Flag Counter

Героически отступили: на Украине рассказали, как ВСУ избежали «второго Дебальцево»

В июне в районе Золотого ВСУ угрожало окружение, но украинские подразделения «вышли из ситуации с минимальными потерями» — в таких обтекаемых выражениях глава оккупационной Луганской «областной» военной администрации Сергей Гайдай описал бегство украинских боевиков из Золотого и Горского.

«По словам командира первого механизированного батальона 24-й отдельной механизированной бригады имени короля Даниила Сергея Мазорчука, из его подразделения вышли 350 бойцов, из других — около полутора тысячи. При выходе в его батальоне погибли только 3 военнослужащих, 5 получили ранения. Трагедии удалось избежать», — заявил Гайдай.

По его словам, во время отхода из района Золотого — Горского подразделения противника с обеих сторон окружали украинских военных.

«Позиции были под постоянным прицелом большого количества артиллерии россиян. Также довольно часто они использовали авиацию. Когда россияне взяли Новотошковское, ВСУ были вынуждены перегруппироваться и развернуться левее. Если до этого наши военные удерживали пять километров, то после маневра пришлось около десяти», — продолжает он.

Далее, по словам Гайдая, противник захватил Светличное, Нижнее и вышли к Тошковке. В начале июня уже и Попасная оказалась под контролем союзных сил.

«После Попасной россияне захватили Камышеваху и Врубовку. Таким образом, 19 июня, когда произошел прорыв в Тошковке, стало понятно, что нужно покидать Золотое из-за угрозы кольца. Иначе тогда мог случиться еще один Иловайск или Дебальцево. 20 июня уже было распоряжение отходить через Горское», — пишет он в своём Telegram-канале.

«В Тошковке есть террикон, где россияне тогда заняли круговую оборону и фактически перегородили центральную трассу, по которой украинским бойцам подвозили помощь. Оставалась только полевая дорога протяженностью десять километров. Украинские бойцы пытались ехать через Новоивановку, где оставалась подконтрольной часть дороги. Тогда же хотели эвакуировать наших раненых. Ехали на двух машинах и попали под артиллерийский обстрел. Одна машина сгорела. К счастью, все остались живы. После этого начали планировать для выхода другую дорогу», — рассказал Гайдай.

По словам Гайдая, из Золотого-Горского выходили ночью в несколько этапов, в период с 20:00 21 июня. Пехота ехала на автомобилях «Пикап» несколько километров, а дальше шли пешком в Лисичанск ориентировочно 17–20 километров. Группы насчитывали не больше сорока человек.

«В 03:20, когда стало светать, на позициях еще осталась техника и 70 военных. Это была последняя группа — пехота выходила на броне. Всех на технике не вывозили, потому что колонну обычно обстреливает артиллерия. Технику также выводили двумя колоннами. Совершили маневр, который минимизировал влияние вражеской артиллерии по колонне», — поясняет он.

Впрочем, по сравнению с 2014–2015 гг., мастерство ВСУ на самом деле растёт — к 2022 году украиснкие военные уяснили, что в котлы лучше не попадать.

В июне в районе Золотого ВСУ угрожало окружение, но украинские подразделения «вышли из ситуации с минимальными потерями» — в таких обтекаемых выражениях глава оккупационной Луганской «областной» военной администрации Сергей Гайдай описа бегство украинскиз боевиков из Золотого и Горского.

«По словам командира первого механизированного батальона 24-й отдельной механизированной бригады имени короля Даниила Сергея Мазорчука, из его подразделения вышли 350 бойцов, из других — около полутора тысячи. При выходе в его батальоне погибли только 3 военнослужащих, 5 получили ранения. Трагедии удалось избежать», — заявил Гайдай.

По его словам, во время отхода из района Золотого — Горского подразделения противника с обеих сторон окружали украинских военных.

«Позиции были под постоянным прицелом большого количества артиллерии россиян. Также довольно часто они использовали авиацию. Когда россияне взяли Новотошковское, ВСУ были вынуждены перегруппироваться и развернуться левее. Если до этого наши военные удерживали пять километров, то после маневра пришлось около десяти», — продолжает он.

Далее, по словам Гайдая, противник захватил Светличное, Нижнее и вышли к Тошковке. В начале июня уже и Попасная оказалась под контролем союзных сил.

«После Попасной россияне захватили Камышеваху и Врубовку. Таким образом, 19 июня, когда произошел прорыв в Тошковке, стало понятно, что нужно покидать Золотое из-за угрозы кольца. Иначе тогда мог случиться еще один Иловайск или Дебальцево. 20 июня уже было распоряжение отходить через Горское», — пишет он в своём Telegram-канале.

«В Тошковке есть террикон, где россияне тогда заняли круговую оборону и фактически перегородили центральную трассу, по которой украинским бойцам подвозили помощь. Оставалась только полевая дорога протяженностью десять километров. У 
краинские бойцы пытались ехать через Новоивановку, где оставалась подконтрольной часть дороги. Тогда же хотели эвакуировать наших раненых. Ехали на двух машинах и попали под артиллерийский обстрел. Одна машина сгорела. К счастью, все остались живы. После этого начали планировать для выхода другую дорогу», — рассказал Гайдай.

По словам Гайдая, из Золотого-Горского выходили ночью в несколько этапов, в период с 20:00 21 июня. Пехота ехала на автомобилях «Пикап» несколько километров, а дальше шли пешком в Лисичанск ориентировочно 17–20 километров. Группы насчитывали не больше сорока человек.

«В 03:20, когда стало светать, на позициях еще осталась техника и 70 военных. Это была последняя группа — пехота выходила на броне. Всех на технике не вывозили, потому что колонну обычно обстреливает артиллерия. Технику также выводили двумя колоннами. Совершили маневр, который минимизировал влияние вражеской артиллерии по колонне», — поясняет он.

Впрочем, по сравнению с 2014–2015 гг., мастерство ВСУ на самом деле растёт — к 2022 году украиснкие военные уяснили, что в котлы лучше не попадать.

Читайте также: Насмехаясь над Amnesty: боевики ВСУ показали очередные кадры из школы (ВИДЕО)