Flag Counter

Смерть Горбачёва — кто и как реагирует

Первый и последний президент СССР М. С. Горбачёв превзошёл кайзера Вильгельма II, проведшего в изгнании 22 года (с 1918 по 1941 год) после отречения от престола. Горбачёв провёл в политическом изгнании 30 лет.

Конечно, и кайзеру, и генсеку далеко до А. Ф. Керенского, чьё изгнание было полувековым. Но мы говорим не об эфемерной Александре Фёдоровне, пробывшей у кормила власти всего полгода, а о некогда могущественных правителях могущественных держав. В этой номинации послевластного бытия были долгожителями только двое — Гогенцоллерн и Горбачёв.

И чтобы оценить длительность этого бытия, представим себе, что пенсионер Н. А. Романов, находящийся не у дел, но и никем не гонимый, скончался лишь в 1947 году. С Горбачёвым вышло именно так.

Такое долголетие приводило к тому — и это случалось со всеми политическими Мафусаилами: Молотовым, Лигачёвым, Керенским, Вильгельмом, Кагановичем etc. — что их кончина оказывалась малозамеченной или даже вовсе не замеченной. Когда с момента ухода в безвластие проходили многие десятилетия, а жизнь в их странах была такова, что год следовало засчитывать за три, как на линии фронта, — про них просто забывали. Как хвалители, так и хулители. Пришли другие времена, пришли другие племена.

То же и с Горбачёвым. Все дела его, и добрые, и злые, были уже стократно обсуждены, причём в самом разном ключе. Исчерпывающий коллективный некролог был написан, исправлен и дополнен уже много лет назад. Сейчас, в начале сентября 2022 года, добавить к нему, в общем-то, и нечего.

Что скорее хорошо, ибо неистовые страсти над ещё не погребённым покойником никого не красят. Тем более над покойником, прожившим аредовы веки.

Если же всё-таки разобраться в обильных высказываниях, то проклятия Горбачёву выглядят скорее эмоциональными, чем рациональными. С тем, что он не справился с управлением, машину занесло, итог был плачевным, согласны почти все. Разница в вопросе о горбачёвском целеполагании. Сознательно он хотел такого исхода для своей страны или тут была пагубная самонадеянность? Всё, что нам известно, говорит скорее о последнем.

Правда, самонадеянность вообще присуща людям. Взять хотя бы нынешних диванных стратегов. Вера в силу своих задумок там способна потрясти любое воображение. А ведь всё, чем располагают эти люди, — интернет-модем, ноутбук и диван. Тогда как М. С. Горбачёв, придя к власти — поначалу почти абсолютной, — располагал существенно большим ресурсом. Легко ли было избежать головокружения: «Что не подвластно мне?»

К тому же публика была склонна одобрять если не все задумки генсека, то многие. Сенсорный голод — «Перемен (и даже острых ощущений) требуют наши сердца» — был весьма велик, нелюбовь к замшелым обкомычам, которых смело поборет молодой генсек, — тоже.

Теперь все мы стали умнее (дорогой ценой), стал ли умнее бывший генсек, сказать сложно, но в конце 1980-х годов, когда всё решалось, ума и осторожности не хватало почитай что всем. Критикуя государственное творчество М. С. Горбачёва, об этом следует помнить.

Ну и, конечно, неважную услугу новопреставленному оказывают наши западные партнёры.

Борис Джонсон: «Я всегда восхищался его мужеством и честностью, которые он проявил, доведя холодную войну до мирного завершения. Его неустанное стремление открыть советское общество остаётся примером для всех нас».

Лиз Трасс: «Михаил Горбачёв был выдающимся государственным деятелем, который внёс значительный вклад в глобальную безопасность и стабильность, работая с западными лидерами над окончанием холодной войны. Это наследие сотрудничества и мира должно возобладать».

Эммануэль Макрон: «Его приверженность миру в Европе изменила нашу общую историю» (правда, неясно, в каком направлении изменила).

Бывший американский посол в Москве Макфол: «Сложно представить себе человека, который в большей степени, чем Михаил Сергеевич Горбачёв, изменил ход истории в положительную сторону».

Понятно, что надгробные панегирики — жанр особый. Это известно всякому, кто хоть раз бывал на гражданской панихиде. Но, конечно, такие речи людей, известных «любовью» к нашей стране, могут наводить граждан России на разные нехорошие мысли.

Впрочем, российские власти, не поддаваясь этим мыслям, придерживаются логики легитимизма. То есть Михаил Сергеевич сейчас на другом суде, который справедливее нашего будет, нам же подобает сохранять властное преемство. И надгробные почести президенту СССР — залог такого преемства в настоящем и будущем.

Да покоится с миром.

Читайте также: На смерть Горбачёва: останется в истории предателем великой страны.

Максим Соколов