Flag Counter

Рубль попал в уникальные обстоятельства

Российская валюта укрепилась столь сильно, что это перестало приносить выгоду государству – наоборот, возник целый ряд проблем и даже предвестники кризиса. Почему этим особенно недовольно Минэкономразвития, какими сложностями избыточно крепкий рубль угрожает бюджету – и почему выход из этой исключительной ситуации тоже должен быть весьма нестандартным?

С рублем сложилась уникальная ситуация. 50 рублей за доллар и 52 рубля за евро – а такие уровни были показаны с утра в среду, 29 июня – выходят за все, что могло ожидаться. Это самый высокий уровень курса рубля за более чем семь лет. Последний раз доллар стоил 50 рублей аж в мае 2015 года.

Стоит вспомнить, что в начале этого года рубль торговался около 80 к доллару и 90 к евро. Для промышленности было бы удобно, если бы курс рубля сейчас упал до 70–80 по отношению к доллару, говорил недавно вице-премьер Андрей Белоусов.

«Необычное в нынешней ситуации то, что доллары фактически стали токсичным активом для банков и перестали быть тихой гаванью для частных инвесторов», – говорит Александр Бахтин, инвестиционный стратег «БКС Мир инвестиций».

Интерес к валюте в стране резко упал, причем у целого ряда пользователей. Хранить валюту в банках стало невыгодно – ни на депозитах из-за отрицательных ставок, ни на валютных счетах из-за комиссии. Население тоже охладело к доллару и евро, так как выездной туризм резко сжался. Иностранцы из-за валютных ограничений не могут вывести свои активы в валюте (в ответ на заморозку ресурсов), что предотвращает массовый отток капитала из России. «При этом цены на энергоносители остаются стабильно высокими, что продолжает обеспечивать большой приток в страну валютной выручки», – добавляет эксперт.

В Минэкономразвития переживают, что крепкий рубль, которым еще недавно восхищался Запад, обернется серьезной проблемой для промышленности. Если рубль останется сильным еще несколько месяцев, то компании могут сократить свои инвестиционные планы и даже объемы производства, переживает глава Минэкономразвития Максим Решетников.

«Рентабельность многих производств, даже ориентированных на экспорт, при текущем курсе уже стала отрицательной. Коллеги ждут какой-то определенности, от правительства, от ЦБ каких-то явных сигналов», – отметил он. По его словам, это «самый больной вопрос», которым правительство и ЦБ занимаются в первую очередь.

«Если нефтегазовые добытчики пока компенсируют сильный рубль высокими мировыми ценами на энергоносители, то, например, металлургическая отрасль уже испытывает трудности за счет ценового фактора и введенных ограничений», – отмечает начальник аналитического управления банка «Зенит» Владимир Евстифеев.

По сути, Минэк аккуратно предупреждает, что такое положение дел может привести и к снижению добычи, и к остановке заводов, а следом – к увольнениям и экономическому кризису в стране. Более того, крепкий рубль может стать головной болью и для государственного бюджета.

«Укрепление рубля сыграло важную роль в марте-апреле – оно не допустило инфляционный шок по турецкому сценарию. Но дальнейшее укрепление рубля несет в себе риски для федерального бюджета. Пока это не выглядит большой проблемой: физические объемы добычи нефти растут, цены на нефть также высоки, рублевая цена барреля комфортна для бюджета. Однако долгосрочно такая ситуация может не продлиться, поэтому власти ищут способ повлиять на курс рубля, не прибегая к его таргетированию (фиксирование курса)», – рассуждает Евстифеев.

Что же предлагается сделать, чтобы вернуть рубль к более комфортному курсу в 70–80 за доллар?

Глава Минфина Антон Силуанов предложил начать валютные интервенции. Но схема их будет необычна для российской экономики. Во-первых, раньше деньги брались из накопленных резервов, но теперь резервы заморожены, поэтому деньги предлагается пожертвовать из бюджета, сократив бюджетные расходы. «Накопив резервы для возможности ручного управления потоками капитала, денежные власти не могут им воспользоваться. В этом уникальность ситуации. Интервенции в классическом понимании уже невозможны, ЦБ не может накапливать резервы в долларах, евро, иенах и фунтах, соответственно не может проводить интервенции в данных валютах», – говорит Евстифеев.

Еще одна особенность: если раньше валютные интервенции проводились в основном для того, чтобы остановить девальвацию рубля, то теперь они нужны для обратного эффекта – ослабления рубля. Соответственно, если раньше власти скупали на рынке никому не нужные рубли, то теперь будет скупать никому не нужные доллары и евро. Тем самым доллар и евро укрепятся по отношению к рублю. Решетников называет это такой необычной конструкцией бюджетного правила. Далее доллары и евро предполагается конвертировать в валюту дружественных или нейтральных стран (условно, в юани) или вложить в активы дружественных стран.

Однако, по мнению Решетникова, механизм не сработает, потому что на рынке слишком большой избыток валюты, и Минфин просто не сможет так сильно сократить бюджетные расходы, чтобы стабилизировать курс.

«Валютные интервенции в 2008–2009 годах были неэффективными: ЦБ фактически спонсировал девальвационный тренд. В 2014–2015 годах ситуация была более прагматичной, наряду с интервенциями были регуляторные ограничения для минимизации спекулятивных стратегий. Сейчас ситуация выглядит более сложной: интервенции невозможны в принципе, и обстановка требует нестандартного подхода», – говорит Евстифеев.

По его словам, и ЦБ, и Минфин преследуют одну цель – снизить валютные риски для экономики. Но ЦБ пытается решить вопрос более рыночными механизмами, а Минфин – за счет неординарной модификации бюджетного правила. К слову, действия ЦБ пока не привели к ожидаемому результату. Однако стремление Минфина искусственно вернуть курс на уровни, которые были при старых условиях, чревато рисками девальвации, предупреждает Центробанк.

В общем, правительству предстоит решить, какие нестандартные меры предпринять в нестандартной ситуации. И не стоит забывать, что есть еще один фактор, который может помочь властям с курсом рубля, – это восстановление импорта, на которое требуется время.
Александр Бахтин ждет, что постепенное восстановление импорта и перезапуск бюджетного правила с выкупом валюты могут в ближайшие недели изменить тенденцию укрепления рубля. «Если новый подход властей к управлению валютными потоками окажется эффективным, то это способно вернуть рубль на более низкие уровни, справедливые с экономической точки зрения – до 58–60 за доллар США к концу лета и к 70–80 рублям за доллар к концу года. В Минэкономразвития рассчитывают, что в декабре 2022 года доллар будет стоить 76,4 рубля, евро – 82,5 рубля. Мы считаем такой прогноз вполне реалистичным», – говорит инвестиционный стратег «БКС Мир инвестиций».