Flag Counter

Зеленский мечтает о Бали

От конфуза к конфузу – именно так сейчас выглядит для Америки ее усилия по наказанию России за украинские события. Усилия по расколу российского общества не привели к успеху – несмотря на все санкции и внешнее давление рейтинг президента Путина находится на недосягаемом для многих европейских политиков 80-процентном уровне, а более 70% россиян поддерживают спецоперацию на Украине.

Усилия по обнулению российской экономики тоже не привели к желаемому результату – финансово-экономический блицкриг не получился, доллар продается не по 200, а магазины наполнены продуктами. «Пока мы видим, что Россия, к сожалению, неплохо справляется с санкциями», – эти слова, наверное, очень непросто дались польскому премьер-министру Матеушу Моравецкому, одному из главных сторонников тотального российско-западного конфликта.

С западным единством против России тоже не очень – недавно переизбранный на пост президента Франции Эммануэль Макрон выступает за продолжение переговоров с Владимиром Путиным, ряд европейских стран согласились на покупку российского газа за рубли, планы по полномасштабным поставкам западного оружия Украине разбиваются о страхи европейских государств и логистические проблемы, а идея о торговом эмбарго против РФ не нашла консенсуса в Европе. Наконец, Вашингтону никак не удается реализовать планы по глобальной изоляции России – или хотя бы как-то продемонстрировать эту изоляцию. Большинство государств мира продолжает сотрудничать с Москвой, вести с ней переговоры, заключать торговые сделки – в том числе те, которые снижают значимость западных санкций. По сути, изоляция ограничивается лишь коллективным Западом – США, Канадой, Японией, Австралией и Европой.

Именно поэтому Америке было так важно одержать над Россией дипломатическую победу на полях саммита G-20 («Большой двадцатки»), который пройдет на индонезийском острове Бали в ноябре 2022 года. Вашингтон поставил себе задачу исключить Россию из G20.

Минус один?

Напомним, что «Большая двадцатка», в отличие от «Большой семерки», действительно подходит под определение «общемировая организация», поскольку включает в себя не только страны коллективного Запада, но и ведущие незападные экономики, и поэтому исключение действительно можно было «продать» как доказательство глобальной изоляции Москвы.

Проблема в том, что процедуры исключения не существует, а принятие консенсусного решения об этом среди остальных 19 участников невозможно (все, кроме союзников США, выступят против). Именно поэтому Вашингтон сосредоточил всё свое дипломатическое искусство на стране-хозяйке саммита – Индонезии. Ведь именно она рассылает приглашения участникам, и Джакарта имела полное право не послать это приглашение Владимиру Путину.

В ход шли различные методы – от уговоров и истерик до угроз западных стран бойкотировать саммит в случае, если на нем появится российский президент. Однако индонезийские власти в итоге давление выдержали и Россию позвали. Решение вполне логичное. Во-первых, потому, что для Индонезии – одной из ведущих стран Юго-Восточной Азии – саммит имеет важнейшее репутационное значение. И поддаться на давление США – значит, получить репутацию страны-болонки, а также государства, которое обнулило всю значимость G20 как потенциального «совета директоров» многополярного мира. Во-вторых, если будет создан прецедент по исключению страны исходя из американских хотелок, то не исключено, что вслед за Россией США потребуют исключения из G20 того же Китая – своего второго противника. И дальше по списку. Как известно, если не знаешь, как поступить – поступай по правилам. И по правилам Индонезия разослала приглашения всем странам-членам G20, включая Россию.

Пусть будет?

Однако помимо стран-участниц G20 страна-хозяйка имеет право приглашать и другие страны. И вот президент Украины Владимир Зеленский написал о телефонном разговоре с индонезийским президентом и дал понять, что в ходе этого разговора тоже получил приглашение на Бали. При этом сам индонезийский президент об этом приглашении ни слова не сказал.

Этому может быть три объяснения. Первое – Зеленский банально соврал в надежде поднять свой статус. До ноября еще далеко, а ему необходимы перемоги здесь и сейчас. Второе – это заявление Зеленского было согласовано с США и является частью общей кампании по оказанию давления на Индонезию, дабы Украину тоже позвали. Третий вариант – это заявление Зеленского было согласовано с США и Индонезией, и стало своего рода компромиссом между Джакартой и Вашингтоном.

Дело в том, что США подстелили соломку. «Если это не получится сделать (исключить присутствие Путина на саммите – прим. авт.), если Индонезия и другие не согласятся, то тогда, на мой взгляд, мы должны попросить обеспечить возможность присутствия на встрече и Владимира Зеленского … в роли наблюдателя», – заявлял Байден. И не исключено, что Вашингтон сделал вид, что он готов принять присутствие Путина на Бали и даже не организовывать бойкот саммита в случае, если российское присутствие будет разбавлено украинским.

При этом в Джакарте – как и в других столицах – прекрасно понимают, что Вашингтон пытается устроить новую провокацию. Американцы надеются, что либо Владимир Зеленский на саммите устроит шоу в духе украинских клоунов и их перформансов в европейских столицах, либо Владимир Путин в ожидании этого перформанса просто откажется от сомнительной чести быть участником этого шоу и сам не поедет на G20. Тем самым дав США возможность сказать о дипломатической изоляции России. Однако оснований воспрепятствовать присутствию Украины у Индонезии нет, поэтому Джакарта могла тут тоже поступить по правилам – раз уважаемые люди просят Украину, пусть будет.

Проблема для американцев в том, что до ноября еще почти полгода. За эти шесть месяцев ситуация на Украине может измениться таким образом, что вопрос о присутствии Зеленского на саммите отпадет сам собой, тогда как Владимир Путин будет там самым желанным гостем. Ведь все любят победителей.