Flag Counter

Санкционный удар коллективного Запада с востока. Валентин Катасонов

России объявлен полный бойкот по микроэлектронике

Эксперты спорят по поводу того, какие экономические санкции являются для России наиболее тяжелыми. Большинство из них на первое место ставят блокирование российских резервов на сумму около 300 млрд. долл. А на второе место многие ставят такую санкцию, как запреты на поставку микроэлектроники: полупроводники, интегральные схемы, процессоры, готовая продукция (компьютеры, телефоны и другие средства связи, бытовая электронная аппаратура, медицинское и научное оборудование).

В советское время наша страна занимала лидирующие позиции по электронике и микроэлектронике. Производили широкий ассортимент полупроводников, в 1974 году произвели первый микропроцессор, в 1979 году – первую портативную ЭВМ, в 1985 году – персональный компьютер «Электроника-85». В постсоветское время электроника и микроэлектроника в России стали деградировать. Потребности экономики и населения Российской Федерации в этой продукции стали все больше покрываться импортными закупками. Импортная микроэлектроника использовалась даже в российском производстве военной техники.

В 2014 году, когда России были объявлены санкции в связи с возвращением Крыма в состав Российской Федерации, появилась Государственная программа № 328 «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности», которая устанавливала задания по импортозамещению в 23 отраслях промышленности до 2020 года. Одна из этих отраслей – микроэлектроника. В том же 2014 году Минпром России совместно с Минсвязи России разработали планы импортозамещения по электронной промышленности, средствам связи, вычислительной технике и программному обеспечению (ПО). Правительство утвердило «Стратегию развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации на 2014-2020 годы и на перспективу до 2025 года». Документ предусматривал, что к 2020 году мы эмансипируемся от иностранной микроэлектроники и ПО «в основном», а в 2025 году – «полностью» и «окончательно». К сожалению, этого не произошло. Я попытался провести два года назад собственный анализ и пришел к выводу, что программа была с треском провалена. Какие-то островки отечественного производства полупроводников, чипов, процессоров сохранились, но отставание от лучших зарубежных образцов составляло уже 10, 15 и более лет.

Отсутствие сколь-нибудь развитой отечественной микроэлектроники – ахиллесова пята России. Наши геополитические противники, начиная в феврале санкционную войну, прекрасно это знали. Уже в первом и втором пакетах санкций были введены запреты на поставку продукции микроэлектроники в РФ.

Санкции, касающиеся микроэлектроники, могут отразиться на российской экономике не сразу, а с некоторым временным лагом. Во-первых, пока закупленная ранее техника функционирует. Но это пока; со временем она будет ломаться и требовать ремонта или полной замены. Во-вторых, у нас есть определенные запасы импортной микроэлектроники на складах, хотя их хватит максимум на несколько месяцев. В-третьих, пока еще нет плотного кордона, изолирующего Россию от мирового рынка микроэлектроники. Кое-какие поставки идут, например, из Китая. Но это тоже пока. А пройдет какой-нибудь год, даже меньше, и мы убедимся, что запреты, касающиеся микроэлектроники, очень серьёзная санкция. Может быть, более серьёзная, чем заморозка международных резервов РФ.

Поставки шли из США, Европы, Китая, Японии, Южной Кореи. А самые важные потребности России покрывал Тайвань. Когда я говорю «важные», то в первую очередь имею в виду потребности российской оборонки.

У нас с 2014 года говорили об успехах в сфере импортозамещения чипов. А что было на самом деле? Российские НИИ и компании по заказам государства действительно разрабатывали чипы если не последнего, то предпоследнего поколения, но только разрабатывали. Их производство (называемое контрактным) осуществлялось преимущественно на Тайване.

Российские заказы исполняла Тайваньская компания по производству полупроводников – TSMC (Taiwan Semiconductor Manufacturing Company). В прошлом десятилетии она стала мировым лидером в своей нише; более того, получила абсолютное доминирование.

Во-первых, доминирование по техническому уровню продукции. Один из важнейших параметров продукции – размеры. Сегодня измерение в отрасли осуществляется с помощью такой единицы, как нанометр (старое название «миллимикрон»). Сейчас TSMC обладает технологиями производства микросхем с нормами 90, 65, 45, 40, 28, 20, 16/12, 10, 7, 5 нанометров. У ближайших конкурентов тайваньской компании имеются продукты с нормами, измеряемыми десятками нанометров, для TSMC это уже вчерашний день. Она наращивает в общем объёме своего производства долю микрочипов с параметрами 10,7 и 5 нанометров. Сейчас компания ведет разработки продукта с показателем 3 нанометра (собирается запустить производство во второй половине текущего года). Не за горами взятие следующего рубежа – 2 нанометра. В России собственного производства микросхем очень мало. А то, что производится, как говорят специалисты, имеет параметры 350 нанометров. Это тот уровень, который продукция TSMC имела двадцать лет назад. Как говорится, почувствуйте разницу.

Во-вторых, постепенное превращение TSMC в контрактного производителя микросхем. И в таком качестве тайваньская компания действительно имеет абсолютное доминирование в мире. Многие ведущие производители стали понимать, что им никогда не угнаться за TSMC. Они стали отказываться от собственного производства, перешли на проектирование нужного им продукта и размещение заказов (контрактов) в тайваньской корпорации. На мировом рынке контрактной продукции (микросхем) доля TSMC в конце прошлого десятилетия составила 55,9 %. На втором месте оказалась американская GlobalFoundries – 9,4 %, на третьем тайваньская United Microelectronics Corporation (UMC) – 8,5 %.

На тайваньскую «иглу» контрактного производства микросхем подсели даже крупные американские корпорации. Например, американский гигант микроэлектроники корпорация AMD (Advanced Micro Devices), которая долгие годы занимала первые строчки в мировых рейтингах отрасли. А с 2009 года AMD не имеет собственного микроэлектронного производства и размещает заказы на мощностях других компаний. Сначала в качестве подрядчика для производства своих чипов AMD стала использовать упомянутую выше американскую компанию GlobalFoundries, а с 2018 года стала заключать контракты с тайваньской TSMC.

Другой американский гигант на рынке микрочипов – корпорация Intel. Когда-то она 80 процентов продаваемых продуктов производила самостоятельно, на аутсорсинг отдавала лишь второстепенные продукты для снижения издержек производства. Но вот в начале прошлого года руководитель компании Intel Пэт Гелсингер сделал важное заявление: «В рамках дорожной карты на 2023 год мы будем использовать наши отношения с TSMC, чтобы предоставить клиентам […] дополнительные передовые процессорные продукты. В этом сила нашей новой модели IDM 2.0 в сочетании с модульным подходом к дизайну и ведущими в отрасли технологиями упаковки Intel». Ещё до этого было известно о намерении Intel доверить TSMC производство некоторых графических продуктов, например ожидаемого игрового графического ускорителя Xe HPG, который будет выпускаться по 7-нм техпроцессу. Однако сегодня ясно, что одной графикой дело не ограничится – тайваньская полупроводниковая кузница будет делать для Intel и некоторые высокопроизводительные процессоры.

Американская оборонка уже перешла на заказы чипов и процессоров с уровнем 20 нанометров. Частично потребность в таких продуктах покрывается пока внутренним производством, частично – поставками из Тайваня, причем доля второго источника на глазах растет.

А что в России? Собственное производство чипов имеет ограниченные объемы (предприятия «Ангстрем», «Ангстрем Т», «Кремний ЭЛ» и несколько других). Причём это продукция с параметрами 500, 400, в лучшем случае 300 нанометров. Производство было организовано на базе импортного оборудования, причем преимущественно бэушного. Были заявления о разработке собственных степперов (основной вид производственного оборудования) в Зеленограде, но пока рапортов о завершении проекта не слышно. К достижениям отечественной микроэлектроники можно отнести разработку собственной микросхемы для оборонки с показателем 65 нанометров, но ее производство разместили на Тайване.

А в конце февраля – начале марта Запад объявил нам полный бойкот по микроэлектронике. О немедленной и полной остановке поставок чипов и процессоров объявили американские корпорации AMD и Intel. И чуть ли не в тот же день о прекращении исполнения российских контрактов заявила тайваньская TSMC. Безопасность Тайваня, над которым уже многие десятилетия нависает континентальный Китай, в значительной степени зависит от Вашингтона. И Тайвань будет исполнять санкционные предписания Вашингтона на все 100%.

Прекращение поставок микроэлектроники из Тайваня – сильный удар по России. Необходимы срочные меры по настоящему импортозамещению микроэлектроники. Задача сверхсложная. Во-первых, необходимо оборудование для выпуска продвинутой продукции. Во-вторых, нужна разработка микросхем нового поколения.

Мы можем временно компенсировать потери импорта из Тайваня и других стран коллективного Запада поставками из Китая. К тому же Малайзия заявила, что не будет участвовать в санкционной войне против России и готова покрыть ее потери поставками своей продукции микроэлектронной промышленности. Переориентация на альтернативных поставщиков может облегчить положение России, но, во-первых, продукция китайских, малайзийских и других поставщиков заметно уступает по техническим параметрам продукции тайваньского производства. А во-вторых, крупные китайские корпорации сильно завязаны на американский бизнес в сфере микроэлектроники и на рынок США. Они опасаются вторичных санкций со стороны Вашингтона и жертвовать связями с американским бизнесом не будут.

Ещё раз повторю: на сегодняшний день самой приоритетной задачей России в санкционной войне с коллективным Западом является энергичное и реальное, а не рисованное, как это было в предыдущие восемь лет, импортозамещение производства полупроводников, микросхем, процессоров и иной продукции, которая является кровью экономики России. И от которой напрямую зависит её военная безопасность.


Top