Александр Малькевич: О трагедии в Одессе должен знать весь мир

8 ноября 2019, 16:35

В скором времени после премьеры в России фильма немецкого режиссера Вильгельма Домке-Шульца «Remember Odessa. Не забудем, не простим» он выйдет на мировые экраны.

Фильм рассказывает о трагедии в Одессе 2 мая 2014 года, когда украинские нацисты сожгли мирных людей в Доме профсоюзов. Напомним, что тогда погибли более 40 человек.

ИА «Новороссия» обратилось к президенту Фонда защиты национальных ценностей, члену Общественной палаты России Александру Малькевичу, который также является продюсером этого фильма, чтобы узнать о том, насколько важно, чтобы этот фильм увидели люди во всем мире, а также с каким сложностями приходится сталкиваться при организации его выхода на широкие экраны.

ИА «Новороссия»: Александр Александрович, насколько известно, фильм уже получил прокатное удостоверение в России, однако, к сожалению, его не спешат брать российские прокатчики. На Ваш взгляд, почему это происходит?

Александр Малькевич: На сегодняшний день мы прилагаем все усилия, чтобы этот фильм увидели как можно больше людей. Непосредственно Фонд защиты национальных ценностей представляет этот фильм как в России, так и во всем мире. «Remember Odessa. Не забудем, не простим» уже получил прокатное удостоверение в России, однако, да, действительно его не спешат брать отечественные прокатчики. Мотивировка понятная — документальное кино в российских кинотеатрах якобы не показывают и этим всем нужно заниматься индивидуально, нужно вкладываться в рекламную кампанию, а этого никто делать не хочет. В этом плане можно констатировать, что такой с большой буквы государственной политики нет. Дело в том, что, как бы это смешно не прозвучало, но такая структура, как в свое время были Госконцерт, Госплан, в принципе некое такое Госкино, очевидно, была бы не лишней. Небольшое количество сеансов в крупных городах по официальной линии — это было бы правильно.

ИА «Новороссия»: Почему так важно, чтобы как можно больше людей увидели «Remember Odessa. Не забудем, не простим»? Готов ли российский зритель к таким фильмам?

А.М.: Безусловно, очень нужно и важно, чтобы этот фильм увидели люди и в России, и во всем мире. Фильм снят абсолютно непредвзято, прозрачно. Снят иностранцем, который приехал в Одессу, общался там с участниками этой трагедии, причем, которые находятся по разные стороны баррикад.

Готов ли российский зритель увидеть этот фильм? Я считаю, что зритель готов, однако в этом плане тоже есть вопрос: я готов этот фильм отдать любому каналу, предложить «Давайте мы его покажем! Пусть его увидит больше людей». Однако готовы ли каналы брать его в сетку вещания и показывать? Это вопрос.

Я уверен в том, что, конечно, фильм найдет отклик, потому что он действительно берет за душу. Там нет никакого авторского навязывания мнения. Автор просто показывает то, что видит. То есть мы все видим глазами автора, наблюдателя со стороны и самостоятельно делаем все выводы и оценки без какого-либо давления.

ИА «Новороссия»: Известно, что представители российских дипведомств в некоторых странах неохотно или же вовсе не идут на контакт касательно помощи в представлении этого фильма в этих странах. Как Вы можете оценить их мотивацию — «не стоит раскачивать лодку» и «будоражить народ»?

А.М.: Что же касается термина «не раскачивать лодку», да, я подозреваю, что есть и в России, и за ее пределами представители российских структур, которые эту «лодку» раскачивать не хотят. Они руководствуются принципом «не чеши и не будет чесаться». Но как можно не «чесать»? Как можно замолчать? «Чесать» то нужно!  Да, например, в рамках фестиваля российского кино, наверное, этот фильм не подойдет, потому что это не российское кино, однако я бы советовал «чесать» этот вопрос с помощью всевозможных показов, разных кинофестивалей, устраивать так называемые side event на международных мероприятиях. Показывать везде, где это возможно, говорить, что «Вот, пожалуйста, смотрите — это то, что там происходило».

При этом, отмечу, что сам Вильгельм Домке-Шульц — это человек, страдающий за свою симпатию к нашей стране. Вероятно, что еще немного и он окажется в Германии в полной изоляции, на него наклеят ярлык «российского шпиона», каковым он, на самом деле, 100% не является. Однако от своей симпатии к нашей стране на сегодняшний день он пока только проигрывает. Выигрыша для него нет никакого. Очень печально от того, что тех, кто к нам приходит с открытым сердцем, кто наш друг по зову сердца, мы, нет, их не предаем, но никакой помощи и поддержки им оказать не можем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top