Flag Counter

Вивисекция языка по живому — это филологический адок

Помню, ржал я как лошадь над анекдотом про перевод «Сумерек» на мову: «Я знаю, хто ты. Ты кровосися!»

Не все помнят, что эта «кровосися» произошла из оговорки министра Азарова, не сильного в синтетическом украинском языке, да и не надо это. «Чахлики невмерущие», «гойдалки», «летовища» и прочие глокие куздры и бокры натужного укроновояза давно уже разобраны на интернет-мемы. И казалось бы, что ещё можно придумать, как ещё изнасиловать польско-русско-белорусское филологическое чудовище, но ведь придумали же!

Южно-Украинская атомная электростанция получила новое название «Пивденноукраинская», о чём говорится в официальных украинских источниках. Прежнее имя признано «обрусевшим». Ну тут я бы поспорил: оно подлинно русское и в равной степени украинское. Но я бы советовал украинскому «Энергоатому» не останавливаться на полумерах. Чтобы никак не ассоциироваться с Россией, предлагаю использовать название «Пивденноукраинская зупiнка частинок струму» («остановка частиц тока»), а сам «Энергоатом», соответственно, «патриотически и грамматически» назвать «Потужність неподільного» («мощность неделимого»), сокращённо — «ПотуНеп». Такого в истории энергетического нейминга ещё не было, очень самобытно получится.

Вивисекция языка по живому, даже языка нового и искусственного, — это, конечно, филологический адок. То есть, скажем, англицизмы и тюркизмы мы оставляем, а русизмы убираем? Живая ткань языка сопротивляется такому насилию, и получившийся результат — курам на смех. Если уж так претит разговаривать на русском, а украинский язык вот уже 30 лет всё никак не может вылупиться из яйца, не то чтобы опериться — так, может, Украине стоит перейти на польский? Это позволит одним махом отказаться и от русских слов, которых в мове, наверное, процентов 80, и от самой кириллицы. Сложность только в том, что польский надо учить, а это гораздо труднее, чем придумывать колченогий, вызывающий хохот новояз.


Top