Flag Counter

Ostarbeiter v 2.0 ?

За два месяца боевых действий, граница Украины была, да и сейчас блокирована наглухо для выезда беженцев в Россию. Причем для этого, со стороны киевского режима предпринимался целый комплекс мер в этом направлении. Все это до боли напоминает времена Второй мировой войны, когда принудительно вывозили из Восточной Европы людей с целью использования в качестве рабочей силы. А вот подоспел и свежий The Economist с промежуточными итогами — кто в ЕС выиграет от притока иммигрантов.

До 24 февраля, многие в ЕС были обеспокоены тем, что их регион стареет и что больше людей умирает, чем рождается. Средний возраст в Европе состявляет 43 года и почти на четыре года старше, чем в США. Ожидается, что в ближайшие несколько лет численность населения Европейского Союза достигнет пика в 450 миллионов человек, а к 2070 году упадет ниже 424 миллионов человек. Перспектива сокращения численности в ЕС пугает многих. Это было особенно страшно для стран Восточной Европы, где эмиграция усугубила последствия низкой рождаемости. Премьер-​министр Хорватии, назвал сокращение численности населения «экзистенциальной проблемой для некоторых стран». Демографические изменения, это третья ключевая стратегическая проблема Европы наряду с «зеленой» и цифровой.

Около 5,3 млн человек, в основном женщины и дети, бежали из Украины с начала войны, подавляющее большинство, в страны, граничащие с Украиной на западе. Польша, в которой до недавнего времени уезжало больше людей, чем приезжало, приняла более половины из них. Население Варшавы, увеличилось на 17% за несколько недель. Венгрия, население которой сократилось с 10,7 млн ​​в середине 1980-х до 9,8 млн в 2020 году, приняла более 500 000 украинцев.

Такие большие числа могут изменить демографическую судьбу. Для таких стран, как Польша, Чехия, Словакия, Венгрия и, возможно, страны Балтии, «этот кризис является переломным моментом, который быстро превращает их в страны иммиграции, а не страны эмиграции», — говорит Томаш Соботка из Центра демографии и глобальных исследований Витгенштейна. Австрия сделала украинцам уникальное щедрое предложение, предоставив им право жить, работать и учиться в принимающей стране в течение трех лет — привилегии, за достижение которых беженцы часто борются годами. Это говорит о том, что у украинцев будет шанс быстро укорениться в новых сообществах. Если беженцы решат остаться, они снизят средний возраст в принимающих их странах, обеспечат необходимый приток относительно квалифицированной рабочей силы и сместят соотношение полов в сторону женщин.

Это может выглядеть как луч надежды для ЕС, но будущее этого демографического сбоя пока непредсказуемо. Если война будет короткой, женщины и дети, вероятно, быстро вернутся в Украину, чтобы воссоединиться с мужьями и отцами, которых, как и всех украинских мужчин, правительство вынуждает оставаться в стране, если им от 18 до 60 лет. Любой демографический дивиденд, если таковой имеется, он будет распределен неравномерно между европейскими странами. И он, вероятно, будет уменьшен из-за сокращения рождения детей в результате экономической неопределенности, вызванной войной. Имея в среднем всего 1,6 ребенка на женщину, европейцы еще до начала войны не рвались становиться родителями.

А вот для самой Украины война является демографической катастрофой. Ее население резко сократилось из-за эмиграции и малой рождаемости. С февраля более четверти населения были вынуждены переехать, в том числе 7,7 млн ​​человек, перемещенных внутри страны. Рождаемость обязательно упадет еще больше. Ожидаемая продолжительность жизни, вероятно, упадет «значительно», считают специалисты в этой теме. Они отмечают, что даже короткая война между Азербайджаном и Арменией в 2020 году во многом стала причиной снижения ожидаемой продолжительности жизни мужчин на три-​четыре года.

Страны к западу от Украины в выигрыше, хотя приток и создает нагрузку для некоторых, особенно для крошечной Молдовы, которая приняла более 400 000 беженцев, что эквивалентно 15% ее населения. Для Польши, где в 2020 году проживало и работало около 1,4 миллиона украинцев, прибытие еще миллионов переводит демографические часы в прошлое до Второй мировой войны, когда в стране проживало большое украинское меньшинство. Межэтническую вражду удалось потушить только послевоенным принудительным обменом населения между Польшей и Советским Союзом.

Теоретически новички должны дать толчок Польше. Правящая партия «Право и справедливость» стремилась увеличить число поляков. В 2016 году он стремился повысить рождаемость, выплачивая семьям по 500 злотых ($115) в месяц на каждого ребенка после первого. Эффект заключался в основном в том, чтобы побудить женщин, уже планирующих иметь детей, завести их раньше, чтобы пособие не было аннулировано. Число рождений выросло в первые два года действия схемы, но упало в 2020 году до самого низкого уровня с 2003 года. Война на Украине увеличила население Польши более чем на миллион детей, по крайней мере временно.

Другие европейские страны, особенно с большой украинской диаспорой, выиграют. Согласно оценке агентства ООН по делам беженцев, около 1,5 млн беженцев перебрались в страны дальше на запад, включая Германию, Италию и Францию. До войны около 250 000 украинцев жили и работали в Италии, где средний возраст на четыре года выше, чем в Европе в целом, а коэффициент рождаемости один из самых низких. За первые три месяца этого года население Австрии увеличилось на полпроцента и составило более 9 миллионов человек, 83% этого роста пришлось на украинскую иммиграцию.

Для региона, обеспокоенного демографическим спадом, вливание молодой крови из Украины может оказаться благословением. Предприятия сообщают о нехватке рабочей силы. Согласно опросу, проведенному Европейской комиссией, в январе нехватка рабочих рук ограничивала производительность четверти производственных и сервисных предприятий ЕС. Правительства сетуют на то, что сокращающейся рабочей силе придется поддерживать все большее число пенсионеров. Ожидается, что к 2070 году соотношение европейцев трудоспособного возраста (в возрасте 20–64 лет) и лиц старше 65 лет упадет с трех к одному до менее чем двух к одному. Это та проблема, которую можно решить хотя бы на время, а именно приходом трудоспособных и здоровых украинцев.

Но как долго они останутся? И присоединятся ли к ним отцы и мужья? Это зависит от того, как долго продлится война и какой ущерб будет нанесен. Во время войны в Косово в 1999 году, когда НАТО бомбило Югославию, сотни тысяч людей бежали или были насильственно переселены в соседние Албанию и Македонию. Но этот период войны длился 78 дней, после чего косовары быстро вернулись. В отличие от боснийской войны, которая длилась с 1992 по 1995 год. Тогда около 700 000 беженцев бежали в Западную Европу и за ее пределы, и гораздо меньше вернулись обратно. Это одна из причин, почему сегодня считается, что в Боснии проживает менее 3,2 миллионов человек, хотя до войны было 4 миллиона.

На данный момент украинцы по-​прежнему стремятся вернуться домой. Действительно, в последние дни количество возвращающихся через польскую границу, в относительно безопасные места, такие как Киев, превысило количество возвращающихся в обратном направлении.

Но если война затянется и дети привыкнут к своим новым школам, матери могут и передумать возвращаться в свои прежние дома. Это будет тем вернее, если экономика Украины не восстановится, побуждая мужчин уезжать на запад, а некоторых — воссоединяться со своими женами. В этом случае непрошенное прибавление населения Европы к западу от Украины может стать долгосрочным. И если правительствам удастся побудить новоприбывших найти работу, соответствующую их навыкам, они будут способствовать процветанию принимающих их стран.

Выгоды от притока там, где он происходит, могут быть и недолговечными. Самое большое влияние на готовность семей иметь детей оказывает их уверенность в экономике. Рождаемость в Европе резко упала после начала пандемии, но восстановилась, когда правительства сняли ограничения и влили деньги в их экономику. Но сейчас по данным Европейской комиссии, в марте экономическая неопределенность среди потребителей достигла самого высокого уровня за всю историю наблюдений. Немногие люди могут быть склонны к тому, чтобы их семьи росли.