Flag Counter

Недетские шалости президента Зеленского

Не прошло и двух недель с теракта на Крымском мосту, как президент Украины Владимир Зеленский «расчехлился» и всё же сделал официальное заявление, что Украина не имеет никакого отношения к этому трагическому событию.

«Мы такого точно не заказывали, насколько мне известно», — сказал президент Украины в интервью канадскому телеканалу CTV.

Всего несколько слов (точнее — 8), а сколько в них спрятано! Сразу видно, говорит не просто президент, а опытный режиссер, сценарист и где-то даже актер.

Но и мы тоже не лыком шиты. И потому хотим разобраться в хитросплетениях президентского красноречия.

Во-первых, слово «точно» находится в явном противоречии со словами «насколько мне известно». Потому что последнее означает, что может быть и «заказывали», но мне неизвестно об этом. Поэтому либо «точно», либо «насколько мне известно». В одной фразе то и другое явно не уживается.

При том возникает ощущение, что если Зеленскому неизвестно об этом (а это такая удобная детская отговорка — мне двойку поставили, но не в дневник, а в тетрадку, а тетрадку я в школе забыл), то это еще хуже. Но не для Зеленского, а для страны. Тогда получается, что сам президент допускает возможность того, что есть вещи, о которых он не знает… Например, о теракте, одном из самых крупных и резонансных за последние 10 лет, который произвели спецслужбы Украины, не уведомив об этом главнокомандующего. То есть сделать — сделали. Но ему, ай-яй-яй, не сообщили. И тогда какой он главнокомандующий?

Но это не всё. Слово «заказывали» в данном контексте означает, что украинцы не совершали сами теракта, а его произвели другие люди, которые сделали это не по своей воле, а под чей-то заказ…

Так и хочется, прищурив глаз, сказать: «Владимир Александрович, нельзя ли с этого места поподробнее? Почему вы уверены, что теракт совершен под заказ? То есть не по инициативе исполнителей, а по инициативе заказчика? То есть все-таки что-то вам известно».

Но не спросишь у Зеленского, которого конвоируют, то бишь охраняют (а какая, к чёрту, разница?) спецназовцы из Великобритании. К нему меня точно не подпустят, не говоря уже о работниках Следственного комитета РФ.

Конечно, можно было бы наивно поверить в незнание Зеленского, которого подчиненные обманули, не сообщили о теракте из любви к его тонкой душевной организации. Чтобы не волновать попусту. Подумаешь, мост взорвали и при этом троих невинных гражданских лиц убили. Всё что ли президенту докладывать? Тут чуть ли не каждый день такое случается, не надокладываешься.

Но не получается в эту версию Зеленского поверить. Аж три раза.

Во-первых, советник главы Офиса президента Подоляк сразу, как только стало известно о совершении теракта, заявил, что так теперь будет и со всеми остальными инфраструктурными объектами России, которые украинцы будут уничтожать. Сообщение это потом стер. На всякий случай.

А во-вторых, секретарь Совета по национальной безопасности и обороне Украины Данилов поспешил заявить примерно в тоже время, что и Подоляк, что это их украинский подарок президенту России Путину к его семидесятилетию. А слово, как известно, что твой «Хаймарс» — вылетит, не поймаешь. Только подорвешься.

Ну, и наконец, в-третьих, как быть с «высокопоставленным украинским чиновником», который на правах анонимности сообщил солидному американскому изданию, что теракт — дело рук украинских спецслужб?

Пожалуй, теперь после заявления «точно, насколько мне известно» Зеленский должен на это издание, принадлежащее спонсорам Зеленского и Украины в США, подать в суд, чтобы оно опубликовало опровержение, что, мол, не знаем никаких высокопоставленных украинских чиновников, что все это выдумал наш корреспондент, работающий на Путина, за что он (корреспондент, конечно) уже уволен.

Но что-то подсказывает мне, что никакого иска от президента Украины Зеленского к солидному американскому изданию не будет. Это даже для Зеленского слишком нагло.

Однако вернемся к сакральной (для Зеленского) фразе про теракт.

К чему эти оговорки — «точно», но «насколько мне известно»? А это просто: в случае, если ситуация повернется так, что Зеленского призовут к ответу за все его художества, он на голубом глазу в суде заявит, что, мол, я не утверждал, что не мы это делали, я утверждал, что был не в курсе. Детская, конечно, отговорка. Но другой у него на ходу не придумалось.

А теперь о времени. Почему Зеленский молчал почти две недели, хотя из всех холодильников и утюгов, что на Западе, что на Востоке, разносилось — от кого похвала (и такие тоже есть), от кого осуждение за теракт, организованный, профинансированный и исполненный украинскими агентами ГРУ — Главного управления разведки Украины?

Ответ прост: он молчал не потому, что его мучила совесть за содеянное, а потому что ждал, как мне кажется, что скажут ему из Вашингтонского обкома. А там тоже не до него было. Со своими бы проблемами разобраться.

А вторая причина, почему именно 20 октября «расчехлился» Зеленский, еще проще. В результате действий России в ответ на совершенный теракт на Крымском мосту, на Украине уничтожены от 30 до 40 процентов энергетики — ежедневно, начиная с 10 октября, ракеты высокой точности поражают украинские энергопредприятия.

И заявление Зеленского сделано именно в тот день, когда стало понятно, что без западной помощи Украине не решить проблемы на треть поверженной энергетики. Приходится обращаться к европейским спонсорам Украины.

А те, хоть и привыкли уже к попрошайничеству Зеленского, все же не могли не указать ему на то, что его энергетические беды выросли из того самого теракта, про который он, якобы ни сном, ни духом.

Конечно, тем, кто на Западе принимает решения, плевать на Зеленского, на теракт, на Крымский мост и плевать на треть уничтоженную энергетику Украины. Только Зеленскому они помочь должны, поскольку его руками (то есть руками и телами, конечно, Украины) они воюют с Россией. Но и, плюя на все это, не могут так же наплевать на своих избирателей. Им же избирателям своим что-то и как-то надо объяснить, чтобы выглядеть моральными авторитетами. Вот и вынудили они украинского президента выдать столь замысловатую фигуру речи: «Точно, насколько мне известно». Теперь те, кто принимают в Европе и США решения могут с облегчением сказать: «Нет, это не он. Он же сам сказал, что „точно не заказывал теракт“».

И как только эта загадочная фраза прозвучала по канадскому ТВ, сразу выяснилось одно важное обстоятельство, окончательно ставящее всё на свои места.

Вслед за этим заявлением Зеленского, появилось сообщение о том, что «„на следующей неделе Украина получит от европейских стран поддержку в виде более 600 единиц энергетического оборудования, в том числе и генераторов, в рамках программы кризисного реагирования НАТО (EADRCC) и механизма гражданской защиты ЕС (EARCC)“».

То есть механизм обратной связи сработал — он им заявление, они ему 600 единиц оборудования.

Кстати, про оборудование это глава МИД Украины Дмитрий Кулеба сказал.

И тут уж точно никто не врет.

Вот, как на духу.

Читайте также: Зеленский разрушил единство славянских народов

Захар Виноградов, «Украина.ру»