Flag Counter

Далеко не все имеют шанс удержаться на палубе: немного об отъезжантах и не только

Известный российский учёный-востоковед и экономист, президент независимого научного центра «Институт Ближнего Востока» Евгений Сатановский поделился мнением о бегущих из России гражданах — именитых и обычных.

«Не оставляет в покое тема нынешней волны отъезжантов, пугливых и разных — в том числе с известными именами, из популярных певцов, бывших чиновников, отставных и оппозиционных политиков и активистов-общественников, которые внезапно оказались никому в обществе, от имени которого они всю жизнь выступали и которым командовали, не нужны. Многие из них, кстати, обиделись не на шутку. Ты привык, что к слову твоему прислушивается пресса, государственные мужи и дамы первой величины советуются и фотографируются перед очередными выборами, и вдруг, когда решил с барского плеча осчастливить рекомендациями насчёт того, чтобы в России не делали ничего из того, что делать начали, сели на свою табуретку смирно, держа руки по швам в ожидании, пока старшие товарищи из Вашингтона, Брюсселя и Лондона расскажут, что именно делать и чего не делать, и сидели на попе ровно, сопя в семь дырок, не питюкая и радуясь, что пока ещё дышать позволяют, тебя не только не слушают, но и начинают в твою сторону коситься не по-доброму.

Сволочи неблагодарные! Козлы! Холопы, ставшие рабами! Сама Примадонна до этого быдла снизошла, «пугачёвский бунт» поднимать, а на неё внимания не обращают, и даже остатки либеральной прессы, которые этот гениальный слоган придумали, не в состоянии поднять рухнувший у населения имидж…

Хотя, впрочем, и они не слишком сильно стараются, скоты ленивые. Но публика-то, публика! А как же популярность? А близость к Горбачёву и Ельцину?! Ведь раньше за честь почитали хоть Кремль в качестве декорации для PR-акций предоставить — и вдруг… В общем, понятно.

И тут немного грустно разве что оттого, что-то ли не читала наша «элита» ни Булгакова, ни Алексея Толстого, то ли со школы много времени прошло — забыли классиков… Сто раз сказано: в «Беге», «Хождении по мукам» и «Эмигрантах» всё уже давным-давно описано. И даже советский кинематограф этой теме более чем достаточно внимания уделил. Ну, читать было лень, так хоть бы кино пересмотрели, что ли! Хотя людей тоже понять можно… Когда ты твёрдо знаешь, что всё, что простецам свыше позволено, — это преданно любить небожителей, а они вдруг своими собственными делами начинают заниматься…

Они ведь, бывшие верхние, как привыкли? Позвонил кому-нибудь из настоящей первой лиги, вскользь пообщался, там поручение аппарату по команде вниз спустили, и всё на блюдечке с голубой каёмочкой прилетело. А тут ничего не прилетает, кроме проблем, и денег больше не несут, как было ещё недавно. Непорядок! И аппарат сторониться начал, осознавая, что прежнего благоволения уже не будет, а скорее наоборот: чёрт его знает, что ещё будет за игру не в те ворота. Система такая.

Раньше, при советской власти, когда на Старой площади ЦК был, она была однопартийная, но многоподъездная. А теперь партий вроде как, много, и башен у Кремля достаточно, но рулевой резко переложил штурвал и корабль, поскрипывая и теряя отдельные детали декора и снастей, начал поворачивать на новый курс.

И далеко не все члены старой команды имеют шанс удержаться на палубе — многие рискуют вылететь за борт. А повернуть его обратно никак не получается, как ни стараются все те, кому в прежних водах было более чем комфортно, хотя там корабль гнил, обрастал ракушками и мог вот-вот развалиться на части.

Впрочем — Б-г с ними, прежними кумирами толпы, которая, как оказалось, никакие не бессловесные «пролы», а вполне себе имеет представление о том, что в этой жизни правильно, что неправильно, и оно явно не соответствует потребностям бывших высших звеньев нашей пищевой цепочки, которые на глазах отваливаются одно за другим, благо свободу их передвижения никто ни в стране, ни за её пределы не ограничивает — отъезжай, не хочу. Денег от этого, скорее всего, у отбывающей в свободное плавание бывшей «элиты» не прибавится, но это уже совсем другой вопрос.

Что до основной массы мигрантов, испуганных слухами и оглоушенных интернетом, не верящих никому и ничему, уносящих ноги куда глаза глядят, чтобы если страна вот-вот рухнет, как им твердят из каждого утюга, их самих вместе с ней не придавило, им придётся долго мыкаться в ближнем и дальнем зарубежье, поскольку никто никого нигде не ждёт и любой приезжий для каких угодно местных жлобов — объект для заработка и предмет для вымещения на нём собственных комплексов.

Смогут — впишутся и отобьются. Не смогут — вернутся и приживутся в новой, нынешней российской реальности. История всегда идёт по кругу…»

Читайте также: В США сделали неожиданное заявление об убийстве Дугиной