Flag Counter

Момент истины. Почему в Кремле прямо заговорили о распаде Украины

Нечасто бывает так, что сразу два высших чиновника России одновременно становятся главными ньюсмейкерами дня. Так совпало, что накануне новостная лента была вся в цитатах из речи Сергея Лаврова на совместной пресс-конференции с генсеком ООН Антониу Гутерришем и из интервью секретаря Совбеза России Николая Патрушева «Российской газете».

Используя хлесткую фразу Лаврова, можно назвать эти месседжи российских випов «моментом истины» в стратегическом рисунке разворачивающейся сейчас на Украине военной кампании. Потому что речь идет – о ее целеполагании.

С одной стороны, лавровское «мы продолжаем вести переговоры с Украиной» говорит о том, что в Москве не оставляют надежд на какой-то более-менее приемлемый договорняк с Зеленским и компанией. И хотя лоббисты такого исхода в последние недели поутихли, в московских коридорах власти их по-прежнему хватает с избытком.

С другой стороны, киевский режим делает все, чтобы свести к минимуму вероятность такого сценария и своими руками толкает события к дальнейшей эскалации по экспоненте.

Последние заявления киевских об отказе менять Конституцию и изымать оттуда пункт о стремлении в НАТО подвешивают в состоянии неопределенности тот единственный пункт переговорной повестки, по которому у Киева и Москвы еще недавно было хоть какое-то подобие компромисса. А именно: нейтральный статус Украины. Говорить о каких-то подвижках по другим вопросам не приходится от слова совсем.


Так что неудивительны слова Лаврова о том, что итог переговоров с Украиной будет зависеть от того, на какой стадии военной операции они завершатся. Намек весьма прозрачен: чем дольше тянет Киев и чем больше территорий перейдет под контроль российской армии, тем меньшей станет территория будущей Украины, с которой Россия подпишет мирный договор. А значит – в интересах киевских завершить процесс побыстрее, пока потеряны 30 % территории, а не, скажем, 50 %.

С другой стороны – и это тоже слова Лаврова – если украинская сторона продолжит свою линию, переговоры вряд ли будут иметь результат – а это уже намек на то обстоятельство, что украинцы могут разозлить Путина до такой степени, что этот режим вообще будет объявлен нелегитимным – и разговаривать с ним станут исключительно через прицел.

Так, секретарь Совбеза Николай Патрушев довольно прямо заявил, что война на украинском ТВД – это война совсем не с Украиной, а скорее, прокси-война нового типа, когда против России выступает блок НАТО, выступающий коллективным мозгом военного планирования при выполняющем декоративные функции Генштабе ВСУ.

И действительно, с этим трудно не согласиться, судите сами: вооружение от НАТО, разведданные от НАТО, деньги от НАТО, инструкторы и наемники от НАТО, цели и задачи ставит тоже НАТО. Даже информационная поддержка и обучение спецов пресловутого ЦИПСО – по натовским стандартам и методичкам, под руководством натовских лекторов. Украина в этом формате войны служит лишь поставщиком пушечного мяса, готового умирать за интересы Запада.


Глядя на то, с каким усердием Запад поджигает приднестровский плацдарм и спешит распространить боевые действия на одесско-николаевский ТВД, совершенно обоснованной смотрится еще одна патрушевская оценка – насчет увеличения количества беженцев из Украины с нынешних 4-5 до 10 миллионов человек. И те украинцы, которые наивно полагают, что раз в конкретно их городе сейчас перестали стрелять, значит, война уже закончилась, вскоре поймут, как жестоко они ошибались.

Что же ждет Украину при таком раскладе? А ничего хорошего. Она проигрывает даже в том случае, если с ее помощью Запад обескровит и подорвет Россию. Снимать сливки с этого будут точно не украинцы. Основные производственные базы, инфраструктура и наиболее важные аграрные регионы будут либо захвачены, либо станут зоной боевых действий.

Экономика практически умрет, любое производство на экспорт станет невозможным. Масштабы разрушений и потерь будут такими, что на восстановление уйдут не годы, а десятилетия. Словом, Незалежную ждет страшное падение, в котором дно категорически не просматривается.

Но главным итогом нынешней политики Запада и подконтрольного ему киевского режима – и тут снова слово Патрушеву – может стать распад Украины на несколько государств. В чем ошибается, а может просто недоговаривает секретарь российского Совбеза – так это в том, что даже территориальное усечение не остановит идущую войну.

Все дело в том, что для бандеровцев Украина – это не государство и не территория. Это идея. Именно поэтому для них победой станет любой исход войны, при котором текущий киевский режим сохраняется и признается легитимным. Независимо от территориальных, людских и экономических потерь.

Окопавшись хоть в Киеве, хоть во Львове, они по-прежнему будут настаивать на временном характере территориальных потерь, не признавать российский статус освобожденных земель и грозиться вернуть их вооруженным путем, требуя для этого от Запада все новое оружие и деньги. Так что сама логика процесса заставит Россию добивать украинский режим в Киеве, вплоть до его полноценной капитуляции.

Понимают ли это в Кремле? Судя по сегодняшнему интервью Патрушева Российской газете – вполне. Именно поэтому секретарь Совбеза назвал главной задачей операции на Украине даже не военную составляющую, а денацификацию: «наша цель состоит в том, чтобы разгромить плацдарм неонацизма, созданный усилиями Запада у границ России».


Без решения этой задачи Россия обречена десятилетиями воевать с призраком Украины.


Top