Flag Counter

Что будет с Украиной без Пушкина и Толстого

Украинская декоммунизация перешла в следующую фазу – дерусификации, полного отказа от русского на улицах городов, а прежде всего Киева. Речь идет о памятниках, названиях улиц, снесена Арка дружбы народов
Парадокс в том, что Украина при этом уничтожает память о самих украинцах, строивших и оберегавших эту страну. И у этой дерусификации будут большие последствия.

Еще в конце 2013 года, после разрушения памятника Ленину на Бессарабской площади Киева, многие пророчески говорили о том, что это начало конца постсоветской Украины. Кто-то говорил это скорее в шутку: мол, Ленин Украину как республику создал и падающие по всей стране Ленины погребут под собой и украинскую государственность.

Другие говорили, что с Ленина все только начинается. А вот когда закончится и закончится ли вообще – большой вопрос.

Закончилось это, как мы теперь уже понимаем, 24 февраля 2022 года. Итог, понятное дело, промежуточный. За неимением Лениных масштабы деконструкции расширились. Свежий пример – Арка дружбы народов в Киеве. Но она лишь символическое начало: к настоящему моменту список переименований, а вернее массового искоренения общей истории, распух почти до 500 пунктов и активно пополняется.

Долой русских и неправильных украинцев
Изучение этого списка – занятие увлекательное. На первый взгляд кажется, что там нет ничего нового. Очередная фаза декоммунизации, переименования каким-то чудом еще сохранившихся переулков Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Следующие на очереди – улицы, названные в честь российских топонимов (Московская улица, Астраханская улица). Ну тоже можно понять – в нынешних-то условиях. Мы и сами похожим образом в свое время Санкт-Петербург в Петроград переименовали. Правда, тут же оказывается, что и Минск теперь тоже неугоден, и жителям Минского проспекта, площади, улицы и переулка вскоре предстоит «переехать».

А вот дальше интересней. Вслед за Марксом, Энгельсом, а также несколькими советскими функционерами на выход отправляется целый сводный партизанский отряд. Сидор Ковпак и Петр Вершигора. Олег Кошевой и Ульяна Громова. Николай Матеюк и Раиса Окипная. И даже Валя Котик. И ведь их объединяет не только борьба в партизанских отрядах. Все перечисленные либо родились, либо тесно были связаны с Украиной.

Вот Валя Котик. Пионеры нынче не в почете, даже пионеры-герои. Но Валя не просто пионер и партизан, но и боец отряда имени Устима Кармелюка. Да еще и родом из-под Шепетовки (Хмельницкая область). Кармелюк и Шепетовка – если есть что-то более украинское, с радостью рассмотрим. Ковпак с полтавским суржиком. Вершигора, в мемуарах которого как не Иван Франко, так Ольга Кобылянская или Василий Стефаник. Бьемся об заклад, он знал украинскую литературу лучше тех, кто сегодня взялся переименовывать его улицу.

Раиса Окипная – актриса. Родилась в Чернигове, работала в Виннице и Киеве. Подпольщица, расстреляна гестапо. Ладно, пусть дерусификация. Но каким боком к ней урожденная Капшученко?

Ну хорошо, эти хотя бы партизаны (а партизаны у нас советские). Но вот Амвросий Бучма. Актер и режиссер. Место рождения – лучше не придумать: Львов, Австро-Венгрия. Видимо, «провинился» двумя Сталинскими премиями, которые перечеркивают все его достижения и несомненный талант: название-то не новое, как назвали улицу в 1967 году, так и зовется.

К поэтам Николаю Бажану и Павлу Тычине, видимо, претензии схожие. Украинскость обоих никак не конфликтовала с советской властью, поэтому – премии, награды, звания, улицы в их честь. А теперь все, баста.

А вот Алексей Берест. В учебники как водружавшие на Рейхстаге Знамя Победы вошли Егоров и Кантария, сумчанин Берест почему-то потерялся по дороге. Во времена Ющенко ему даже посмертно дали «Героя Украины». В пику России, конечно же: мол, замалчиваете нашего. Потому что украинец.

Замалчиваем в фантазиях Ющенко. Памятная доска участнику штурма Рейхстага Алексею Бересту на проходной «Ростсельмаша» уж сколько лет висит. И что сегодня более весомо – она или звание от Ющенко – это хорошо бы у самого Береста спросить. В любом случае даже времена Ющенко теперь в прошлом. Звания Берест достоин, а улицы, получается, нет. Теперь – нет. А еще семь лет назад – да, вот только в 2015 году назвали.

Напоследок у нас писатели. Нет, не Пушкин, Лермонтов, Достоевский и Толстой, хотя их на карте Киева тоже вскоре не останется. А Булгаков, Паустовский и Куприн. Каждый из них подарил нам свой Киев: «Белая гвардия», «Повесть о жизни», «Киевские типы». За одно это они заслуживают улицы в Киеве. Но мэрия считает иначе.

Дерусификация, как и было предсказано
Сегодня Киев пытается оправдать эту чистку военной операцией РФ. Россия вторглась, бомбит наши города, поэтому ничего русского тут не останется. На это есть что возразить. «Десоветизация без разрыва с российской культурой невозможна», наставляет украинцев Юрий Макаров еще из 2013 года. Военная операция стала лишь удобным поводом, чтобы начать делать уже давно продуманные шаги. И здесь нынешним украинцам не по пути не только с Пушкиным и Толстым. Но и с другими украинцами, которые (так или иначе) оказались задействованы в общем государственном и культурном проекте.

В последние годы этот проект называют русским миром, подразумевая цивилизационное поле, выходящее за географические границы нынешней России.

Хотя стараниями пропагандистов с обеих сторон термин успел немного набить оскомину. Между тем все довольно просто. Русский мир – это когда в партизанском отряде рядом с украинцем Сидором Ковпаком идет русский Сергей Руднев. И им обоим не приходит в голову выяснять, кто из них кто. Русский мир – это когда украинец Берест на маленькой станции под Ростовом-на-Дону в последний момент успевает выдернуть из-под колес поезда маленькую девочку. И умирает от полученных ран через несколько часов.

Русский мир – это когда Марлен Дитрих становится на колени перед своим кумиром, писателем Паустовским: она так мечтала об этой встрече. Общее прошлое и общее будущее двух национальностей одного народа.

Все в комплекте
И от прошлого, и от будущего на Украине отказались уже давно. И сегодняшние переименования в рамках этого отказа были неизбежными. Не исключено даже, что вместо Арки дружбы народов мы вскоре получим новый арт-объект: Арку вражды или что-то в этом духе.

Забавно, что даже многие иностранцы наивно понимают Украину лучше самих ее жителей. Для среднего иностранца украинцы – это такие русские, которые живут на Украине. Как оно, собственно говоря, и есть.

А дальше уже проще. Русские – это космос, балет, Калашников, водка, икра, ракеты. И вечная заноза в заднице Запада. Со всем этим, а также со всеми вышеперечисленными украинцами, Киев сегодня решительно порывает. Что сразу ставит задачу: нужно как-то по-новому объяснить всему миру, кто такие украинцы. Для внутреннего употребления все просто. Была улица Толстого, станет улица Героев полка «Азов»*. Плюс памятник Бандере в каждом райцентре, плюс братские могилы защитников Украины – и готово дело.

Труднее будет с заграницей, для которой «Украина» вскоре превратится в «а, это те, у которых русские зачем-то половину страны оттяпали?». Тут уж иностранцы не поймут, а украинцы должны помнить. Всякий раз, когда Украина превращалась в Антироссию, наступал период Руины и скукоживания до двух-трех земель. Все идет в комплекте, просьба не обижаться.

*организация запрещена в РФ


Top