Flag Counter

Уроки права для генсека ООН

Президент России Владимир Путин 26 апреля встретился с генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем. Генсек прибыл в Москву, чтобы договориться о создании «гуманитарного коридора» для украинской нацистской группировки «Азов» (запрещена в РФ), заблокированной в Мариуполе. И в ходе этих кратковременных переговоров умудрился продемонстрировать просто удивительное юридическое невежество. Приведём лишь несколько моментов.

«Право» и «правила»

Генсек ООН заявил, что миру нужен мировой порядок, основанный на Уставе ООН и международном праве. Сразу заметим, что перед этим практически то же самое сказал Владимир Путин. Только он не разделял понятия «устав ООН» и «международное право». Устав ООН – это и есть международное право.

Одна деталь: далее Гутерриш упомянул о том, что правила, которые должны устанавливаться в мире, должны соответствовать международному праву. Поясним, почему эта деталь так важна.

Тезис о миропорядке, основанном на неких абстрактных правилах, пытаются навязать мировому сообществу Соединенные Штаты Америки. Правила – это требование для некоего поведения. За их выполнение предусмотрено поощрение, за невыполнение – наказание. Ключевую роль играет тот, кто устанавливает правила и, соответственно, поощряет либо наказывает за их исполнение (неисполнение). В этом статусе себя и видят США. Для них неважно, что такой путь ведет к развалу ООН.

Понятие международного права, источником которого является Устав Организации Объединенных Наций, отстаивает Россия. Устав ООН – это документ высшей, обязательной силы. В нем содержится свод норм, то есть предписаний, обязательных к исполнению для всех, в том числе для тех, кто их устанавливает.

Непонимание разницы между этими двумя подходами генсек и продемонстрировал далее.

Прописные истины

Российский президент пояснил, что сегодняшняя ситуация на Украине является прямым следствием госпереворота в Киеве 2014 года. Новая власть развязала террор против своих политических противников, к числу которых отнесла жителей целых регионов, в частности Донбасса. В течение восьми лет, пока это происходило, Москва старалась проявлять максимальную сдержанность. И только когда киевский режим публично заявил, что не намерен выполнять Минские соглашения, Россия была вынуждена признать ДНР и ЛНР, подписать с ними оборонный договор. Поскольку и после этого Киев не прекратил военные действия, Россия была вынуждена задействовать статью 51 Устава ООН о праве на коллективную самооборону. Таким образом Москва лишь реализовала нормы Устава ООН.

После этих слов Путина Гутерриш почему-то зацепился за высказывание о Минских соглашениях. По его словам, Организация Объединенных Наций не является частью политических переговоров по Украине, а секретариат ООН никогда не приглашали участвовать в переговорах по Минским соглашениям.

И вот тут видно явное непонимание того, чем нормы отличаются от правил. Нормы обязательны к исполнению всеми, в том числе секретариатом ООН.

Минский комплекс мер был утвержден Советом Безопасности ООН в 2015 году. Резолюция Совбеза, в соответствии с нормами Устава ООН, является мандатом к действию для секретариата ООН. Особенно, если резолюция принимается консенсусом, то есть ее поддерживают все 15 членов Совбеза. В данном случае никакого приглашения секретариату ООН не требовалось. Секретариат ООН во главе с генсеком обязан реализовывать принятую Совбезом резолюцию. Тем более обязан реагировать на прямой грубый саботаж Минских договоренностей. Это не правило, которое можно исполнять или нет. Это норма, которая имеет обязательную силу.

Право на самоопределение

Точно такое же непонимание разницы между нормами и правилами проявилось, когда речь зашла о решениях Международного суда ООН. Владимир Путин напомнил о консультативном заключении этого судебного органа 2010 года. Когда рассматривался вопрос о признании Косово, возник спор о том, как трактовать статью 1 Устава ООН о праве народов на самоопределение. Суд определил, что ее следует трактовать так: каждый регион может принять решение об определении своего суверенитета, вплоть до отделения, без обращения в центральные органы страны. В соответствии с этой нормой ДНР и ЛНР провозгласили свою независимость. На это Гутерриш заявил, что решение Международного суда ООН не имеет значения, поскольку Косово так и не стало членом ООН.

Он явно не знает, что в данном случае не имеет никакого значения, стало ли Косово членом ООН.

Дело в том, что Международный суд ООН не только разбирает споры между государствами, но и определяет, как трактовать ту или иную статью Устава ООН, если в отношении нее возникает неясность. В этом отношении он является нормообразующим учреждением. Фактически выполняет роль международного аналога Конституционного суда. Те пояснения норм Устава ООН, которые дает Международный суд, имеют универсальное применение. Это нормы, а не правила. И Донбасс был обязан их исполнять.

Вид на Дворец Мира, где проходят заседания Международного суда ООН

Менеджерам здесь не место

Ситуация, когда генсек ООН не понимает элементарных юридических понятий, является прямым следствием той деформации всемирной организации, которая произошла с ней в 1990-е годы.

В 1946 году при избрании первого генсека Организации Объединенных Наций было принято решение, что эту должность должны занимать лица с юридическим образованием и практическим опытом работы юристом. Авторы этого решения исходили из того, что деятельность секретариата ООН предполагает максимальную юридическую точность. Генсеки должны не допускать никаких отступлений от Устава ООН, исключать возникновение каких-либо противоречий. Именно поэтому пост генерального секретаря должны были занимать исключительно опытные юристы. Однако уже в 1950-е годы началось отступление от этого принципа. В 1991 году от него полностью отказались.

Бутрос Бутрос-Гали (генсек ООН в 1992–1996 гг.) не имел никакого юридического опыта. Он работал преподавателем, хотя и имел базовое юридическое образование. У его наследников не было и этого. Кофи Аннан (генсек в 1997–2006 гг.) и Пан Ги Мун (генсек 2007–2016 гг.) по образованию были менеджерами, а Антониу Гутерриш (с 2017 года) – инженером-физиком. У Гутерриша за плечами нет даже дипломатического опыта. Только опыт политика – от фашиста к социалисту. Понятно, что такому человеку что-то объяснять о правовых нормах бессмысленно. Он этого даже при желании не поймет.

В этих условиях у ООН есть два сценария будущего: либо члены организации вернутся к первоначальным договоренностям, либо ООН развалится.