Flag Counter

Избежим ли ядерного конфликта?

За последние несколько недель ряд политиков в разных тонах подняли вопрос нанесения поражения противнику ядерным оружием. Сначала эту тему затронул президент России Владимир Путин, сообщив, что при угрозе территориальной целостности РФ использует все методы. Спустя некоторое время украинский глава Владимир Зеленский предложил Североатлантическому альянсу и международному сообществу предусмотреть возможность превентивного удара в случае попытки применения Москвой ядерного оружия.

Человечество помнит, как оно было применено 6 и 9 августа 1945 года: США подвергли атомной бомбардировке японские города Хиросиму и Нагасаки. Общее число жертв трагедии составило свыше 450 тыс., а выжившие на протяжении всей своей жизни страдали от заболеваний, вызванных радиационным облучением.

Соединенные Штаты применили ядерное оружие для достижения двух основных целей. Первая цель заключалась в нанесении Японии сокрушительного поражения, вторая — в том, чтобы показать всему миру на тот момент уникальное по своему разрушительному потенциалу оружие. При этом основным актором, которому демонстрировалась сила атомной бомбы, был СССР — главный конкурент Вашингтона за глобальное лидерство.

После 1945 года мир неоднократно стоял на грани применения ядерного оружия, это касается не только Карибского кризиса и противостояния между СССР и США. Достаточно вспомнить противостояние между Индией и Пакистаном, которые владеют ядерным арсеналом. Кроме того, нельзя забывать, что еще ряд государств обладает этим разрушительным оружием.

Впрочем, с момента изобретения атомного оружия для подавляющего большинства стран и правительств оно стало инструментом сдерживания противника, а не потенциалом для наступления.

Тем не менее в условиях новой нормальности (которую, конечно же, нельзя считать ненормальностью с позиций общечеловеческих ценностей) дискуссии о применении ядерного оружия становятся приемлемыми и обыденными — это очень важный сигнал и символ современной эпохи.

Тотальная разбалансированность системы международных отношений, которую мы наблюдаем сейчас, подразумевает, что любое резкое движение может повлечь за собой неконтролируемую цепочку катастрофических событий. За применением ядерного оружия обязательно последует массовое использование химического и бактериологического оружия (не случайно в последнее время всё больше приоткрывается завеса над американскими разработками, осуществлявшимися в ряде постсоветских стран).

Некоторые аналитики называют нашу эпоху новым Средневековьем, хотя это не совсем верно, поскольку в те времена не было такого разрушительного оружия, которое может уничтожить всю цивилизацию. Сейчас мы сталкиваемся с принципиально беспрецедентным вызовом, на который пока нет ответа.

Сложившаяся обстановка в очередной раз заставляет задуматься о мироустройстве, сосуществовании разных стран и объединений на нашей планете. Неспособность ООН выполнять функцию медиатора международных процессов очевидна. Следовательно, нужна новая форма и организация, способная заменить эту структуру. Но такая структура может появиться только вследствие равного диалога между ключевыми акторами. Ведь отсутствие диалога и поиска компромисса неминуемо приближает нас к хаосу.

Впрочем, англосаксов можно понять — они не хотят преобразования мира и формирования подлинной многополярности по простым и утилитарным причинам. Они на протяжении веков формировались как метрополии, выкачивающие богатства из своих колоний.

Мир изменился, но принципы их деятельности нет, просто теперь не возят рабов через Атлантический океан на плантации, а прямо на месте используют детский труд, чтобы в итоге получать симпатичные кроссовки во всех мировых столицах.

Было бы очень интересно провести исследование в крупнейших странах мира на предмет восприятия феномена «справедливого мира». Можно быть уверенными, что результаты будут очень сильно отличаться в различных регионах, так как особенности цивилизаций подразумевают нелинейность и оригинальность восприятия этого феномена. Тем не менее на основе такого исследования можно понять, возможен ли вообще глобальный компромисс в современном мире.

Думается, что возможен, но как минимум он должен сопровождаться политической волей ключевых геополитических субъектов. Однако пока властелины мира сего продолжают портить жизнь миллиардам людей, запасаемся попкорном и смотрим «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу» Стэнли Кубрика и «Жертвоприношение» Андрея Тарковского. И надеемся, что толика здравого смысла еще осталась в современной политике.

Читайте также: Россия учтёт слова Зеленского при принятии мер по ядерному сдерживанию, — МИД

Денис Денисов