Flag Counter

«Не задержание, а ликвидация»: картины из жизни военной Украины

На что надеются оставшиеся здесь сторонники России…

Картина первая. В углу православного храма во время воскресного богослужения стоит уже сравнительно пожилой мужчина с молитвословом. Про себя читает молитвы: о России, о русском народе, о страждущей Русской Церкви. По понятным причинам молитвослов он держит так, чтобы другие не видели текста (я увидел случайно, потому что стоял рядом).

Это показательно. Людей, сочувствующих России, ещё достаточно много в воющей с Россией стране. Значительно меньше, чем их было до 24 февраля, но всё же много. Однако своё сочувствие они тщательно скрывают. На Украине за такое сочувствие сегодня могут просто убить.

Картина вторая. Два синеносых алкаша ссорятся у подъезда многоквартирного дома. С руганью и матом, переходящими в драку. Вроде бы ничего необычного. Такое можно было часто наблюдать и до войны. Оригинальной является причина ссоры. Оказывается, один из участников конфликта имел несчастье родиться не на Украине, а в соседней Белоруссии. И ещё: он однажды (как я понял, уже давно) положительно отозвался о Лукашенко.

И это тоже показательно. Ну кого раньше интересовало кто где родился? В многонациональном государстве, каким был тогдашний Советский Союз, многие родились не там, где проживают теперь. И что в этом преступного?

Не придавалось большого значения и пьяным разговорам в дружеской (казалось бы) компании. Таких разговоров было великое множество. Люди высказывались совершенно свободно, не чувствуя никакой опасности.

Сейчас всё изменилось. Этому, например, припомнили «неправильное» место рождения и «компрометирующий» отзыв о нынешнем «враге Украины». Вчерашний же собутыльник и припомнил. Другим припоминают что-то другое. Память, как выясняется, штука коварная.

А место рождения – это теперь тоже серьёзный «компромат». Оно ведь указано в паспорте. Паспорта же нынче проверяют часто. Не столько полиция или военные, сколько члены территориальной обороны, получившие автоматы и на этом основании ощутившие себя властью.

И если в паспорте местом рождения указан населённый пункт, расположенный на территории нынешней Российской Федерации, то многие (не все, правда) тероборонцы смотрят на обладателей таких документов, как на подозрительных субъектов. То же касается обладателей паспортов с донбасской пропиской.

Следующая картинка с натуры. Таксист, рассуждающий о политике, безапелляционно заявляет, что Елена Бондаренко и Елена Лукаш (женщины-политики из бывшей украинской Партии регионов) должны сидеть в СИЗО мучительно и долго.

Таксист украиноязычный, но слова «мучительно и долго» произносит на русском языке. Так выразительнее. Вряд ли он знаком с упомянутыми женщинами лично. Просто для него они являются олицетворением пророссийских деятелей (хотя, сказать по правде, пророссийскость Бондаренко и Лукаш весьма сомнительна). А пророссийским деятелям, понятное дело, место в тюрьме.

И этот таксист – не самый радикально настроенный. Генерал СБУ Виктор Ягун в эфире Украинского телевидения объявил, что сейчас актуально не задержание пророссийских политиков, а их ликвидация. И повторил ещё раз: «Не задержание, а ликвидация». Законность, по-видимому, никого не интересует.

Такие вот картины современной жизни. Очень характерные картины. Ненависть не только к России, но и к собственным соотечественникам, захлестнула украинское общество.

Тем же, кто от ненависти сумел удержаться, остаётся надеяться только на Бога. И молиться, молиться, молиться. Что и делал мужчина, о котором сказано в начале статьи.