Flag Counter

Африка и коллективный Запад после начала российской спецоперации на Украине

США и страны ЕС, а также знаменитое constellation (в него, кроме США, входят Великобритания, Канада, Австралия и Новая Зеландия) не вчера начали гибридную войну против России, в том числе и на африканском континенте.

Она была начата ими еще в 2012 году, когда стало ясно, что В.В.Путин вернулся к управлению страной и ничего хорошего для Запада это не означает. Кроме того, появилось осознание, что победа в «холодной войне» не стала окончательной победой над Россией, которая не только возродилась, но и стала претендовать на статус великой державы.

Особенно ярко это проявилось в ходе первого саммита Россия-Африка в октябре 2019 года в Сочи, куда приехали представители всех государств Африки, а 45 из них были представлены на уровне глав государств и правительств. Успех этого саммита стал «холодным душем» для стран Запада, которые даже не предприняли серьезных усилий по саботажу этого мероприятия, видимо, полагая с присущим им высокомерием, что на эту встречу в верхах никто не приедет.

Однако, вскоре после этих событий западные страны начали лихорадочный поиск противодействия Москве на африканском направлении. Он поначалу носил достаточно хаотичный характер, поскольку сами западные страны не имели на тот момент глубоко проработанной и когерентной модели поведения и ориентировались в основном на противодействие активной политике внедрявшегося на континент Китая.

Но 24 февраля 2022 года все изменилось. Российскую операцию по денацификации и демилитаризации Украины, защите жителей Донбасса Запад, обвинив Москву в «агрессии», воспринял как последний шанс спасти свое ускользающее монопольное положение в военной, политической, финансовой и технологической сферах. Причем, в привычной для себя ментальной матрице, он сделал ставку на блицкриг, а также на то, чтобы, оглушив всех яростной русофобской пропагандой, добиться изоляции России на международной арене с ее последующей ликвидацией как актора и субъекта международной политики.

Однако в арабо-мусульманском мире и в Африке эта политика дала масштабный сбой. Африканский регион, включая входящие в него арабские и мусульманские страны, отказались следовать в кильватере западной политики и в ходе голосования в ООН стали массово (практически половина стран) уходить от осуждения России.

После третьего, еще более удручающего для Запада голосования 7 апреля в отношении блокирования дальнейшего участия России в работе Совета по правам человека, когда за этот документ от Африки проголосовало всего десять африканских стран, западная линия в отношении российского присутствия на континенте кардинально ужесточилась.

Хотя и до этого западные представители, прежде всего американские, не бездействовали. Уже в марте серьезно увеличилась частота американо-африканских контактов как прямых, так и в видеоформате, на уровне глав государств и мининдел. Состоялось более 30 официальных встреч и телефонных звонков. В марте с.г. Государственный секретарь США Э.Блинкен принял участие в Восьмой сессии диалога высокого уровня Комиссии Африканского Союза (АС) и США, провел переговоры с Премьер-министром Кот-д’Ивуара П.Аши, Премьер-министром и Министром иностранных дел Марокко А.Ахханнушем и Н.Буритой, Президентом и Министром иностранных дел Алжира М.Теббуном и Р.Ламамрой.

Были проведены его видеоконференции с Президентом Сенегала М.Саллом и Министром международных отношений и сотрудничества ЮАР Н.Пандор. В формате рабочих визитов состоялись встречи первого заместителя Госсекретаря В.Шермана, заместителя Госсекретаря У.Зейя, помощника Госсекретаря по Африке М.Фи, заместителя помощника Госсекретаря А.Кук, Спецпосланника по Африканскому рогу Д.Саттерфилда с руководством Алжира, Ганы, Джибути, Марокко, Кении, Намибии, Нигерии, Руанды, Сенегала, Туниса, Чада, Эфиопии, ЮАР, Комиссии Африканского союза, самопровозглашенной республики Сомалиленд.

Понимая, что этих контактов недостаточно, и к обеспечению полной блокады России они не приводят, Вашингтон активизировал подготовку к 14-му бизнес-форуму (г.Марракеш, 19-22 июля с.г.) и второму саммиту США – Африка (г.Вашингтон, ориентировочно сентябрь-октябрь с.г.).

Параллельно США всеми правдами и неправдами пытаются «втащить» украинскую повестку в обсуждение на разных африканских форумах, добиваются (пока безуспешно) согласия от Афросоюза на выступление В.А.Зеленского на одном из его заседаний, возможно даже на внеочередном саммите АС по гуманитарным проблемам, который запланирован на 25-28 мая в столице Экваториальной Гвинеи г .Малабо. За всеми этими шагами угадывается плохо скрываемая цель сорвать второй российско-африканский саммит, который изначально запланирован на 2022 год.

Этим, естественно, антироссийские действия Запада на африканском направлении не исчерпываются. Кроме обвинений России в якобы «ничем не спровоцированной агрессии против мирной Украины», они пытаются широко внедрить в политический дискурс и общественное сознание африканских стран тезис об ответственности Москвы за грядущий голод на африканском континенте, сознательно переставляя местами причины и следствия его возникновения.

Действительно, многие африканские государства сильно зависят от поставок российского и украинского зерна. Египет, например, на 85%. Это относится ко многим другим странам, таким как Нигерия, Сенегал, Гана. Есть зависимость и от российских калийных и фосфатных удобрений, без которых урожай не вырастить.

Однако, западные страны, выдвигая обвинения в адрес Москвы по этому вопросу, забывают уточнить одно немаловажное обстоятельство: возможное снижение поставок зерна из России связано, в первую очередь, с односторонними, абсолютно незаконными и введенными в обход ООН санкциями, которые и есть главная причина эвентуальных проблем с поставками зерна. Вторая не менее важная причина – масштабные поставки на Украину западных вооружений, которые призваны затянуть конфликт и поставить под вопрос, если не сорвать, весеннюю посевную на Украине.

Безусловно, политические усилия и информационная компания по дискредитации России – лишь верхушка айсберга. На деле коллективный Запад кроме того ведет кропотливую работу по вытеснению российских компаний с африканского рынка и замене их своими, а также по недопущению российских экономоператоров до новых крупных тендеров и контрактов. На деле эта работа бьет, прежде всего, по интересам самих африканцев, а не только России.

Например, Москва является лидером в атомной отрасли и Западу особенно нечего предложить своим партнерам на африканском континенте, сопоставимые по уровню технологии. Поэтому, блокируя Росатом, Запад фактически не дает африканцам решить свои энергетические проблемы наиболее эффективным способом и начать масштабную индустриализацию, консервируя тем самым неоколониальную зависимость континента от американской и европейской продукции.

Все эта антироссийская линия в последнее время приобрела системный и комплексный характер, включает в себя много компонентов – от выше отмеченных, до попыток свернуть россйиско-африканское сотрудничество в военно-технической сфере до установления контроля за поставками ценных руд и металлов, таких как колтан-тантал или литий.

Похоже, борьба за африканский континент только разворачивается. И многое зависит от самих африканских государств, их готовности биться за свой суверенитет и выход из-под неоколониальной зависимости от западных государств