Flag Counter

Помешательство в выборы: какую роль «угроза Китая» играет в Австралии

И изменится ли восприятие рисков в регионе с победой оппозиции

Во время целого ряда выборов в Европе этой весной важную роль в кампаниях играл российский фактор. В далекой же от европейского региона Австралии, где парламентские выборы грядут 21 мая, ключевыми стали тема Китая и борьба с его влиянием в Океании. Насущность этой задачи подчеркнуло недавнее соглашение о безопасности КНР с Соломоновыми Островами — оно взволновало не только австралийцев, но и США, где пообещали дать ответ, если на Тихом океане появится военная база Китая.

От почти любви до ненависти

Внешняя политика никогда не играла особой роли в предвыборных кампаниях в Австралии. Но если речь об этом все же заходила, то главные разговоры всегда велись вокруг да около Китая, ведь если союзнические отношения с США и патерналистская роль самой Австралии в отношении соседних тихоокеанских стран всегда были для Канберры незыблемыми ценностями, а следовательно, что в таком случае обсуждать, то отношения с Поднебесной последние девять лет нахождения у власти коалиции во главе с Либеральной партией всегда находились на грани соперничества и партнерства.

Первый срок премьера Австралии Скотта Моррисона, ныне жаждущего переизбрания, начинался в мае 2019 года относительно «за здравие» в том, что касалось взаимоотношений Канберры с Пекином. Несмотря на то что при предшественнике-однопартийце Моррисона Австралия успела громогласно возмутиться экспансией КНР в Южно-Китайском море и запретить прокладку китайских сетей 5G, он сам постарался выстраивать со второй экономикой мира партнерские отношения.

Всего спустя месяц после прихода к власти Скотт Моррисон встретился с председателем КНР Си Цзиньпином на полях саммита G20, а затем в кулуарах другого международного мероприятия — провел двустороннюю встречу с китайским премьером Ли Кэцяном.


Скотт Моррисон и Ли Кэцян

Более того, не желая обострять, премьер-либерал постарался максимально отмежеваться от позиции по Китаю ныне экс-главы Белого дома Дональда Трампа. Если президент США открыто называл Пекин «угрозой миру», то австралийский лидер говорил про «всеобъемлющее стратегическое партнерство» и «хорошие отношения» с КНР.

Но в начале 2020 года этой условной идиллии пришел конец. В мире началась пандемия коронавируса, и Канберра чуть ли не в первых рядах с США стала говорить об ответственности правительства Китая за это и о необходимости международного расследования. Пекин ответил стремительно и асимметрично: он не только заморозил диалог с правительством Моррисона, но и взвинтил ввозные пошлины на несколько категорий австралийского импорта. Как итог — Китай тут же перешел в разряд главных внешнеполитических угроз для Канберры.

Нынешней весной Пекин предоставил еще один повод для того, чтобы «китайская угроза» вышла в разряд одной из самых животрепещущих тем в ходе предвыборных споров между лидером Либеральной партии Скоттом Моррисоном и главой оппозиционных лейбористов Энтони Албанизом.

19 апреля Китай объявил, что подписал соглашение о безопасности с Соломоновыми Островами. Это небольшое тихоокеанское государство не без оснований считалось вотчиной Австралии — Канберра всегда была как главным партнером Соломоновых Островов в области безопасности, так и крупнейшим донором этой страны. И согласие Хониары на прием в своих портах китайских военных кораблей не просто встревожило австралийцев перспективой появления базы КНР в близости у своих берегов, но и было воспринято как пощечина традиционно главной роли Канберры в регионе.

Угроза нацбезопасности

Последние несколько лет правящие либералы не раз выставляли соперников-лейбористов излишне слабыми по отношению к Китаю. К нынешней кампании некто из числа сторонников властей даже проплатил рекламные постеры на грузовиках с изображением лидера КНР Си Цзиньпина, голосующего за Лейбористскую партию.

Но после новостей о поступке Соломоновых Островов «китайский фактор» стал отличным поводом уже для оппозиции накинуться на действующего премьера. Энтони Албаниз тут же поспешил назвать соглашение Хониары с Пекином крупнейшим политическим провалом Австралии в Тихом океане со времен Второй мировой войны, обвинив действующие власти в том, что именно они не уберегли островных соседей от китайцев.

Дабы упредить подобные события в будущем в случае с другими островными государствами, лейбористы предложили внушительный пакет мер по распространению влияния Канберры в противовес окучиванию своих соседей Пекином. Например, прозвучала идея создать Тихоокеанскую школу обороны для обучения соседних армий и предоставить на помощь тихоокеанским странам и Восточному Тимору дополнительные $379 млн в ближайшие четыре года, а заодно профинансировать распространение большего количества австралийского медиаконтента среди тихоокеанской аудитории.

— С 2020 года, когда началась вспышка COVID, обе главные партии страны продвинулись в том, чтобы превратить Китай из друга во врага и угрозу безопасности. Никаких существенных различий между ними в их политике в отношении Китая нет. Разница есть лишь в стиле: лейбористы не так сильно стараются оскорбить Китай, как Скотт Моррисон, но суть очень похожа, — сказал австралийский синолог, профессор Университета Гриффита Колин Маккеррас.

По словам эксперта, вероятная победа лейбористов на выборах 21 мая никак не скажется на политике Канберры в отношении Китая. Отчасти потому, что в Австралии, по его мнению, существует давняя традиция синофобии, которую «правые любят разжигать с помощью податливых СМИ». По данным опроса Lowy Institute, еще в 2021 году 63% граждан Австралии считали Китай угрозой безопасности своей страны. После спекуляций о возможности появления в соседнем государстве военной базы КНР, хотя Пекин такие планы опровергал, и заявления Белого дома о том, что на это «будет ответ», число уверенных в китайской угрозе наверняка лишь возросло.

— При этом лейбористы имеют немного больше представлений о Китае, чем нынешняя коалиция. Но мы не можем забывать и о возможности того, что лейбористы будут еще хуже, чем нынешние власти. В конце концов при Байдене отношения между США и Китаем стали еще хуже, чем при Трампе, и та же тенденция может произойти в Австралии, — отметил Колин Маккеррас.

Что касается России, то ей от исхода выборов будет, что называется, ни горячо, ни холодно. Отношения Москвы с Канберрой были прохладными все последние годы, а после поддержки западных санкций против РФ за события на Украине Австралия и вовсе перешла в разряд недружественных стран. И ничто не намекает на то, что лейбористы будут настроены нормализовать связи с Москвой.

Ничего не предрешено

Впрочем, свой выбор будущего премьера австралийцы, разумеется, сделают, не столько исходя из того, кто лучше защитит страну от внешнеполитических угроз, сколько по соображениям другого рода. При Скотте Моррисоне, ставшем первым премьером, отработавшим полный срок со времен Джона Говарда, Австралия вполне достойно справилась с пандемией.

Однако в том, что касается борьбы с инфляцией и изменениями климата, роста стоимости жизни, состояния системы здравоохранения и доступности жилья, действиями правящей последние девять лет коалиции остались довольны только 35% австралийцев (данные мартовского опроса компании JWS Research).

В итоге, невзирая на некоторые оплошности Энтони Албаниза с экономической статистикой на старте кампании, к началу мая лейбористы подошли с рейтингом в 53% против 47% за либералов. Но это, только если брать в расчет лишь две эти главные партии.

Особенностью избирательной системы в Австралии является преференциальное голосование: человек может поддерживать сразу несколько партий, ставя цифру 1 за самого предпочтительного кандидата, а цифры 2, 3 и так далее за остальных в порядке убывания. И как заметил профессор политических исследований Университета Британской Колумбии родом из Австралии Кэмпбелл Шарман, в последнее время доля «первых» голосов за мелкие партии заметно выросла.

— Если доля этих второстепенных партий и независимых продолжит увеличиваться, это может осложнить формирование правительства в палате представителей и будет препятствовать реализации программы правительства в сенате, кто бы ни сформировал кабмин, — отметил политолог.

Другие эксперты указывают на возможность сюрпризов, как случилось в предыдущие парламентские выборы в Австралии: все опросы дружно сулили триумф лейбористам, однако победителем, хоть и с минимальным перевесом, вышел либерал Моррисон. И как метафорично подметил один из местных комментаторов, нынешние выборы в стране сродни походу в ресторан: «Вы смотрите на меню, и там нет ничего, что вы действительно отчаянно хотели бы съесть, и в отсутствии чего-то аппетитного избиратели могут просто заказать то же самое, что ели в прошлый раз».


Top