Flag Counter

Возврата к переговорам о русских Курилах не будет

Путин не оправдал надежд японских реваншистов

В Японии продолжают сокрушаться по поводу того, что в Москве, похоже, приняли окончательное решение прекратить бесполезные переговоры о заключении с Токио мирного договора.

Видимо, пришло понимание того, что мирный договор через 77 лет после капитуляции Японии и 66 лет с момента прекращения состояния войны и восстановления в полном объеме дипломатических и иных отношений – это анахронизм и нелепость. Японскому правительству нужен не сам мирный договор, а включение в него пункта о пересмотре итогов войны и получении Японией законно возвращенных России Курильских островов.

Напомним, что во времена Советского Союза Москва решительно отвергала японские территориальные поползновения, а «окно возможностей» приоткрыл заинтересованный в японских деньгах Михаил Горбачев. Пытался совершить постыдную сделку «Курилы за иены» и Борис Ельцин. Однако ни тот ни другой начать конкретный торг об островах не осмелились.

Японцы были немало удивлены, когда разговор о компромиссе завёл на российско-японских переговорах в верхах в Иркутске Владимир Путин. Если верить его тогдашнему партнёру по переговорам японскому премьер-министру Ёсиро Мори, Путин согласился «решать вопрос» на основе «хрущёвского компромисса», а именно передачи Японии в качестве жеста доброй воли уже входивших в состав Сахалинской области СССР острова Шикотан и группы островов Плоские, Хабомаи по-японски.

При этом сохранялось условие Хрущёва о том, что эти советские территории будут переданы Японии только после подписания мирного договора, окончательно закрепляющего территориальное размежевание между двумя странами.

Японцы, конечно, обрадовались до мокрых брюк, но стали пытаться уговорить Путина на большее. Мори предложил вести переговоры «по двум колеям» – отдельно о Шикотане и Хабомаи и отдельно о «возвращении» двух главных островов Большой Курильской гряды – наиболее крупных и освоенных Кунашире и Итурупе. Это предложение было Путиным отвергнуто.

Дальнейшие переговоры показали, что Путин оставался приверженцем «разрешения территориального вопроса» на основе компромисса, который он назвал по-японски «хикивакэ», то есть «ничьей».

Напомнить об этом заставила публикация в Японии изданием Yahoo News Japan интервью с военным журналистом Бунтаро Курои, автором книги «Истинная суть Путина». По мнению Курои, японские политики и СМИ неправильно понимают Путина, его «хорошее отношение» к Японии – это заблуждение.

Отвечая на вопрос, что породило надежды на возвращение Путиным островов, автор книги пишет:

«Поводом послужило Иркутское заявление, принятое президентом Путиным и премьер-министром Японии Ёсиро Мори в марте 2001 года. Тогда российская сторона лишь подтвердила, что Советско-японская декларация 1956 года является отправной точкой для переговоров по мирному договору, но ничего не сказала о возврате двух островов, о чем говорится в Совместной декларации. Однако в политических и научных кругах, министерстве иностранных дел и средствах массовой информации возникли серьезные ожидания по поводу того, что Путину можно доверять как партнеру в переговорах о возвращении двух островов, и что он, по крайней мере, будет готов их вернуть».


Ожидания подтвердил японский премьер Мори, который утверждал, что в Иркутске Путин конфиденциально сказал ему: «Передачу Японии Хабомаи и Шикотана сейчас трудно реализовать. А вот если меня переизберут на второй срок, то я приложу все силы для возвращения Японии этих островов». МИД РФ отказался подтвердить это высказывание.

То, что воодушевлённый успехом разрешения существовавшей между Пекином и Москвой проблемы принадлежности островов на реках Амур и Уссури Путин был готов отдать Шикотан и Хабомаи Японии, подтвердил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, заявив на российском телевидении:

«Мы хотим урегулировать отношения с Японией в полной мере. Для этого важно подписать мирный договор, в рамках которого должна быть урегулирована территориальная проблема… Среди обязательств СССР есть и декларация 1956 года… Как государство-продолжатель мы эту декларацию признаем, но ее реализация требует, чтобы разговаривали две стороны».


Уже на следующий день на заседании правительства Путин похвалил Лаврова за сделанное им накануне телевизионное заявление и сказал: «Мы всегда выполняли и будем выполнять взятые на себя обязательства, тем более ратифицированные документы, но, разумеется, в том объеме, в каком наши партнеры готовы выполнять те же самые договоренности. Пока же, как мы знаем, нам не удалось выйти на понимание этих объемов, так, как мы это видим и как это видели в 1956 году». И в России, и в Японии эти заявления были восприняты как предложение заключить мирный договор на условиях передачи Японии островов Хабомаи и Шикотан.

«Я думаю, что изначально было неправильно думать в пользу Японии. Российская сторона стремилась склонить на свою сторону правительство нашей страны, поэтому не делала однозначных заявлений. Они не говорили: «мы вернем острова», а заигрывали с нами: «давайте приступим к переговорам о заключении мирного договора», чтобы дать Японии надежду. И все подумали: «Если они не отказываются от переговоров, то намерены вернуть, по крайней мере, два острова». Но Россия никогда не заявляла, что отдаст хотя бы один остров.

Кремль иногда отмечал, например, что «настойчивое требование японского правительства вернуть все четыре острова является основной причиной стагнации переговоров» или что «если острова будут переданы, США, вероятно, разместят на них военные базы».

Однако Москва никогда не говорила, что готова пойти на возврат двух островов. То есть она избегала брать на себя обязательство вернуть даже один остров»,– разъясняет Курои.

И тут японский журналист вольно или невольно передергивает. Ибо Путин в первые годы своего президентства действительно допускал возможность разрешения «территориального вопроса» с Японией на основе «хрущевского компромисса». Да и впоследствии он внимательно относился и называл «реалистическим» допущение премьер-министра Японии Синдзо Абэ ограничиться получением лишь Малой Курильской гряды – островами Шикотан и Плоские.

Складывается впечатление, что МИД РФ до определенного времени не разъяснял президенту или делал это невнятно о том, что в 1960 году в связи с подписанием между Японией и США обновлённого «договора безопасности», позволявшего размещать американские войска повсеместно в Японии, советское правительство направило Токио памятные записки. В них со всей определенностью Москва заявила, что «только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии [выделено нами. – Ред.] и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года».

За прошедшие с тех пор десятилетия нацеленные против СССР, ныне России, а также Китая американские войска в Японии не только не выведены, но и многократно усилены. И это, думается, тоже было принято во внимание, когда президент Путин утверждал поправку в Конституцию России о запрещении отчуждения российских территорий в пользу других государств. Во всяком случае, как подтверждал МИД РФ, внесенные президентом оговорки о возможности изменения границы в процессе демаркации, делимитации и редемаркации не имеют отношения к японским притязаниям на российские земли.

Военный журналист Курои это понимает. Он говорит: «Для администрации Путина главным врагом является западный мир во главе с США, поэтому Токио, американский союзник, явно находится на стороне противника. В Японии некоторые надеялись, что сотрудничество с Москвой или, по крайней мере, дружеские отношения с ней помогут противостоять Пекину. Но это нереально».

Занятая в связи с событиями на Украине ярко выраженная враждебная позиция Токио, наложенные на руководителей РФ с их родственниками несуразные санкции, запрещение экспорта в Россию практически всей номенклатуры российско-японской торговли, высылка без объяснения причин российских дипломатов, сколачивание на Дальнем Востоке антироссийского и антикитайского военного блока исключают какие-либо переговоры по несуществующей в отношениях двух стран и абсолютно надуманной «территориальной проблеме».


Top