Flag Counter

Что происходит в обстрелянных районах Армении

С начала военного обострения между Арменией и Азербайджаном прошло два дня. Объявленное перемирие в силе, но обстановка на границе с армянской стороны остается тревожной. Люди готовятся к новым ударам. «Известия» побывали в приграничном районе, который оказался под обстрелами, и узнали, как местные жители оценивают происходящее.

«Хотите узнать, как всё началось?»

Город Джермук находится на юге Армении. В России этот топоним может быть знаком по названию минеральной воды, которая продается практически во всех супермаркетах. Город-здравница, город-курорт среди холмов — местные гордятся тем, что сюда приезжают туристы со всего мира (многие — из России), и называют его армянскими Карловыми Варами.

В начале недели Джермук вместе с другими приграничными городами — Варденис, Горис, Ишханасар, Капан, Сотк — подвергся обстрелам с азербайджанской стороны. Удары наносили с той территории Нагорного Карабаха, которая с 2020 года, после Второй Карабахской войны, находится под контролем Баку. Азербайджан заявляет, что начал бить по Армении из-за «широкомасштабных провокаций» Еревана. Армянская сторона эти обвинения отвергает.

Дорога от Еревана до Джермука занимает три часа на машине. Справа — гора Арарат, символ Армении на турецкой территории, и многочисленные виноградники — останавливайся на обочине да ешь.

С середины пути дорога идет в гору, здесь начинается приграничный район — и вот с одной стороны боевые позиции, а с другой — плантации абрикосовых деревьев.

В 20 км от города, перед очередным подъемом, импровизированный блокпост. Собственно, никакой инфраструктуры — лишь множество военных и полицейских, которые решают, кто может попасть в Джермук, а кто нет. Эвакуированный из-под обстрелов город закрыт, туда пускают только тех, кто в нем зарегистрирован. Предполагалось, что журналисты смогут проехать на место, если у них есть пресс-карты, но этот расчет себя не оправдал. Ожидая разрешения на въезд, мы видели, как некоторые местные безуспешно пытаются пройти контроль.

— Они не живут в Джермуке, но хотят попасть туда. Есть те, кто идет, чтобы узнать о погибших, найти родных, — для них дорога открыта, — поясняет наш проводник Карен. Это его родной город, он возит сюда туристов, помогая им с бронью гостиниц и санаториев.

Мы отъезжаем от блокпоста, пока решается вопрос с проездом, и здесь знакомимся с другим жителем Джермука — Арменом.

— Хотите узнать, как всё началось? Не боитесь? — спрашивает нас. — Хотя чего там, сами на месте всё увидите.

— Чуть после полуночи [13 сентября] иду спать. Голову на подушку, и — бах! Удар, — рассказывает он. — Бежим хватаем детей, как были, сонных, неодетых, заворачиваем в одеяла. И в подвал. В этот момент не о родителях, не о друзьях, не о соседях думаешь. О детях.

— В первые часы по городу 60 снарядов прилетело. А сколько их еще за городом упало! Били прицельно, специально по жилым домам. Мы так не воюем! — с негодованием говорит Армен.

В этот момент у Карена звонит телефон (он вообще звонит у него часто — в Армении бархатный туристический сезон).

— Да. Что у нас происходит? Сейчас всё спокойно, не стреляют. Яснее станет в ближайшие дни, — говорит он в трубку. — Но брони на октябрь пока никто не отменял.

— Из России, отдых у нас планируют, — поясняет он, закончив разговор. — Говорит: «Мы слышали, в Джермуке по гостинице попали. Не по нашей, случайно?»

Армен усмехается и произносит:

— Смеемся, а душа-то плачет.

Проходит час, другой, а допуска в город всё нет. Около въезда стоят черные машины с красными дипломатическими номерами — Джермук в это время посещают иностранные послы. Допуск на въезд мы так и не получили — для журналистов централизованный тур под эгидой армянских ведомств устроят позже.

За одним столом

Все, с кем нам довелось поговорить, спрашивают: почему союзники Армении по ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности) отказали ей в военной помощи? Ведь, в отличие от Азербайджана, Армения в эту организацию входит, и на то она и коллективная безопасность, чтобы работал принцип «все за одного» (нападение на одного участника приравнивается к агрессии против всех в статье 4 договора). Однако для принятия решения в организации нужен консенсус.

— Вот Казахстан обращался же недавно за помощью, и ему помогли (речь о вводе контингентов ОДКБ в январе 2022-го, когда в Казахстане разразились беспорядки. — «Известия»). Мы откликнулись, хотя у нас у самих ситуация сложная, — говорит Карен. — Если бы ОДКБ нас хоть как-то поддержала — пускай даже не военными. Но чтобы хоть какая-то поддержка была, чтобы люди это видели.

ОДКБ тем временем направила в Армению свою миссию — она прибыла вечером 15 сентября, «чтобы разобраться на месте, еще раз проанализировать ситуацию», «выяснить всю обстановку, разобраться в причинах» и после этого представить свой доклад. Как сообщили в объединенном штабе организации, «на миссию возлагаются задачи по выработке предложений по деэскалации возникшей напряженности».

Лидеры организации в это время, включая генсекретаря Станислава Зася, находились в Самарканде — на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Все, кроме премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Он обращался за помощью и к России, основание для этого — Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

Реакция Москвы была созвучна ответу ОДКБ. Сообщалось, что 16 сентября на полях ШОС президент РФ Владимир Путин и его азербайджанский коллега Ильхам Алиев обсудят в том числе и обострение между Баку и Ереваном.

Впрочем, пересеклись лидеры немного раньше: 15 сентября в СМИ появилась фотография, на которой Владимир Путин, союзники по ОДКБ президенты Таджикистана и Белоруссии Эмомали Рахмон и Александр Лукашенко за неформальным столом внимательно слушают лидера Турции Реджепа Эрдогана, а рядом с ним — Ильхам Алиев. На его визите в Самарканд обострение с Ереваном не сказалось.

— Хорошо, что скоординированными усилиями эскалацию все-таки удалось прекратить, но, насколько я понимаю, она [обстановка] все-таки остается напряженной, — сказал Владимир Путин на встрече с Ильхамом Алиевым 16 сентября, сообщив, что ситуацию на границе они обсуждали еще в течение дня. Что же до отношений Москвы и Баку, то они, по словам президента, «развиваются весьма успешно — надо это отметить, безусловно».

Ильхам Алиев заверил, что ни Азербайджан, ни Армения к широкомасштабной эскалации не стремились.

— Сейчас главное не разрушить начинающийся процесс нормализации отношений, двигаться в этом направлении, — заявил он, поблагодарив Владимира Путина «за оперативное реагирование на обострение».

В эти дни на пространстве СНГ произошла еще одна эскалация — между Киргизией и Таджикистаном. После распада СССР стороны так и не завершили процедуру демаркации своей границы. Из-за этого они периодически заявляют о своих претензиях на ту или иную территорию, что приводит к вооруженным столкновениям. Нынешнее обострение началось в ночь на 16 сентября; к середине дня Бишкек и Душанбе договорились о прекращении огня, хотя и после этого киргизская сторона обвиняла Таджикистан в возобновлении обстрелов. Здесь наверняка можно сказать лишь одно: ни Бишкек, ни Душанбе к Договору о коллективной безопасности апеллировать не будут. Хотя бы потому, что они — пока союзники по ОДКБ.

Читайте также: Турция перебрасывает десятки тысяч солдат на границу с Армений

Екатерина Постникова