Flag Counter

Буревестник хаоса высадился в Одессе

На Украине появился французский политик Бернар-Анри Леви. Его прогулку по одесским улицам в компании бывшего командира нацбатальона «Айдар», а ныне военного губернатора Одессы Максима Марченко, запечатлели на фото, которое он сам выложил в соцсетях. Леви – апологет киевского националистического режима с 2014 года, но цель его визита до конца не ясна. Ясно лишь, что страна, где появляется этот француз, уже стоит на краю пропасти, либо вот-вот туда шагнет.

Пока президент Франции Эммануэль Макрон во всех смыслах изображает своего украинского коллегу Владимира Зеленского, пытаясь добиться разговора с Путиным и выкладывая в Instagram небритого себя, на Украине высадился уже работавший с его предшественниками Бернар-Анри Леви. В соцсетях у него много прозвищ: от Всадника апокалипсиса до Предвестника революций. Свежее фото с неонацистом и айдаровцем Марченко он выложил сам – экскурсия по Одессе, где правый справа, левый слева.

Леви не скрывается. Он вышагивает в своем черном пальто по одесским улицам, слева и справа – охрана из «Айдара», рядом – бывший командир этого же самого нацбатальона, а сейчас военный губернатор Одессы. Цель французского гостя одновременно и очевидна: он апологет киевского националистического режима с 2014 года, – и в то же время до конца не ясна. Ясно лишь, что страна, где на горизонте появляется этот француз, уже стоит на краю пропасти, либо вот-вот туда шагнет. Буревестник хаоса, пропагандист крайней глобализации и неолиберализма, идеолог цветных революций – так его называют. И хотя никто точно не знает, связан ли Бернар-Анри Леви напрямую со спецслужбами и какой именно страны, его появление в горячих точках по всему миру вызывает немало вопросов.

В 1999-м он в Югославии, поддерживает бомбардировки НАТО. Много об этом говорит, снимает и пишет. Страна разлетелась на осколки. 18 лет спустя он в столице Сербии рекламирует документальное кино. Но жители Белграда ему почему-то не рады. Лев даже запустили тортом в лицо.

В том же 1999-м, когда натовские бомбы падали на Белград, Леви обратил свой взор на Россию и выступил с призывом к коллективному Западу помочь Аслану Масхадову. В 2008-м Леви едет в Грузию, встречается с Саакашвили. Затем он – ярый инициатор вторжения в Ливию и свержения Каддафи. Потом Сирия, и борьба с Башаром Асадом, на этот раз, безуспешная. Но Леви везде и всюду противостоит интересам России.

«Европейцы, немедленно приостановите участие в сочинской Олимпиаде! Можно убедить Олимпийский комитет Франции, Жан-Клода Килли и всех французских спортсменов в Сочи бойкотировать Игры, пока на майдане течет кровь», – призывал Леви.

Закономерный вопрос, который возникает, когда в очередной раз видишь этого элегантного господина там, где рвутся мины и идут бои: кто ему в этом помогает? Оказаться, например, в Панджшерском ущелье, блокированном талибами после захвата Кабула и бегства американцев. Ахмад Масуд-младший перед этим просил у Запада поддержки, оружия, защиты, а получил Леви, который сделал эффектные снимки в горах и исчез.

Теперь оружие у Европы и Америки просит Зеленский. И снова является Леви. Заезжал ли французский публицист в Киев перед Одессой, не ясно. Ясно, что они с Зеленским знакомы, ужинали, пили вино. Общался Леви и с Порошенко, ездил на Донбасс, эффектно носил бронежилет, потом в Киеве рассказывал, что украинская армия сильна, как никогда. На майдане в 2014-м Леви оказался после Виктории Нуланд, обещал украинцам в этот холодный февраль теплый европейский прием.

«Я француз, я европеец, а сегодня я украинец. Неверно говорить, что Европа – это только мечта. Потому что я слышу вас, народ майдана! Украина была великой цивилизацией, когда России еще не существовало», – заявлял тогда Леви.

В прошлом году он поддержал Светлану Тихановскую, провозгласившую себя президентом Белоруссии, находясь в Литве. При этом Леви продолжает снимать, писать.

Философия прогресса по Леви довольна проста. В мире не должно быть сильных лидеров и суверенных институтов. Они, по его мнению, всегда ведут к диктатуре. Значит, единственный путь – разрушение самой сути государства и государственного аппарата в привычном виде. Голая теория, цена которой – войны и опустошительные конфликты.