Flag Counter

Перспективы интеграции украинского общества в Россию

Спецоперация на Украине успешно развивается, и по её результатам вся территория Украины или её большая часть будет в той или иной форме интегрирована в Россию. Сейчас часто задаются вопросы, готово и стремится ли к этому украинское население, есть или нет в его среде активная часть, которая будет способствовать интеграции или, наоборот, пассивно или активно противодействовать, а также готова ли украинская элита формировать дееспособные органы управления или они должны быть привнесены извне.

Прежде чем отвечать на эти вопросы, надо понимать, что из себя представляет украинское общество. Оно очень неоднородно по своему составу и в зависимости от территории проживания по-разному подвержено воздействию правящих структур власти и политическим тенденциям украинской элиты. Мне уже не раз приходилось писать, что Украина представляет собой конгломерат совершенно разных территорий, исторически по разным причинам и в разное время объединенных в одно государство. Это три мегарегиона: Юго-Восток, Малороссия и Галиция, ― в которых проживают люди с разным историческим прошлым, отличающиеся своим менталитетом и совершенно по-разному представляющие свое будущее.

На Юго-Востоке в своем большинстве проживают люди с близким к российскому менталитетом, разговаривающие на русском языке и считающие себя неотъемлемой частью Русского мира. В Малороссии также живут русские люди, но со специфическими особенностями менталитета и своеобразным диалектом русского языка. В Галиции совершенно другой народ, взращенный на лютой ненависти ко всему русскому и считающий себя частью западной цивилизации.

Так что единства на этой территории никогда не наблюдалось, а отношение к интеграции с Россией изменялось в зависимости от знаковых событий на Украине: до переворота 2014 года, до и после начала спецоперации.

До переворота на Юго-Востоке подавляющее большинство было за объединение с Россией, этот мегарегион стал мотором Русской весны, десятки тысяч людей на площадях городов скандировали «Россия! Россия!», но процесс интеграции был остановлен Минскими соглашениями. В Малороссии основная масса занимала относительно нейтральную позицию, соглашаясь на экономическую интеграцию с Россией и одновременно надеясь интегрироваться в западное сообщество, в зависимости от того, кто победит. Галиция рассматривала Россию как врага и стала главной ударной силой госпереворота, во многом способствуя установлению на Украине крайне русофобского режима.

После захвата власти в 2014 году с насаждением бандеровщины, попытками дерусификации и невмешательством России в становление русофобского режима русское население Юго-Востока затаилось. В Малороссии пошли за победителем, тем более что Запад показал заманчивую «морковку» в виде будущей интеграции в свои структуры. Галиция стала основным бенефициаром госпереворота. Установившийся режим пошел по пути укрепления основ антирусского государства и формирования новой идентичности на основе галицкого менталитета.

В результате проведенного государством комплекса террористических мер население Украины оказалось подавленным и запуганным. Под воздействием тотальной пропаганды во всех мегарегионах страны появилось достаточно много русофобски настроенных граждан.

После начала СВО украинское общество в значительной степени обозлилось, многие под воздействием боевых действий, жизненных трудностей и зомбирования впали в массовый психоз.

На крайних полюсах оказались непримиримые идейные сторонники, с одной стороны, укронацизма, поддерживающие войну Запада с Россией до полного ее уничтожения и согласные на передачу украинского суверенитета в руки западных хозяев, а с другой ― идейные сторонники интеграции с Россией с возможной ликвидацией украинской государственности. Базой отталкивающих друг друга полюсов являются Галиция и Юго-Восток.

К нацистскому полюсу примыкает прослойка зомбированных и поверивших пропаганде граждан.

Подавляющее большинство общества представлено простыми обывателями, независимо от этнической принадлежности смирившихся с нацистским режимом, со скрипом выполняющих все его требования, не помышляющих ни о каком сопротивлении.

С началом спецоперации и ведением боевых действий на украинской территории, связанных с неизбежной гибелью людей, разрушениями, потерей жилья, имущества и средств к существованию, ниша озлобленных граждан Украины начала существенно расширяться. Пропаганда убедила почти всех, что Россия напала, чтобы их уничтожить, что на стороне Украины весь цивилизованный мир и она неизбежно разгромит и победит РФ. Этому бреду верит абсолютное большинство зомбированного и обозленного населения, часть его даже шла добровольцами воевать, несмотря на ужасающие потери на фронте. Но большинство мужского население всеми правдами и неправдами стремится избежать мобилизации и дождаться, кто победит, и примкнуть к победителю.

Убежденные укронацисты ― на фронте и в структурах власти, зомбированные «патриоты» частично на фронте, частично готовы идти на защиту режима. Подавляющая часть обывателей старается просто выживать, некоторым удается уехать в Европу в качестве беженцев и жить там на жалкое пособие.

Идейные пророссийские сторонники в основном сохранили свои убеждения, но вынуждены уйти во внутреннюю эмиграцию, молчать и скрывать свои взгляды, так как за это в прямом смысле можно лишиться жизни. Сегодня на оккупированной киевским режимом территории Украины нет и не может быть ни пассивного, ни активного сопротивления.

Так что на освобожденных территориях придется столкнуться со следующим раскладом населения:

― незначительной частью идейных укронацистов, готовых активно и пассивно противодействовать новой власти;
― прослойкой поверивших пропаганде «патриотов», часть которых будет готова на пассивное противодействие;
― незначительной частью идейных пророссийских сторонников, готовых сотрудничать с новой властью;
― подавляющей частью обозленного невзгодами войны населения, готового принять любую власть, способную навести порядок и обеспечить достаточно сносные условия существования.

Для управления освобожденными территориями необходимо будет формировать новый правящий класс. Пророссийской элиты на Украине сегодня нет, ее остатки после распада Союза давно уничтожены или изгнаны из страны. Действующая элита пропитана укронацизмом и из идейных соображений на Россию никогда работать не будет, только исходя из корыстных соображений. Новую элиту придется воспитывать и продвигать во власть из управленцев среднего звена, пророссийских сторонников и эмигрировавших в Россию активистов Русской весны, усиливая их российскими кадрами. Бывшая элита подлежит удалению из властных структур и серьезной денацификации.

Все олигархические кланы являются плотью от плоти укронацистского режима, именно они создали его, привели во власть своих ставленников, спонсировали их и науськивали против России, превращая украинское население в антирусских зомби. Попытки компрадорской части российской элиты договариваться с ними в предыдущие годы наглядно показали, к чему это ведет. Олигархи должны быть лишены своих активов и привлечены к уголовной ответственности как преступники, насадившие в стране нацистский режим.

Крупный и средний украинский бизнес, за редким исключением (например, Медведчук), ориентирован на Запад, и интеграция в Россию потребует от него перестройки технологических и логистических цепочек с учетом российского рынка.

Большинство из них в новых реалиях будет отстаивать не политические, а бизнес-интересы, и при создании благоприятных условий они будут готовы встраиваться в действующую российскую систему производственных и коммерческих связей.

Все это говорит о том, что подавляющее большинство украинского общества с настороженностью будет относиться к интеграции с Россией, а часть будет настроена враждебно, будучи готовой оказывать сопротивление. Успешность процесса интеграции не может быть одинаковой на всей территории Украины, она во многом будет определяться зараженностью укронацизмом и менталитетом населения мегарегионов, в связи с чем подходы в каждом из них должны быть разные с учетом региональной специфики.

То есть с завершением спецоперации на Украине предстоит глобальное переформатирование политической, экономической и духовной жизни общества с неизбежным проведением денацификации населения разной глубины очищения от укронацистской заразы и запретом на профессию определенным категориям функционеров и сторонников прежнего режима. Украинскому обществу предстоит избавиться от иллюзий безнаказанного построения в российском подбрюшье русофобского государства, почувствовать преимущества и силу объединенного пространства и убедиться, что возврата к старому не будет ни при какой ситуации.