Flag Counter

Снарядный голод ВСУ: ради чего взорвали Приднестровье

По Приднестровью прокатилась волна террористических актов, призванных дестабилизировать обстановку в республике. Президент Молдовы Майя Санду заявила, что это внутренние разборки различных сил влияния, а глава Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) Вадим Красносельский видит в этом явный «украинский след».

Это неудивительно, ведь на территории ПМР в селе Колбасна находится крупнейший в Европе склад боеприпасов, которые крайне необходимы киевскому режиму. Все последние события указывают на то, что в Молдове вскоре может открыться новый фронт украинского конфликта.

Начало текущей недели ознаменовалось резким обострением ситуации в Приднестровской Молдавской Республике — регионе, который находится далеко от основных театров военных действий на Украине, да и вообще принадлежит нейтральному государству: Республике Молдова. Однако нельзя сказать, что такое развитие событий было неожиданным, скорее наоборот.

Присутствие в Приднестровье миротворческих сил России всегда раздражало не только проевропейские партии Молдовы, но и Украину. Официальный Киев всегда охотно, а с 2014 года с особым рвением принимал участие в многочисленных попытках «придушить» непризнанную республику. С началом специальной военной операции заметно повысилась заинтересованность киевского режима в выводе российских миротворцев и особой группы войск, занятых охраной складов с боеприпасами в селе Колбасна. По данным отдельных экспертов, арсеналов в Приднестровье может хватить на десятилетия войны.

После потери основных военных хранилищ в Харьковской области для Генштаба Вооруженных сил Украины (ВСУ) важно найти пополнение боезапаса, которое не могут предоставить западные страны. В то же время склады в ПМР идеально подходят для обеспечения южного фланга украинских войск.

На нынешнем этапе операции приднестровские запасы приобретают для ВСУ жизненно важное значение из-за того, что значительная часть украинских резервов уже «демилитаризована» ударами российского высокоточного оружия. Чтобы добраться до этих боеприпасов, украинским властям необходимо найти оправдание для открытого вторжения.

Самое интересное в этом, что оно будет осуществлено де-юре на территории Молдовы — государства, которое, как и Украина, фактически следует в одной «западной упряжке». Возможно, именно поэтому в этой ситуации был выбран другой способ добраться до складов, находящихся всего-то в двух километрах от границы: эскалация напряженности в регионе.

В понедельник, 25 апреля, в Тирасполе по зданию Министерства безопасности ПМР было сделано три выстрела из гранатомета, при этом нападавшим удалось скрыться. Следующей ночью в селе Парканы обстреляли воинскую часть, которая расположена между Тирасполем и Бендерами, а утром двумя взрывами были уничтожены антенны радиовышек в селе Маяки, через которые на регион шло вещание российских станций.

Если до этого дня российская военная операция на Украине воспринималась на обоих берегах Днестра достаточно отвлеченно и абстрактно, то теперь уже всем стало понятно, что угроза вооруженного столкновения вполне реальна. Приднестровские власти отреагировали на произошедшее незамедлительно — в регионе решением Совета безопасности был установлен критический, красный уровень террористической угрозы. Эта мера предусматривает принятие дополнительных шагов по обеспечению безопасности личности, общества и государства.

Также в связи с последними событиями было принято решение об отмене военного парада в Тирасполе по случаю Дня Победы 9 мая.

На события в Приднестровье отреагировала и власть в Кишиневе, где также провели заседание Высшего совета безопасности (ВСБ), но его решения показали явную разницу в уровнях восприятия ситуации и профессионализме участников.

Фактически на совете под председательством Майи Санду были озвучены «рекомендации», которые и так предусмотрены уже введенным в стране режимом чрезвычайного положения: повысить интенсивность проверок движения в зоне безопасности, усилить патрулирование территории Молдовы и на границе, повысить уровень тревоги на объектах критически важной инфраструктуры и во всех учреждениях, ответственных за поддержание общественного порядка и обеспечение безопасности.

Во время выступления Санду на брифинге после заседания ВСБ (ради этого президент Молдовы оделась в костюмчик в стиле милитари) прозвучала также сентенция о том, что причиной произошедшей в Приднестровье эскалации является напряжение между разными группами влияния внутри региона, а к организации взрывов причастны силы, заинтересованные во втягивании Молдовы в войну.

В ответ на это лидер ПМР Вадим Красносельский заявил: «В отличие от госпожи Санду, мы абсолютно точно знаем, откуда прибыли террористы и в направлении какого государства убыли. Заверяю, что к приднестровскому народу они никакого отношения не имеют».

В целом по результатам брифинга похоже, что президент Молдовы решила все-таки проявить благоразумие и не идти на какие-то резкие шаги как в отношении России, так и в отношении Приднестровья. Согласно ее заявлению, «Молдова не планирует никакой блокады Приднестровья, мы приветствуем мирный диалог и дипломатические решения».

Тем не менее необходимо помнить, что официальные Кишинев и Киев «скованы одной цепью» и «связаны одной целью» — служить интересам западных кураторов, и не учитывать их тесное взаимодействие по многим вопросам было бы огромной ошибкой. Мало у кого возникают сомнения в том, что Санду готова закрыть глаза даже на явные и открытые нарушения Украиной суверенитета Молдовы.

Собственно, прецеденты уже имеются — достаточно вспомнить похищение средь бела дня в Кишиневе спецслужбами Украины судьи Чауса, попросившего в Молдове политического убежища, и вывоз его из страны в автомобиле украинского посольства. Есть все основания предполагать, что это был не просто случай попустительства со стороны силовых ведомств Молдовы, а совместная операция. Таким образом, Служба информации и безопасности, подчиняющаяся непосредственно Майе Санду, допустила грубейшие нарушения Конституции и законодательства Молдовы в угоду киевскому режиму.

Это наглядно демонстрирует, что при повышении ставок — если понадобится, например, предпринять какие-либо действия, противоречащие нейтральному статусу Молдовы — Санду не колеблясь выполнит то, что ей укажут из Вашингтона, Брюсселя, Бухареста и даже Киева.

Учитывая то, что снабжение топливом южного фланга ВСУ уже полным ходом идет из Румынии через территорию Молдовы, Санду придется в ближайшие дни как-то объяснять, что же она подразумевает под понятием «нейтралитет». Особенно после того, как российская армия нанесла удар по железнодорожному мосту в Затоке, через который горючее шло на Одессу.

Также существуют устойчивые слухи, что аэропорт в Маркулештах вот-вот может быть включен в логистическую цепь по поставке вооружений из Европы на Украину. Именно поэтому возникают вполне обоснованные опасения, что эскалация напряженности в Приднестровье является всего лишь прелюдией к широкому развертыванию конфликта уже на территории самой Молдовы.