Flag Counter

Белорусский «бог войны» ждёт новые станции разведки

На фоне обрушения старой однополярной модели мирового порядка, в условиях обострения борьбы основных центров силы за сферы влияния в новой геополитической реальности заметно проявился возросший интерес военных теоретиков к концепциям локальных войн и вооруженных конфликтов будущего.

Изучение опыта локальных войн и вооруженных конфликтов последних двух десятилетий позволило военным аналитикам сделать вывод, что формы и принципы ведения боевых действий в этот период были весьма разнообразны, и эта особенность сохранится и в первой половине XXI века.

При этом, как считает значительная часть специалистов, главная особенность будущих войн и вооруженных конфликтов заключается в том, что в вооруженном противоборстве ход и исход вооруженной борьбы в целом будет определяться, прежде всего, противоборством в воздушно-космической сфере и информационном пространстве.

В свою очередь, ряд военных экспертов придерживается схожей точки зрения, но вместе с тем полагает, что завоевание господства в воздухе и массированное применение высокоточного оружия, хотя и сохранят решающее воздействие на исход вооруженной борьбы, но полностью не исключат необходимость проведения наземных операций силами сухопутных войск.

Чрезмерная зависимость от поддержки с воздуха будет являться фактором, ограничивающим боевое применение вооруженных сил.

Также они считают, что основная тяжесть ведения боевых действий, связанных с захватом и удержанием территорий, сохранится за сухопутными войсками. При этом зачастую основные задачи будут решаться не в ходе столкновения сухопутных группировок и передовых частей, а путем огневого поражения с предельных расстояний.

Указанные тенденции отчасти уже успели проявиться в ходе специальной военной операции российских вооруженных сил на Украине, обозначив при этом актуальность контрбатарейной борьбы. Как свидетельствуют присутствующие в зоне проведения спецоперации военные обозреватели, значимую роль в боевых действиях играет «война артиллерийских школ», в частности российской и западной.

«Впервые после войны в Корее наша отечественная артиллерия столкнулась с западной артиллерией (да, стреляют украинцы, но инструкторы, и порой командиры орудий — иностранцы, а сами орудия — натовские). Воюют друг с другом две артиллерийские школы: российская и западная», — утверждает известный военный корреспондент ВГТРК, много лет освещающий донбасскую войну, Александр Сладков.

Также Сладков указал на то, что западные артиллерийские системы неприятно удивили российских военных своей дальнобойностью, точностью и разнообразием современных боеприпасов.

Вместе с этим, следует отметить, что за весь период проведения спецоперации у российских подразделений накопился немалый опыт противодействия зарубежным орудиям. Например, одним из самых важных результатов в этом направлении стало уничтожение американских гаубиц M777 прямо в момент их перезарядки после «пристрелочного» залпа. Немалую роль в этом сыграли комплексы контрбатарейной борьбы «Зоопарк».

Автоматизированный радиолокационный комплекс «Зоопарк» предназначен для определения координат огневых средств противника (ведущих огонь минометов, артиллерийских орудий, реактивных систем залпового огня и пусковых установок тактических ракет) по факту выстрела или пуска. Зафиксировав выстрел и отследив траекторию полета снаряда (ракеты), комплекс выдает целеуказание собственным средствам огневого поражения и контролирует эффективность их стрельбы.

Комплекс в состоянии одновременно обнаружить до 70 различных артиллерийских позиций в минуту и выдать их координаты до момента падения снарядов (в течение первых 20 секунд после залпа), вести одновременное сопровождение 12 целей, осуществлять автоматизированный обмен поступающей информацией с КП управления.

Но для того, чтобы с высокой точностью определить место стоянки французских САУ «Цезарь», российским артиллеристам пришлось использовать другой комплекс — звукотепловой разведки «Пенициллин».

«Пенициллин» так же предназначен для разведки огневых позиций артиллерийских орудий, минометов, реактивных систем залпового огня и стартовых позиций зенитных и тактических ракет противника с одновременным обслуживанием стрельбы своей артиллерии. В зависимости от исполнения этот комплекс может обнаруживать цели на расстоянии до 38 км. Минимальное время развертывания в боевое положение — 20 минут.

В отличие от большинства подобных систем, «Пенициллин» обнаруживает артиллерию противника не с помощью радиолокации, а благодаря новому принципу совмещения тепловой и звуковой разведки, что делает невозможным его радиоэлектронное подавление.

Комплекс фиксирует акустические и тепловые сигналы от выстрелов и разрывов, выдает точные координаты местоположения орудий и наносит их на электронную карту. Время получения координат от одиночной цели не превышает 5 секунд.

К сожалению, в отличие от российской армии, у ее основной стратегической союзницы — белорусской армии, таких комплексов нет и в помине. Сейчас в артиллерийских соединениях и воинских частях белорусских вооруженных сил осталась на вооружении станция наземной радиолокационной разведки СНАР-10 «Леопард» (изделие 1РЛ232), которая представляет собой когерентно-импульсную радиолокационную станцию 8-мм диапазона волн, предназначенную для разведки движущихся наземных и надводных целей на фоне местных предметов и пассивных помех, а также для обслуживания стрельбы артиллерии. Станция, без сомнения, хорошая и до сих пор в состоянии решить требуемый комплекс задач, но только давно морально устаревшая.

Поэтому белорусским артиллеристам, как воздух необходимы сейчас комплексы контрбатарейной борьбы, подобные «Зоопарку» и «Пенициллину».

Для военпрома Белоруссии это можно назвать приоритетным направлением, учитывая особенности как современных войн и вооруженных конфликтов, так и будущего. При этом очевидно, что «изобретение велосипеда» нецелесообразно, вопрос вполне решаемый. Например, путем достижения договоренностей с российскими коллегами о предоставлении необходимой технической документации для организации процесса производства в Белоруссии.

Вместе с тем, насыщение белорусских вооруженных сил аналогами «Зоопарка» и «Пенициллина» собственного изготовления не должно стать сигналом о завершении выполнения важной задачи. При разработке собственных образцов также следует учитывать и наиболее передовые общемировые тенденции развития данной сферы.

Например, в США развитие контрбатарейных РЛС, в первую очередь, ведется за счет внедрения современной компонентной базы, позволяющей наращивать характеристики и, в ряде случаев, получать совершенно новые возможности. Так, в настоящее время армия США имеет на вооружении современные радиолокационные станции контрбатарейной борьбы типа AN/TPQ-53 Quick Reaction Capability Radar (QRCR). Этот комплекс был разработан компанией Lockheed Martin в конце двухтысячных годов и вскоре поступил на вооружение. Главным нововведением проекта стала возможность выполнения нескольких задач на поле боя. AN/TPQ-53 может следить не только за снарядами, но и за летательными аппаратами с малой ЭПР (например, БПЛА). Таким образом, РЛС может выдавать целеуказание как артиллерии, так и комплексам ПВО.

Еще одной важной тенденцией развития является улучшение возможностей по взаимодействию. Контрбатарейные РЛС последних моделей способны в автоматическом режиме вырабатывать все необходимые данные и сразу передавать их как штабам, так и своей артиллерии.

Это резко повышает быстродействие всей системы борьбы и снижает шансы противника уйти от ответного удара.

Кроме того, спецоперация на Украине показала еще одно перспективное направление в данной сфере — это насыщение артиллерийских соединений, воинских частей и подразделений собственными беспилотными средствами разведки (разведывательными БПЛА). Тем более что в области разработки, производства и применения беспилотников белорусские военпром и силовики далеко не на последнем месте в мире.

Несомненно, белорусский ГВПК уже имеет определенные наработки в данном направлении, но условия складывающейся обстановки настоятельно требуют наличия в белорусской армии уже сегодня новейших комплексов контрбатарейной борьбы с заложенным в них потенциалом для дальнейшего совершенствования и развития, способного обеспечить им соответствие как современным войнам и вооруженным конфликтам, так и будущим.

Читайте также: Армия России уничтожила сотни иностранных наёмников и боевиков ВСУ (ВИДЕО)

Владимир Вуячич