Flag Counter

Картины мира Запада и России расходятся во всём, — Пушков

Российский сенатор, глава Комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков рассказал, кому больше вредят антироссийские санкции, продолжатся ли отставки европейских лидеров и как России победить в информационной войне.

«Байден, Макрон и Шольц не уйдут»

Дмитрий Соколов, АиФ: — Один из главных сюжетов в мировых СМИ — отставки лидеров европейских стран. Это отдельные случаи или части одного процесса?

Алексей Пушков: — Три отставки, которые произошли в Великобритании, Италии и Эстонии, внешне связаны с разными причинами, но основа общая — нестабильность в этих государствах, вызванная, прежде всего, экономической дестабилизацией в мире.

Например, «Движение пяти звезд» (политическая партия в Италии — ред.) не поддержало (экс-премьера — ред.) Марио Драги из-за того, что их не устроила правительственная программа помощи бедным слоям населения. Но ведь сама эта программа, потребность в ней связана с тем, что выросли цены на топливо, на электроэнергию, на газ, на коммунальные услуги.

Санкции неожиданно для западных стран приобрели эффект бумеранга и болезненно сказались на состоянии дел в самой Европе.

— Смена власти в европейских странах выгодна России?

— Спешить радоваться не стоит. Обратите внимание, что тех, кто ушел, меняют представители той же политической направленности.

Вместо Джонсона придет либо Риши Сунак — миллиардер из очень богатой индийской семьи и человек право-либеральных взглядов в экономике, либо Лиз Трасс с ее ястребиным клекотом. Она ближе к лево-либеральной тенденции, с сильной идеологической составляющей, активно поддерживает Украину и резко осуждает Россию. Мы не видим, чтобы отставка Джонсона привела к появлению качественно нового лидера.

Так что отставки в Европе — это не победа России, а просто поражение Джонсона, Драги и Каллас.

Если бы пришел новый человек и сказал, мол, санкции нам обошлись слишком дорого, будем пересматривать, это было бы другое дело. Но такого не будет. Какие бы ни были настроения в стране, власть крепко находится в руках либеральной элиты.

— Может ли произойти нечто подобное в других крупных европейских странах — Франции, Германии? Недавно произошел скандал вокруг фигуры Олафа Шольца.

— Сомневаюсь, что Шольц уйдет. Он не принимал явного участия в этих странных упражнениях по подмешиванию наркотиков молодым активисткам Социал-демократической партии. Похоже, это провокация против него.

Но даже если он уйдет, то что? Придет Фридрих Мерц — кандидат от ХДС/ХСС, который известен своими проамериканскими взглядами.

Состав правящих кругов и политиков не меняется. Это видно на примере той же Франции. Марин Ле Пен на последних выборах получила на 8% больше голосов, чем на предыдущих. Однако, мы снова увидели объединение всех либеральных сил против Ле Пен и раскол на фланге оппозиции. Это дало зеленый свет Эммануэлю Макрону, который за пять предыдущих лет, кроме нескольких ярких, но не имевших никаких последствий заявлений по внешней политике, по сути, ничего и не сделал.

— Западные СМИ сообщали о подготовке импичмента Байдену. В США возможна смена президента?

— Байден в любом случае пока остаётся.

Для того чтобы уйти в отставку, он должен продемонстрировать полную недееспособность. Не забывать отдельные слова, не здороваться с призраками, не споткнуться или упасть с велосипеда, а стать абсолютно недееспособным.

Сейчас мы этого не видим. Байден восстановился после коронавируса. Конечно, здоровье человека прогнозировать нельзя, но, пока он может выполнять технические функции, он никуда не уйдёт.

«Санкции рассчитаны на длительную перспективу»

— С февраля Россия пережила уже несколько волн санкций, но катастрофических последствий не ощущается. Санкции как инструмент себя исчерпали?

— Путин в одном из выступлений отметил, что не стоит недооценивать западные санкции. Они создают нам проблемы. И если мы говорим серьезно, то должны понимать, что они рассчитаны на длительную перспективу.

Запад взял курс на большой разрыв отношений с Россией, и он это подчеркивает постоянно. Под санкциями находится вся политическая элита страны и очень многие сектора нашей экономики.

Да, недавно были сделаны небольшие точечные поправки, касающиеся вывоза удобрений, зерновых и продовольствия, поставки авиационных частей в Россию. Но это лишь элементы коррекции, которые призваны сделать политику санкций более эффективной с точки зрения стран Запада. Чтобы весь её вес ощутили мы, а не они.

Обратите также внимание, что мы не видим санкций против поставок российского газа. Их нет.

Есть попытка Евросоюза убедить страны-члены сократить потребление газа на 15%, но добровольно. По нефти — то же самое. Нефтяные санкции объявлены только на морские перевозки и только с 1 июня 2023 года. Несмотря на это, рынок сейчас лихорадит в преддверии всех этих манёвров.

— На днях были введены санкции против трети российских губернаторов. Многие, в том числе и они сами, комментировали это с иронией. Ведь это никак не скажется на их работе.

— Относиться к этому, конечно, можно и с иронией, но я, как человек, который работает в политике, вижу в этом предмет для серьезного анализа. Не мы применяем санкции по отношению к их губернаторам, а они — по отношению к нашим.

Они постоянно подтверждают курс на разрыв с Россией и на разрыв с руководством страны, с ее политической элитой, с самим президентом. И они постоянно подчеркивают, что ставка серьезная.

Так и следует к этому относиться. Насколько далеко они готовы пойти? И мы — с нашей стороны. Вот в чем вопрос.

«Западные СМИ окончательно утратили авторитет в России»

— В крупных западных СМИ (New York Times, The Times, Die Welt) все чаще появляются материалы с критикой антироссийских санкций. Общественное мнение в мире начало меняться?

— Иногда появляются разумные статьи, мы можем это фиксировать.

Но не следует считать, что в правящих кругах ЕС и НАТО все осознали и сделали правильные выводы.Никто ничего не осознал.

Если взять, например, британские средства массовой информации и наши, то мы увидим две разных картины мира, две разные философии, которые не совпадают вообще ни в чем. Западные СМИ сегодня отражают глобальный либеральный миропорядок, который они хотят навязать всему миру.

Мы же показываем, какие есть возможности построения новой системы координат — за пределами Запада. Отсюда наши контакты с Китаем, поездка Путина в Тегеран, переговоры с Эрдоганом, африканскими странами и арабским миром.

Нам предстоит жить в условиях двух расходящихся информационно-политических нарративов.

Я дипломат и историк по образованию, но в журналистике с 1991 года. Помню период, когда наша журналистика считала для себя образцами New York Times, Observer, Le Monde и другие подобные СМИ. Все это позади.

Le Monde сегодня хуже «Правды» брежневского времени, это ещё более идеологизированная газета. New York Times превратилась в «желтое» пропагандистское издание: доказывало, что выступления черных во время BLM, когда горела половина Америки, носили «мирный характер», и много чего другого, не имеющего общего с реальностью.

В прошлом остались времена, когда американские журналисты смело разоблачали Уотергейтский скандал и тайные операции Пентагона во Вьетнаме. Сегодня важнейший критерий — это не правда, а соответствие идеологической линии, выполнение политического запроса.

Сейчас из-за Украины эти средства массовой информации окончательно утратили авторитет в России. Нас убеждали, что на Украине нет неонацизма, а оказалось, что он есть и цветёт махровым цветом. Нам рассказывали, что пожар в одесском Доме Профсоюзов возник сам по себе, но это было сознательное массовое убийство. Доходило до статей о том, будто добровольцы ДНР и ЛНР сами обстреливают свои дома и детские сады, а «Азов» (запрещён в РФ — Ред.) — это ангелы во плоти.

— Могут ли в этой связи начаться обсуждения блокировки крупных зарубежных СМИ в России?

— Отдельные блокировки сайтов, которые распространяют недостоверную информацию о спецоперации, применяются. Но закрыться полностью от западного информационного потока мы тоже не можем. Надо просто правильно к нему относиться. Не ставить барьеры, а разоблачать мифы.

Мы уже видели такие мифы на примере Ирака, когда шла борьба с ядерным оружием, которого не было. Или на примере Ливии, когда «боролись с геноцидом», которого не было.

Мы видели, как в Сирии запад поддерживал «демократические силы», которые на поверку оказывались радикальными террористами.

«Демократы» из «Исламского государства» или «Хайят Тахрир аш-Шам» (организации признаны террористическими и запрещены в РФ — Ред.) на контролируемых территориях в Сирии закрывали сады, школы, запрещали женщинам преподавать, посещать бассейны, заставляли полностью скрывать внешность.

Именно этих людей и поддерживают западные либералы — от политиков типа Хиллари Клинтон до демагогов типа Анри Леви. Вот это нам нужно показывать. Говорить о том, что эти адепты мирового порядка по-американски несут глобальную диктатуру, и показывать, что запад ушел в виртуальную реальность, которая им выгодна и которую они пытаются навязать всему миру. Но которая не соответствует действительности, а потому для нас неприемлема.

Читайте также: В США всё еще ждут «разрушительного эффекта» от антироссийских санкций


Top