение белых, за которыми стояли те же жаждущие реванша помещики – это да. А вот строить настоящий социализм, не говоря уже о коммунизме, большая часть крестьянства начала 20-х не торопилась.

Конечно, Советская власть с первых лет развернула широкую борьбу с безграмотностью, и дети, в том числе на селе, вместе раннего привлечения к труду, отправились учиться. Но где было найти достаточно учителей, среди которых было немало интеллигентов дореволюционной школы? Чтобы они могли не просто давать знания, но и учить детей идеям новой жизни, заниматься формированием нового человека – важнейшего условия построения коммунизма?

Для всего этого и было насущно необходимо создать детскую коммунистическую организацию под руководством старших товарищей из комсомола.

И самые первые пионеры действительно было «первыми», как гласит этот термин в переводе с латыни, первопроходцами часто не в самой благоприятной социальной среде. Можно только представить психологическое состояние мальчишки или девчонки в пионерском галстуке, если немало соседей, а то и собственные родители их выбор, мягко говоря, не одобряли…

Можно сразу сказать – пионерская организация, созданная в 1922 году, свою задачу полностью выполнила! Конечно, с помощью школы, комсомола, общей заботы Советской власти о подрастающем поколении.

Но всё же, нельзя забывать о том, что подавляющее большинство бойцов Красной Армии, сломивших хребет фашизму, сформировались как личности уже после победы революции. И начинали становиться советскими патриотами поэтапно, становясь октябрятами, пионерами, комсомольцами…

И самим пионерам есть чем гордиться. В годы Великой Отечественной войны боевыми орденами и медалями было награждено 200 тысяч (!) мальчишек и девчонок, немало из них посмертно. А сколько подростков заменяло взявших оружие отцов и братьев, становясь вместо них за станки и выходя на полевые станы?

К сожалению, в реализации прекрасно задуманной идеи пионерской организации как некоего «детского коммунистического скаутинга» наряду с действительно интересными и захватывающими ребят формами работы, постепенно накапливались и отдельные негативные моменты.

Так, начиная с конца 20-х годов, пионерские организации стали формироваться не по территориальному, как вначале, принципу, а в рамках отдельных школ. Соответственно, отдельные классы становились основой пионерского отряда, вся школа – основой «дружины». Однако в довоенное время право повязать пионерский галстук надо было ещё заслужить, оно было почётным и желанным. А число пионеров среди школьников, по некоторым данным, не превышало одной трети учащихся.

Но и на таком фоне при малейшем охлаждении действительно пламенного желания воспитывать детей настоящими борцами, начинали прорастать семена формализма. Тем более старшие пионервожатые в школах были уже на учительской ставке, общим куратором и пионеров, и комсомольцев становился замдиректора по воспитательной работе. Им же приходилось отчитываться о проделанной работе, которую всё больше оценивали по правильно оформленным бумагам, а не реальным делам.

Недаром вышедшая перед самой войной книга настоящего советского патриота Аркадия Гайдара «Тимур и его команда» показала в качестве идеала для подражания отнюдь не образцово-школьный пионерский отряд. Взрослые кураторы пионерии по сюжету там, вообще, ни разу не появляются. А дети, хотя и носят пионерские галстуки (отнюдь не формально, но гордясь этим символом!), организуются для реальной помощи нуждающимся сами, под руководством ребячьего вожака Тимура. Причем помощь эту оказывают преимущественно тайно, не ожидая благодарности, что заставляет вспомнить евангельские заповеди.

Книга тут же приобрела огромную популярность, по ней был снят триумфально прошедший по кинотеатрам страны художественный фильм. Что косвенно доказывает – идеи знаменитого детского писателя были очень созвучны мыслям высшего руководства страны.

Более того, перед самой отправкой добровольцем на фронт Гайдар получил задание создать сценарий для продолжения фильма под названием «Клятва Тимура». Основной посыл которого, конечно, в призыве пионеров помогать всеми силами старшим в борьбе со страшным врагом пусть и вдалеке от боевых действий.

Однако начало сюжета просто убийственно критично к формализму, который может угробить самое прекрасное начинание. Ведь Тимур с первых минут картины предстаёт этаким пионерским функционером давно забывшим о романтике секретных сборов ребятни по сигналам со старого чердака. Теперь он тратит свое время для советов по организации «тимуровского движения» в ответ на сотни писем интересующихся этим сверстников.

А потом «раздаёт наряды» ребятам на выполнение тех или иных «добрых дел». В результате этого прежняя игра превращается в унылую «трудовую повинность», в конце концов вызывающую настоящий раскол среди прежде единых тимуровцев. Ликвидировать который смогла лишь необходимость сплочения перед лицом настоящей беды – гитлеровского нападения…

Увы, хоть вышеупомянутая вторая часть фильма и была снята в далёком 1942 году, но, как рассказывали мне знакомые старшего поколения, по телевизору в послевоенное время её практически не показывали. Видимо, борцы с «культом личности» не без оснований боялись, что многие воспримут показанное там не столько как гротеск, сколько как изображение реальной действительности в практике очень многих пионерских организаций. Особенно, когда туда со времён Хрущева всё чаще стали принимать практически всех, достигших 9-10 лет школьников.

Конечно, в работе пионерской организации продолжало сохраняться и множество вполне здоровых моментов. Активная работа кружков «Домов пионеров», организация интересного отдыха в пионерских лагерях, футбольные турниры «Кожаный мяч», военно-спортивная игра «Зарница», многое другое…

Но в повседневной работе школьных пионерских организаций всё чаще превалировали нудные «сборы пионерского отряда» (улизнуть с которых очень многим участникам мешало только присутствие классного руководителя), повторяющиеся из года в год одни и те же фразы на торжественных линейках по каким-то, пусть даже очень важным поводам.

А уж «добровольно-принудительное» участие в сборе металлолома и макулатуры, назначение сверху командира и членов «тимуровских команд» – это, вообще, больше дискредитировало задумку прекрасного детского писателя, нежели её развивало.

Ныне многие ресурсы предлагают длинные списки фильмов «про пионеров». Среди них действительно прекрасные ленты 70-80-х годов – такие, как «Москва-Кассиопея», «Приключения Электроника», «Каникулы Петрова и Васечкина», «Гостья из будущего»… Да вот беда, «пионерская тема» там большей частью исчерпывается повязанными на шеях главных героев красными галстуками…

Возможно, Алиса из будущего и могла позволить себе быть «просто хорошим человеком», живя в условиях уже победившего коммунистического общества, выведенного в произведениях Кира Булычева. Да и то, при случае, не боялась стычек с космическими пиратами и прочими нехорошими личностями.

Но, как показали трагические события второй половины 1991 года быть «просто хорошим человеком» для победы действительно справедливого общества явно недостаточно.

За такое общество ведь и бороться надо – с его врагами! А воспевание пресловутого «примата общечеловеческих ценностей» как раз и привело население великой страны и к распаду общего дома, и к торжеству того, что не только в рамках коммунистической идеологии, но и любой религии, считается бесспорным грехом, злом.

Так что формальное прекращение деятельности советской пионерии вместе с таким же официальным роспуском комсомола в сентябре 1991 года выглядит, увы, закономерным. Ведь, как минимум, с 70-х годов «юные ленинцы» стали довольно равнодушно относиться к действительно ленинским и коммунистическим идеалам.

Что и «выстрелило» в «перестройку». Когда именно комсомольские функционеры, подросшие пионеры предыдущего десятилетия, как раз и стали наиболее рьяными проводниками «нового мЫшления», «молодёжных кооперативов», первых бирж и прочих зачатков «светлого рыночного будущего».

Конечно, те, кто верит в настоящие идеалы, всё равно не исчезли – и в России, и в бывших союзных республиках не только среди взрослых, но и среди детей тоже. Правда, мало-мальски точной статистики на этот счёт сложно найти даже во вроде бы всё знающем Интернете.

С другой стороны, существующие пионерские организации – настоящие. В силу уже самого факта того, что организованы они не сверху, в силу достижения пионерского возраста, – но согласно искреннему желанию ребят. И отнюдь не в расчёте на ускоренный карьерный рост.

А будущее, которое разворачивается на наших глазах, станет самым лучшим отделителем зёрен от плевел и ответом на вопрос «кто есть кто». Недаром в прекрасной песне, звучащей в упоминавшемся выше фильме «Каникулы Петрова и Васечкина», есть воистину замечательные слова: «Куда стремятся настоящие мальчишки – туда уходят настоящие мужчины»…


Top