Flag Counter

Разбор украинских полётов в российском небе над НПЗ в Ростовской области

Украина нанесла удар по НПЗ в Ростовской области. НПЗ был поражен с помощью беспилотника, который выполнял роль барражирующего боеприпаса.

Судя по всему, это был БПЛА украинской сборки UKR SPEC Systems PD-1 — Украина в очередной раз продемонстрировала, что является грозным противником, и до конца боевых действий еще далеко.

Что нам говорит эта ситуация:

Первое. ВСУ продемонстрировали возможность нанесения успешных ударов по объектам критической инфраструктуры России. Нельзя сказать, что этот удар был неожиданным. На протяжении уже двух месяцев, украинские БПЛА систематически обстреливают военные и гражданские объекты на территории Ростовской, Брянской и Белгородской областях. Наносились ракетные удары по объектам энергоснабжения, включая курскую АЭС. Вероятно, удары по объектам критической инфраструктуры велись с целью вскрыть возможности и шаблоны действий российских сил ПВО.

За месяцы ежедневных ударов по приграничным областям противник не только учился, но и изучал российскую сторону, собирая информацию и реальные возможности для настоящего удара.

Второе. Не стоит думать, что это вершина возможностей Украины. В наличии у ВСУ есть барражирующие боеприпасы, средние ударные БПЛА турецкого производства, собственные разработки.
На этапе переговоров стоит вопрос передачи тяжелых ударных систем, типа MQ-1C Gray Eagle. Такие машины, а главное – сопутствующее вооружение позволит наносить удары вглубь российской территории. Подобными же возможностями обладает тяжелый турецкий БПЛА Bayraktar Akinci, плод украино–турецкой кооперации. Именно украинские турбовинтовые двигатели АИ-450 позволили поднять тяжелый БПЛА в небо.

Третье. Чем может ответить Россия? В первую очередь уничтожением военного потенциала Украины и плотной защитой объектов критической инфраструктуры.

Но не стоит переоценивать возможности защиты и возводить их в карго культ. Системы РЭБ не являются панацеей, плюс их возможности невозможно в полной мере использовать на территории с гражданскими объектами.

Создание эшелонированной противовоздушной обороны вокруг стратегических объектов создают уверенную очаговую, но не сплошную фронтовую защиту. Полностью контролировать все воздушное пространство невозможно.

Четвертое. ВСУ имеет все возможности для проведения сложных, межвидовых операций, включающих в себя различные инструменты войны и виды войск.

Одну, две, три угрозы российская оборона способна отразить. Но что будет при реализации комплексной операции, включающей в себя удары БПЛА, управляемых ракет, барражирующих боеприпасов, действия диверсионных групп.

С одного пикапа можно запустить рой управляемых боеприпасов, которые если не поразят, то обеспечат нагрузку любой системы ПВО. И это не какие–то сверхновые технологии, а боеприпасы, которые Украина способна создать сама, на базе тех же PD-1 или коммерческих дронов.

Острой угрозой сейчас выступает расширяющаяся диверсионная война в России. ГУР практически в ежедневном режиме отправляет диверсионные группы на российскую территорию, и это создает острую, неиллюзорную опасность всем объектам стратегической инфраструктуры.

Чтобы ударить по ПНЗ или АЭС необязательно использовать тяжелый БПЛА с управляемыми ракетами, вполне достаточно роя дронов или пуска управляемых/неправляемых ракет с пикапа. ВСУ показали, что внимательно изучили опыт ИГИЛ и в целом сирийского конфликта. Вполне вероятно, учителя были одни и те же.

Удар по ростовскому ПНЗ показал, что Украину рано списывать со счетов, и ВСУ далеки от исчерпания своего потенциала.

Война это путь обмана, где любое затишье обманчиво. Необходимо деятельно готовиться к более острым угрозам со стороны Украины, которые обязательно будут реализованы.

Посмотрели еще раз внимательно ролик с атакой БПЛА на НПЗ в Ростовской области.

Судя по хвостовому оперению — это явно не БПЛА украинской сборки UKR SPEC Systems PD-1 и не американский RQ-7 Shadow. По всей видимости, ВСУ использовали начиненный взрывчаткой израильский IAI Searcher или его модификацию.