Flag Counter

Спецоперация: где взять бойцов для наступления

Командир батальона «Восток» в составе МВД ДНР, экс-командир донецкой «Альфы» Александр Ходаковский («Скиф») в своём Telegram-канале поднял проблему нехватки бойцов, готовых вести наступательные действия.

«Противник активизируется — пытается пробовать нас на прочность. В планах у него нарастить усилие и продвинуться на ряде участков, где его потенциал позволяет рассчитывать на тактический успех. Нет той границы, которая делит поражения на ощутимые и безобидные — любое поражение имеет отрицательные последствия, будь это потерянный город, или опорник в чистом поле. Любая ситуация, где тебе дали по зубам, сказывается негативно, и здесь только два выхода: утереться и затолкать произошедшее под сукно, или разозлиться и компенсировать потерю… если есть, кому.

Ещё раз пройдусь по фронтовой математике: из строевой категории только около тридцати процентов способны к штурмовым действиям. Это не домыслы — это из практики. И речь не идёт о мобилизованных — речь исключительно о кадровых военных.

Причём, это касается всех — и противника, и нас. Это значит, что на сто тысяч контингента только тысяч тридцать может действовать в наступлении.

В обороне же способны держаться около семидесяти процентов — поэтому на той же Азовстали штурмующих было примерно восемьсот на тысячу шестьсот обороняющихся…

Теперь возьмите численность российского контингента, задействованного в операции — примерные цифры есть в интернете — и тогда вам станет совершенно понятно, почему нам так непросто преодолевать сопротивление противника, численность которого превосходит нашу, и который воюет преимущественно в обороне (то есть, задействует порядка семидесяти процентов против наших тридцати).

Как же тогда мы можем продолжать наступление? Только в результате концентрации наших сил на участке наступления за счёт обескровливания всех остальных участков условной обороны. Но в наступлении мы несем повышенные потери, и вот эти тридцать процентов от целого постепенно истончаются, и наступательный (!) потенциал нуждается в пополнении. Кем?

Вот тут нужно сказать пару слов о мобилизованных. Все эти цифры, которые я привожу, актуальны для регулярных частей — наши насильно мобилизованные, как, впрочем, и украинские, — равно как и российские, если будет принято решение о мобилизации, — калькулируются по другой сетке. Мобилизованные с трудом справляются с обороной, а рассчитывать на них в наступлении тем более не приходится. Поэтому, как человек практический, я и говорю, что наивно полагать, будто бы мобилизация существенно ускорит процесс продвижения.

Что же делать тогда? Воевать. Рекрутировать на контрактной основе, набирать добровольцев и формировать нормальные подразделения, постепенно вводя их в работу, привыкать, что ситуация надолго, менять где нужно методы, и главное — не истерить и не раскачивать обстановку: взялся за гуж…»

Читайте также: Украина ждёт дальнобойные снаряды HIMARS


Top