Flag Counter

Про бумеранги. Юлия Витязева

Я никогда не слышала звука «прилетов» вживую. Но за все эти восемь лет я тысячи раз слышала, как они звучат через экран, телефон и монитор.

Это страшно даже тогда, когда ты понимаешь, что оно летит не в твою сторону.

Потому что знаешь, что за этим звуком следует взрыв, который несёт ужас, страх, горе и смерть.

Когда Турчинов начал АТО, было очевидно, что эта война — а Донбассу была объявлена именно война, как ее не называй — придёт на порог каждого украинского дома.

Но украинцы не верили. Им казалось, что их это никогда не коснётся.

Потому что Донбасс — это где-то там, далеко. И что отголоски того, что происходит там, никогда, даже эхом, не отзовутся над Киевом.

Сегодня Киев ещё не понял, но уже почувствовал, что бумеранги всегда возвращаются.

Да, из украинской столицы в наш адрес сейчас доносятся проклятья. И кто-то из тех, кто живет в России сегодня не дозвонился до своих родственников. Не потому, что что-то случилось, а потому что на том конце не взяли трубку.

Столкновение с реальностью — это всегда больно. Но это неизбежно. Ибо таков закон тех самых бумерангов, которые Украина запускала в строну Донбасса невыносимо долгие восемь лет и которые, описав длинную траекторию, начали бить по затылку тех, кто их запускал.

В этом месте, по закону жанра следовало бы сказать, что мне очень жаль в связи с тем, что теперь киевляне проводят свои вечера не в модных клубах и ресторанах, а в бомбоубежищах. И что карта воздушных тревог для них актуальнее карты винной и скидочной.

Но за все в этой жизни нужно платить. За молчание и равнодушие — в том числе.

И, да. Карма, о которой в последнее время вспоминают в офисе президента Украины, действительно существует.

И в связи с этим для многих внезапно открывшими обстоятельством, хотелось бы дать совет: вместо очередного брифинга и серии постов в соцсетях, найти время и исповедоваться.

Если, конечно, после всего случившегося они все ещё могут преступить порог храма…