«Мрачная реальность»: раненые «всушники» рассказали правду о положении дел на фронте

Солдаты ВСУ признают, что обстановка на фронте очень плохая и пробить брешь в обороне российских сил почти невозможно. Корреспонденту The Daily Beast удалось получить комментарии у раненных в ходе контрнаступления солдат ВСУ. По их словам, все устали, на передовой очень тяжело, страшно и не хватает оружия.

Несколько недель назад 25-летний военнослужащий ВСУ Андрей, который сейчас находится в одной из больниц Центральной Украины, чуть не расстался с жизнью в Бахмуте (Артёмовск).

Ему пришлось наступать на позиции россиян, бегом преодолевая минные поля и уворачиваясь от шквального пулемётного огня, пишет The Daily Beast. Как отмечается в материале издания, боевую задачу украинский солдат выполнял в рамках украинского контрнаступления, одной из целей которого было окружение Бахмута, ранее занятого российскими войсками и в ходе интенсивных боёв практически полностью превращённого в руины.

«В районе ещё танки работали. В одном месте вообще всё раздавили, на 50 метров кругом негде было укрыться», — поведал Андрей корреспонденту The Daily Beast, добавив, что один из его товарищей получил ранение. По словам солдата, он с сослуживцами смог оттащить раненого к сточной трубе, но сам спрятаться не успел — рядом с ним ударил снаряд.

«Мне руки осколками посекло. Если бы не бронежилет, от меня бы и не осталось ничего. Он меня и спас», — приводит его слова американское издание.

По данным The Daily Beast, руками Андрей едва шевелит — ему ещё предстоит хирургическое вмешательство.

«Быстро эта война не закончится — где-то год или два ещё продлится, — рассуждает Андрей. — В прессе очень мало пишут о том, что происходит. Ситуация плохая. Это правда».

Как напоминает корреспондент The Daily Beast, украинское контрнаступление стартовало в июне и за это время ВСУ успели атаковать российские позиции на многих участках линии соприкосновения, сосредоточиваясь главным образом на южном и бахмутском направлениях — однако, хотя украинцам и удалось занять несколько деревень, прорваться через российскую оборону они до сих пор не сумели.

Российские войска создали несколько оборонительных линий, состоящих из окопов, минных полей, «зубов дракона» и противотанковых рвов и простирающихся иногда на сотни километров, подчёркивает журналист.

Президент Украины Владимир Зеленский выражал надежду на то, что темпы контрнаступления вскоре возрастут, а министр обороны США Ллойд Остин на недавней пресс-конференции подчёркивал, что у Киева по-прежнему есть серьёзный резерв живой силы и что он будет продолжать двигаться вперёд.

Андрей, впрочем, признаётся, что иногда украинским солдатам кажется, что пробиться через российскую оборону в принципе нереально — и им приходится действовать в обстановке, когда каждый шаг может стать последним.

«Многие — те, кто сейчас тут, боятся. Нужно больше поставок боеприпасов, медикаментов, всего. Если всё это не приходит, становится тяжело, — сетует он. — Просто хочется, чтобы эта война уже закончилась. С меня хватит».

На соседней больничной койке лежит 39-летний Иван, который тоже получил осколочные ранения обеих рук под Бахмутом. Как и Андрей, он согласился беседовать с корреспондентом The Daily Beast на том условии, что его фамилию указывать не будут.

«Сейчас тяжко, очень тяжко. Думаю, что у нас лучше тактика, мы лучше знаем, как заходить, как перемещаться, как зачищать… Но всё сложно», — говорит солдат ВСУ.

По оценке Ивана, конфликт превратился в «артиллерийскую войну» и украинские войска, не получив дополнительного оснащения, ощутимых успехов достичь не сумеют.

Боестолкновения на юге Украины действительно отличаются ожесточённостью, подтверждает корреспондент издания. Установить это журналисту удалось, обратившись в организацию, которая занимается переброской раненых военнослужащих из прифронтовых районов вглубь страны, где лучше оснащены больницы.

Во время рейса принадлежащего организации спецавтобуса, оборудованного как скорая помощь на несколько коек, подальше от линии соприкосновения транспортировали в общей сложности восемь раненых украинских военных, рассказывает автор материала. Одним из них оказался 44-летний младший сержант Ярослав, который получил осколочное ранение кисти.

«Противник окопался, заминировал почти все свои позиции, и, штурмуя их, мы потеряли довольно много людей», — приводит его слова The Daily Beast.

Другим был 48-летний Александр, БТР которого был подбит шквальным огнём россиян; Александру и его сослуживцам удалось выбраться из машины до того, как сдетонировал её боекомплект, однако у него было полностью забинтовано лицо.

«Ребята начинают уставать. Очень устают. Мы уже месяц или два в бою, вот и устают. Очень тяжело», — рассказал он The Daily Beast, отметив, что ситуация на фронте «страшная».

Читайте также: В США заявили о больших потерях ВСУ на юге