Flag Counter

О европейской жизни

Что такое Европа и кто живёт в ней? Чтобы найти ответ, рассмотрим Австрию как пример некоторой средней европейской страны — не богатой и не бедной, не большой и не маленькой, не являющейся ни центром, ни периферией Европы.

Страна с населением 10 миллионов человек, из которых 7 миллионов живут в совсем маленьких городах и деревнях. 

Всего в Австрии один большой город, это Вена (население 1,8 миллиона человек). Ещё есть пять средних городов — с населением 280 (Грац), 200 (Линц), 150 (Зальцбург), 130 (Инсбрук) и 99 тысяч (Клагенфурт-ам-Вёртерзе). Также есть пять городов — с населением 60–40 тысяч, и 16 городов — с населением 38–20 тысяч.

Чтобы городского населения получилось побольше, «городом» в Австрии зачастую считается поселение от двух тысяч человек (для сравнения, в России городом может называться поселение от 12 тысяч человек).

Если всё же называть городом действительно город, то городского населения в Австрии 41% (в России — 75%). То есть из десяти миллионов человек 59% живут в небольших населённых пунктах, что в том числе формирует соответствующий менталитет.

Что касается, собственно, менталитета. Во-первых, австрийцы в основном не имеют хорошего образования в широком смысле этого слова, в лучшем случае получая хорошее узкопрофильное образование, плюс, по западной традиции, они не утруждают себя и развитием кругозора.

Это вежливые, культурные внешне люди, которые живут главным образом полудеревенской жизнью и живут для самих себя. Это внутренне достаточно закрытые люди, поскольку их жизнь зачастую очень зависит от мнения окружающих и поскольку практически все они заточены на внешний имидж. 

Типичный житель Австрии — это полудеревенский житель, который понимает, что надо делать, чтобы в итоге получились деньги, дом, жена и прочее. Каких-либо больших идей эти люди не имеют. Их не тревожат мысли об истине, вдобавок и тонкости политики они тоже не слишком различают.

Живя, ориентируясь на внешний имидж, не получив, как правило, достаточной заботы родителей в детстве и не имея опыта открытости к другим, эти люди внутренне в основном достаточно жёстки. Представьте, что человек вырос в семье, где стандарт воспитания лишь одеть и накормить; что он живёт в городке или в деревне, где всё про всех знают, где его карьера, работа зависит от мнения о нём других, и подобное, — и вы поймёте, что их жёсткость вполне закономерна. 

В Австрии, например, говорить свои мысли о поддержке России на Украине — это значит быть в итоге уволенным с работы без перспективы уже куда-то устроиться.

В Австрии есть только одно истинное мнение по этому конфликту, которое дружно разделяет всё население страны. Так происходит, потому что австрийцы фактически не имеют альтернативных СМИ и хорошо обработаны западной пропагандой, живя в городке с пятью тысячами населения, где все присматривают друг за другом.

Искать что-то в Интернете они не станут и уж тем более не станут публиковать что-то «диссидентское» на местных сайтах или выражать подобное мнение. При этом они, конечно же, считают себя наиболее разумными людьми. Именно отсюда возникают, например, их ухоженные дома, поскольку в голове нет ничего существенного, а вся жизнь направлена в основном на имидж.

Жители таких стран имеют достаточно ограниченное, местечковое сознание, внешняя бездушная культура делает их жизнь напряжённой, и в то же время «деревенская» жизнь зачастую воспитывает в этих людях нерешительность и управляемость. Когда мы, например, смотрели «Евровидение», то возникало удивление и недоумение: почему Европа голосует за нелепости?

Но это закономерно, потому что голосуют подобные неразвитые люди, всегда живущие под давлением общественного пресса. Отсюда и возникает феномен, что им нравится бородатый мужчина в роли женщины. Ну это же интересно, не правда ли? Это интересно, оригинально, ново. Такой у них уровень сознания. 

Европа — это хорошие бытовые вещи, ухоженные дома и чистые улицы, но всё это — результат примитивного материализма, внутренне же европейцы зачастую пусты. Говоря по-простому, европейцы — это в основном люди с ограниченным кругозором, которые разыгрывают внешне красивую жизнь.

Поскольку сознание не развито, то у них всё ушло в производство бытовых вещей и во внешнюю жизнь, что у них и получается. Имея такое сознание, они не способны на что-то значимое или глубокое. Они хорошо делают бытовую технику, краску и шоколадки. У них хороший сыр и прекрасное вино, потому что в этом и состоит их суть — просто комфортно жить. У них всё хорошо внешне, но плохо внутренне, чего они в большинстве своём не понимают. 

Живя на такой культурной периферии, они считают себя вершиной цивилизации, самыми лучшими людьми, и не сомневаются в этом. Оттого мы зачастую не можем понять их. У них нет достаточного кругозора, и они живут каждый только для самого себя лично.

Например, в развитых странах Европы нет семейных отношений, в нашем понимании, потому что семья там — это часто, по сути, просто некое партнёрство или сожительство, оформленное через брачный контракт. Мы не понимаем их отношения к семьям и детям, где всё делается «правильно» и бездушно, они не понимают нас.

С нашей точки зрения, они циничны и жестоки, с их точки зрения, мы — племена хаотично живущих варваров. Европа — это чёткость, порядок и смерть души, а Россия — это простор, действительно некоторый хаос, но это живое. Европа — это «царство снежной королевы», бездушный порядок, а Россия — это свобода, искренность, как в признании, так и в гневе. 

Поскольку у европейцев очень узкие интересы и неразвитое мышление, то зачастую у них нет последовательности, нет логики в поведении. Наши политики нередко просто не понимают их «политиков», потому что это получается фактически общение дипломата с менеджером магазина.

Европейский политик суть бестолковщина при больших амбициях. Европа живёт в своём местечковом, перевёрнутом мире, считая себя при этом центром мира. 

Когда говорится, что Европа хороша, и подразумевается, что Европа — это производитель хороших качественных отвёрток, хорошие места отдыха и подобное, это можно понять. Но в остальном Европа не может быть критерием развитой жизни. Гитлер, например, не случайно завоёвывал эти страны одну за другой, там население такое — нет убеждений.

Для этих людей нет ничего значимого, кроме своей «деревни» и быта в ней. Затем, в 1945, в Европу вошли США. И больше США оттуда не выходили, формируя «европейские ценности» по своему вкусу, что стало ещё одной страничкой «европейской» жизни, которая скоро закономерно перевернётся.

Читайте также: Сокращение мощностей «Северного потока» мешает европейцам заполнять хранилища газа

Mr. Wednesday, специально для «Русской Весны»