Flag Counter

Ядерная сделка вовсе не неизбежна

Ястребы американской национальной безопасности убеждены: чем сильнее Израиль — нация, ведущая свои собственные войны с врагами, которые являются также и врагами Америки — тем лучше защищены интересы США на Ближнем Востоке.

На прошлой неделе пять конгрессменов-демократов провели пресс-конференцию, высказав свои опасения по поводу ядерной сделки с Ираном, которую администрация Байдена одержимо стремится заключить буквально любой ценой.

Подробности сделки, просачивающиеся в СМИ, ясно показывают, что ядерное соглашение, которое президент Джо Байден и его команда намерены реализовать, обеспечит Ирану легитимное превращение в ядерное пороговое государство с промышленными мощностями по обогащению урана, самое позднее — в течение ближайших нескольких лет.

Сделка, которой договаривается Байден, также обеспечит Ирану от 90 до 130 миллиардов долларов в виде снятия санкций. Эта астрономическая сумма, по сути, гарантирует то, что Иран и его марионетки в скором времени развяжут войну против Израиля и суннитских арабских стран — врагов Ирана точно так, как они масштабно расширили свои атаки после обретения наличности в 2016 году благодаря сделке с Обамой.

С момента своего формирования 10 месяцев назад израильское правительство Беннета-Лапида-Ганца действует исходя из предположения, будто бы Израиль не способен повлиять на проиранскую политику администрации.

Премьер-министр Нафтали Беннет, министр иностранных дел Яир Лапид и министр обороны Бенни Ганц провозгласили, что, мол, лучшее решение для Израиля — это спокойно сидеть в сторонке в надежде заработать очки в глазах Байдена и его команды. При этом нынешние лидеры Израиля умудрились начисто упустить из виду тот простой факт, что, как и Израиль, США являются демократией, а потому, позицию общества игнорировать вечно невозможно.

На прошлой неделе социологическая группа Маклафлина опубликовала результаты опроса, касающегося Ирана, и эти результаты не оставляют сомнений в том, каково отношение американского общества к иранской ядерной программе. Подавляющее большинство американцев категорически против политики умиротворения, которую проводит администрация.

✦ 76% американцев поддерживают эскалацию ядерных санкций против Ирана.

✦ Только 14% поддерживают намерение администрации ослабить их.

✦ На прямой вопрос о том, следует ли ослаблять санкции, 69% американцев ответили, что нет.

✦ Вместо этого, 45% американцев считают, что США должны атаковать ядерные объекты Ирана, если санкции не смогут остановить иранские ядерные операции.

✦ Что касается самой ядерной сделки — 63% американцев считают, что ядерная сделка представляет собой более серьезную угрозу национальной безопасности США, чем специальная военная операция России на Украине.

Опрос Маклафлина соответствует практически всем опросам общественного мнения, проведенным за последние несколько месяцев в отношении внутренней и внешней политики Байдена. По всем направлениям подавляющее большинство американцев выступают против того, что Байден и его команда делают как дома, так и за рубежом. Большинство социологов предсказывают, что на ноябрьских выборах в Конгресс и Палата представителей, и Сенат перейдут к республиканцам.

В случае, если республиканцы действительно возьмут верх над Конгрессом, прогрессивная внутренняя повестка дня Байдена потерпит сокрушительный крах. Его способность реализовать свою прогрессивную внешнеполитическую программу тоже будет сильно ограничена.

Готовность законодателей-демократов открыто выступить против важнейшей внешнеполитической инициативы своего президента раскрывает ключевую правду об устройстве американской политики. Верно, что прогрессисты сегодня преобладают как в Демократической партии, так и в администрации Байдена. Но в равной степени верно и то, что они отнюдь не единственные силы в Демократической партии и уж точно не составляют большинства в американском обществе.

В целом вся политика США в отношении Израиля на протяжении долгих лет является наглядным примером сложных взаимодействий различных политических групп, регулярно сталкивающихся с ограничениями в продвижении избранной ими повестки дня.

Большинство американцев поддерживают Израиль, но есть немало и тех, кто не разделяет подобных взглядов. Рассмотрим внимательнее основные группы.

Произраильский лагерь большинства состоит из множества фракций. Но двумя важнейшими из них являются ястребы национальной безопасности и религиозные сообщества, прежде всего христиане-евангелисты.

Ястребиная точка зрения, пожалуй, лучше всего была выражена в свое время тогдашним министром обороны Диком Чейни, который в преддверии войны в Персидском заливе 1991 года сравнил Израиль с непотопляемым авианосцем США. Ястребы американской национальной безопасности США убеждены: чем сильнее Израиль — нация, ведущая свои собственные войны с врагами, которые являются также и врагами Америки — тем лучше защищены интересы США на Ближнем Востоке.

Верующие избиратели и их общины основывают свою поддержку Израиля в первую очередь на собственной вере в особую роль, отведённую Творцом евреям и в то, что возрождение еврейского государства является не только доказательством вечности завета со Всевышним, но и важным этапом развития мира.

Что касается антиизраильского лагеря, его фракции можно условно разделить на три группы: ультраправые изоляционисты и белые националисты, прогрессисты и арабисты.

Белые националисты из компании бывшего кандидата в президенты Патрика Бьюкенена выступают против американо-израильских связей, поскольку не любят евреев, но главное — свято верят в теории заговоров, вроде «Протоколов сионских мудрецов» — о влиянии евреев на правительство США и на американское общество в целом. Эта группа всегда была маргинальной в политике США, а в последние годы и вовсе оказалась полностью вытесненной из политики Республиканской партии.

В свою очередь политические преемники европейских социалистов — американские прогрессисты руководствуются культурным марксизмом и троцкизмом. Культурный марксизм и троцкизм же догматически враждебны как иудаизму, так и сионизму.

Точно так же, как у Израиля никогда не было возможности победить крыло Бьюкенена в Республиканской партии, он неспособен повлиять и на позиции прогрессистов.

К сожалению, в то время как республиканцы сумели очистить свои ряды от крайне правых антисемитов, прогрессисты, напротив, в течение последних десятилетий сумели подчинить себе институты Демократической партии. Они стали доминирующей фракцией в этой партии и контролируют политику администрации Байдена.

Наконец, про-арабский лагерь является оппонентом ястребам безопасности в кругах внешней и национальной безопасности с момента основания Израиля. Он долгое время доминировал в ближневосточной политике Государственного департамента. Про-арабская точка зрения утверждает, будто бы поддержка Израиля подрывает связи США с арабским миром. Следовательно, Израиль является бременем, а не активом для США. Арабисты утверждают, что отношения США с Израилем должны быть нивелированы.

За последнее десятилетие этот про-арабский лагерь серьёзно ослабел, поскольку его ключевой региональный якорь — Саудовская Аравия, отказался от своей враждебности по отношению к Израилю. После исламистских революций десять лет назад саудовцы отринули прежнюю вражду к еврейскому государству, признав, что Иран представляет собой экзистенциальную угрозу для королевства, а Израиль, напротив — самый важный союзник Саудовской Аравии в ее борьбе против иранской угрозы.

Политические и интеллектуальные лидеры Саудовской Аравии все более открыто выражают свою озабоченность по поводу переориентации администрации Байдена на Иран против Саудовской Аравии и Израиля. На прошлой неделе Мохамед Альяхья, бывший редактор Al Arabiya English, опубликовал статью в The Jerusalem Post.

Критикуя проиранскую политику администрации, он заметил, что для отвергнутых арабских союзников Америки враждебность администрации к Израилю вызывает тревогу, а не удовлетворение.

«Если американцы не встанут на сторону Израиля против Ирана, — писал Аляхья, — каковы шансы, что они встанут на нашу сторону?»


Что характерно, американские арабисты при этом не отказались от своей антиизраильской позиции. Вместо этого они повернулись против Саудовской Аравии и ОАЭ, а в качестве оправдания полагаются теперь на ближайшего арабского партнера Ирана — Катар, который сам активно поддерживает и финансирует террористические группировки от ДАИШ (запрещено в РФ) до ХАМАСа, а также на сам Иран.

Трудно избавиться от ощущения, что за этой новой откровенно антиарабской политикой арабистов во внешнеполитической элите США, их резкой оппозицией американо-израильскому альянсу кроются весьма темные мотивы, отнюдь не связанные с реальными интересами США.

Заметим также, что хотя антиизраильский лагерь долгое время был в Америке лагерем меньшинства, он при этом всегда оставался крайне влиятельным.

Столкнувшись с разногласиями во взглядах США на свою страну, израильтяне тоже разделились на два противоположных лагеря с конкурирующими взглядами на то, как защищать и расширять союз США с Израилем.

Первый лагерь, который мы можем назвать проамериканским, признает то, что Израиль не способен повлиять на членов антиизраильского лагеря ни в одной из его различных фракций. Но он также признает и то, что этот лагерь является в США меньшинством. И, хотя он является доминирующим лагерем в Демократической партии, это, отнюдь, не единственная партийная фракция.

Сторонники проамериканского лагеря считают, что путь для сохранения и расширения поддержки Израиля со стороны США состоит в том, чтобы поддерживать и укреплять сторонников Израиля по обе стороны американской политической системы.

Проамериканский лагерь продвигает эту цель, прямо и без экивоков говоря об интересах и целях Израиля, а также подчёркивая то, как это продвигает интересы и ценности США. Сторонники такого подхода считают, что, обозначая четкие линии для американских союзников Израиля, будь то в отношении Ирана, палестинских арабов или в других ключевых вопросов, Израиль усиливает своих союзников. Возглавляет этот лагерь на протяжении последних 30 лет бывший премьер-министр и лидер оппозиции Биньямин Нетаньяху.

В свою очередь Лапид, Ганц и поддержавший их Беннет стали сегодня ведущими представителями противоположного лагеря. Этот, второй лагерь, который можно условно назвать элитистским, исходит из совершенно иного базового предположения о характере поддержки США Израиля и наилучшем способе ее сохранения.

Приверженцы элитистского лагеря считают антиизраильский лагерь, особенно его проарабские и прогрессистские фракции, всемогущими. По их мнению, Государственный департамент определяет начало и конец всей внешней политики США. В этой ситуации задача Израиля, по их мнению, сводится к тому, чтобы установить хорошие отношения с антиизраильским лагерем и попытаться умиротворить его, даже если это умиротворение подорвет доверие к сторонникам Израиля.

Левые радикалы Израиля поддерживают этот лагерь в силу того, что разделяют враждебные идеологические убеждения антиизраильского лагеря США в отношении своей собственной страны.

Лагерь сторонников Лапида, будучи по преимуществу представителями израильского дипстейта и элит, стал основной фракцией элитистского лагеря. Лапид и его сторонники предпочитают компанию прогрессистов и арабистов, разделяющих их привычки и личные предпочтения, компании ястребов безопасности и евангелистов. Лагерь Ганца придерживается смиренного подхода элитистской школы, просто потому что его члены не понимают политики США и не в состоянии осознать те сложные расклады, из которых выстраивается внешняя политика в Америке.

Изначально в упомянутой в начале статьи пресс-конференции должны были принять участие 15 демократов, но в итоге явились на неё лишь пятеро. Это стало наглядным отражением слабой оппозиции сделке со стороны Беннета, Ганца и Лапида. Подобно Беннету, Лапиду и Ганцу, законодатели-демократы не возражают против ядерного умиротворения Ирана администрацией как такового. Они лишь заявили, что, мол, хотят лучшей сделки, и что Корпус стражей исламской революции не должен быть исключен из списка иностранных террористических групп, составленного Госдепартаментом.

Бросающие вызов своему президенту и партийному руководству пятеро законодателей не могут быть более критичны в таком вопросе, чем израильское правительство. Есть веские основания полагать, что умеренная критика правительством Беннета-Лапида-Ганца американского предательства Израиля в контексте сделки с Ираном сыграла свою роль в решении десяти законодателей, которые должны были присутствовать на конференции, в итоге туда не являться.

В конце концов, если само правительство Израиля не рассматривает ядерную сделку Байдена как причину для неотложной озабоченности и повод для откровенной оппозиции администрации Байдена, то почему это должны делать израильские сторонники из числа демократов?

На протяжении поколений, и особенно в последние годы, проамериканский лагерь был ответственен за самые большие прорывы вперед в американо-израильских отношениях. В свою очередь за тот же период элитистская школа усилила антиизраильский лагерь в Вашингтоне и по всей Америке, отказавшись отстаивать интересы Израиля и поддерживать друзей Израиля, когда те стремились выразить свою поддержку.