Flag Counter

Иракские курды и кризис в Багдаде

«Ирак и Курдистан являются важными частями политики США»

Затянувшийся хаос в системе федерального управления дал возможность властям курдской автономии вновь подчеркнуть выгоды, которые могут быть обеспечены провозглашением независимости.

На фоне коллапса всех ветвей власти в Багдаде президент Курдистана Нечирван Барзани в конце февраля своим указом назначил дату очередных (шестых!) парламентских выборов в регионе – 1 октября 2022 года. Вскоре началась и подготовка, причем глава миссии ООН Жанин Хеннис-Пласшерт (она же специальный представитель Генерального секретаря ООН по Ираку) провела в Эрбиле 26 мая встречу с представителями ведущих политических сил курдского региона.

Совещание носило закрытый характер, но высокопоставленный чиновник ООН не сдержала своего удовлетворения: «Эта встреча дала долгожданную и своевременную возможность для прямого обмена мнениями».


Глава миссии ООН проводит закрытое совещание с курдскими политиками

На Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в Давосе присутствовали две делегации из Ирака – из Багдада и Эрбиля, причем совершенно независимо. Премьер-министр Иракского Курдистана Масрур Барзани, выступая 24 мая на специальной панельной дискуссии, отдельно коснулся нынешнего кризиса в Багдаде. Он отметил, что выборы в парламент страны прошли «по канонам демократии» и без особых замечаний, граждане сделали свой выбор на избирательных участках, после чего были заключены союзы для формирования нового правительства Ирака.

То, что случилось позднее, глава правительства автономии пояснил следующим образом: «Победители, к сожалению, не смогли закрепить успех. Потому что это единственный известный мне пример в мире того, что если у вас нет двух третей голосов в парламенте, вы не можете сформировать правительство».

Как видим, это прямая отсылка к особенностям Конституции Республики Ирак, о чем я уже писал. На этом премьер курдской автономии не остановился и продолжил, не стесняясь в формулировках. Отвечая на вопрос о нефтяных спорах между Эрбилем и Багдадом и о недавних постановлениях Верховного федерального суда Ирака, направленных против нефтяной промышленности Курдистана, он заявил, что Федеральный суд используется для вынесения политических решений, а региональное правительство официально отклонило данное судебное решение.

И это не просто громкое заявление. 5 июня министр природных ресурсов курдской автономии подал иск против министра нефти Ирака, обвинив последнего во вмешательстве в договорные права и запугивании работающих в Курдистане международных нефтяных компаний, в том числе таких крупных, как Gulf Keystone и WesternZagros. По утверждению курдского чиновника, в адрес руководства этих компаний были разосланы электронные сообщения, содержавшие угрозы, причем от имени министра нефти. А потому федеральный служащий должен «понести ответственность в соответствии с применимыми положениями гражданского законодательства».

А самым сильным стало заявление Эрбиля, которым ставится под сомнение правомерность самого существования высшей судебной инстанции Ирака: «Так называемый Федеральный верховный суд 15 февраля 2022 года вынес политически мотивированное решение, в котором предполагалось объявить Закон о нефти и газе 2007 года Курдистана недействительным.

4 июня 2022 года Судебный совет, высший судебный орган в Курдистане, отметил, что статья 92 (ч. 2) Конституции Ирака требует, чтобы парламент Ирака принял закон об учреждении Федерального верховного суда. Такой закон никогда не принимался. Таким образом, в Ираке нет конституционно установленного Федерального верховного суда».

Тем самым власти автономии, де-юре входящей в состав Ирака, не только поставили под сомнение легитимность федеральных органов, но провозгласили верховенство местных законов. Сказано об этом было прямо и недвусмысленно: «Багдадский суд, вынесший заключение от 15 февраля 2022 г. аннулировать Закон о нефти и газе 2007 г. не имеет конституционных полномочий для этого. Таким образом, юридически Закон о нефти и газе остается в полной силе».

В Эрбиле всячески подчеркивают, что отношения с Багдадом являются межгосударственными и это касается всех аспектов, включая военно-политический. При этом, однако, курдские власти тщательно согласовывают свои действия с Западом и прежде всего США. Редкая неделя обходится без визита в Эрбиль делегации Госдепартамента либо Пентагона – там твердо держат руку на пульсе.

Не отстают и их союзники по НАТО: США, Великобритания, Германия и Нидерланды образуют Многонациональную консультативную группу (MNAG), которая курирует проект развития сил пешмерга. Активную роль в программе играют также Канада, Италия, Франция и ряд других страны НАТО, которые финансируют подготовку кадров, а также передают партии вооружений и снаряжения.

16 июня премьер-министр Масрур Барзани принял нового посла США в Ираке – им стала Алина Романовски, которая ранее возглавляла американскую дипмиссию в Кувейте и была первым заместителем координатора по борьбе с терроризмом в Государственном департаменте. В ходе беседы глава правительства автономии подчеркнул, что «народ Курдистана имеет национальные и конституционные права, а нерешенные вопросы с Багдадом касаются не только нефти и бюджета, но и того, что регион является конституционно признанным образованием и с ним следует обращаться соответственно».

Посол Романовски, в свою очередь, подтвердила поддержку Вашингтоном Курдистана и отметила, что «Ирак и Курдистан являются важными частями политики США».

Накануне в Эрбиле обьявили о том, что новым начальником штаба министерства пешмерга стал генерал-лейтенант Исса Азиз – он сменил генерал-лейтенанта Джамаля Мохамеда. На официальной церемонии присутствовали министр пешмерга Шориш Исмаил и другие представители курдских властей, а также старшие офицеры Международной коалиции по борьбе с запрещённым в России «Исламским государством»* (ИГ), то есть кураторы из НАТО. В Багдаде о событии узнали из газет.

Пытаясь сохранить лицо, федеральные власти направили 19 июня в Эрбиль делегацию силовиков: группу генералов МО, МВД и погранвойск возглавил начальник ГШ генерал-полковник Абдель Амир Яралла. Гостей приняли премьер-министр и президент автономии, в ходе встреч «обсуждались вопросы укрепления сотрудничества в области безопасности между федеральным и региональным правительствами, особенно на спорных территориях, а также взаимодействие с коалиционными силами».

Масрур Барзани особо подчеркнул, что «силы пешмерга следует рассматривать как часть иракской системы безопасности и поддерживать их, потому что численность сил пешмерга идет на пользу стабильности Ирака в целом». Тем самым он лишний раз напомнил Багдаду, что пешмерга насчитывают сегодня около 200 тысяч подготовленных бойцов, а иракская армия по требованию США была полностью выведена из Курдистана в 1991 году. С тех пор на территории курдской автономии нет ни одного солдата федеральных сил.

Зато есть немало иностранных военнослужащих, прибывших издалека. Они чувствуют здесь себя вольготно, иногда даже слишком. Так, 10 мая в ходе ночных учений с боевой стрельбой подразделение ВС США с военной базы Харирпо ошибке нанесли удар по центру жилого района Басерма. Как заявил глава местной администрации Джанкавар Азкийи, лишь чудом обошлось без жертв, однако 11 жилых строений получили повреждения.


Top