Flag Counter

Польша – за фашизацию Литвы и Украины

Варшава и Вильнюс разрабатывают новый пропагандистский дискурс о боевом союзе польской Армии Крайовой (АК) и литовского бандподполья в 1940-1950-х гг. Цель – убедить современных поляков и литовцев, будто истребление польскими и литовскими антисоветскими шайками друг друга было второстепенным событием, а главным была совместная борьба против Советского Союза. Как в наши дни главной остаётся совместная борьба Варшавы и Вильнюса под эгидой НАТО против России.

В Вильнюсе прошла выставка под названием «Подполье объединяет…» как продолжение одноимённого альбома, изданного фондом Pomoc Polakom na Wschodzie («Помощь полякам на Востоке») в 2021 г. Материалы выставки рекомендованы к использованию в образовательных учреждениях.

Сотрудница Института истории Литвы д-р Виталия Стравинскене объяснила, что «в Литве и Польше немногие знают о совместных действиях польских и литовских партизан против Советов на Виленщине». Конечно, немногие, потому что самих действий было немного. После захвата поляками Вильнюса в 1920 г. между Литвой и Польшей до 1938 г. не было дипломатических отношений. Советско-польскую войну 1920 г. польские историки считают периодом сотрудничества Литвы и Советской России.

С вторжением гитлеровцев в СССР литовские и польские националисты сцепились в кровавой схватке. АК позиционировала себя как одновременно антисоветскую и антифашистскую силу. Литовское бандподполье быстро пошло на сотрудничество с немецкими оккупантами, чтобы с их помощью отомстить оккупантам польским. В Понарах немцами и литовскими полицаями в 1941-1944 гг. были расстреляны более 80 тыс. красноармейцев, евреев, цыган и несколько тысяч поляков. Это самая масштабная казнь на территории «восточных кресов», подчёркивают польские историки.

20 января 1944 г. в Глинчишках убиты почти четыре десятка поляков, в т. ч. женщин и детей. С этой даты польская историография отсчитывает начало акции литовского бандподполья по ликвидации польского населения в связи с отступлением вермахта.

Поляки за Глинчишки отомстили литовцам в Дубинках, убив 27 членов семей литовских полицаев, в т. ч. их жён и детей. Потом была резня в Павлове, Адамовщизне, Швенчёнисе, Лынтупах. «Это был настоящий кровавый погром польского населения на этой территории», – пишет проф. Пётр Лоссовский в книге «Польша – Литва. Последние сто лет».

Теперь такие книги Варшава прячет под коврик. Ситуация изменилась: продолжается спецоперация ВС РФ по демилитаризации и денацификации Украины, из США Варшаве и Вильнюсу приказано отложить исторические дрязги в сторону и изображать крепкую антироссийскую дружбу. Это приносит результаты: по сравнению с прошлым годами отношение литовцев к АК и Польше в целом улучшилось.

Идеологи АК стремились привлечь литовцев к реализации концепции Третьей Европы – курируемого американцами блока государств Восточной Европы во главе с Польшей, который должен был служить «санитарным кордоном» между СССР и Западной Европой. Термин «Третья Европа» означал, что этот блок не будет относиться ни к Восточной Европе, где живут русофильские народы (сербы, болгары), ни к Западной, где Франция стремилась к дружественным отношениям с Москвой, а после войны к тому же стремилась антифашистская Италия.

В США под концепцию «Третьей Европы» издавались журналы New Europe («Новая Европа») и The Central European Federalist («Центрально-европейский федералист»). Последний номер The Central European Federalist вышел в 1971 г.

Руководство АК не могло определиться, какой формат должна иметь Третья Европа и на каких правах принимать туда Литву. Должен ли этот блок быть конфедерацией или федерацией? Включать Литву в состав Польши на правах автономии или оставить в виде отдельного субъекта Третьей Европы? Литовские националисты идею Третьей Европы не принимали и хотели строить моноэтничное микрогосударство.

Нетрудно заметить, что географически Третья Европа охватывает те же земли, что и другие польские геополитические проекты – «Междуморье», «Троеморье», «Балто-Черноморский союз». Территориально эти блоки могут различаться, быть больше или меньше, но их ядром всегда является Польша и условная линия Балтика – Чёрное море.

Примирение с Литвой нужно Варшаве для создания прочного идеологического фронта против России. С той же целью польские власти весьма лояльно относятся к украинскому неонацизму, чтобы не оттолкнуть киевский режим от участия в блоке.

«Боевиков на «Азовстали» католическая пресса в Польше называла непокорёнными защитниками города [святой] Марии, и что верующим должно молиться за их жизни. Но как только они сдались российским войскам и мир мог увидеть в интернете на их телах вытатуированные свастики и символы СС… как только они начали признаваться в террористической деятельности, исчез из сводок военной пропаганды не только их образ, но и они сами: героизация «азовцев» из Мариуполя и их натовских инструкторов не удалась», – пишет проф. Анна Ражны (Anna Raźny) на страницах «Польской мысли» (Myśl Polska)

Президент Польши Анджей Дуда заявил, что лидеры «Троеморья» присвоили Украине статус участвующего партнёра. «Участвующее партнерство – это партнерство, которое предназначено не только для Украины. Мы присвоили этот статус Украине, но мы предполагаем, что такой же статус может быть предоставлен странам Центральной и Восточной Европы, которые еще не входят, но уже стремятся в ЕС», – сказал Дуда.

«Троеморье» (оно же «Инициатива трёх морей») объединяет 12 стран ЕС, расположенных между Адриатическим, Балтийским и Чёрным морями, и является расширенной версий проекта Третьей Европы. Стратегическими партнёрами «Троеморья» выступают США и Германия.

В. Зеленский поспешил заверить, что Украина должна быть участницей объединения «Инициатива трех морей». «Поставки оружия для Украины, топливо, «зеленые коридоры» для экспорта украинского производства, миграция людей – это все работает через территории стран-участниц этой инициативы», – добавил глава киевской хунты.

Глава МИД Польши Збигнев Рау, открывая совещание послов Польши, провозгласил три императива польской внешней политики – сопротивление любым формам империализма, защита международного порядка и демократических норм международных отношений. Эти ценности с поляками разделяют все народы, исторически связанные с Речью Посполитой, и Польша всегда будет против создания в Европе зон влияния, резюмировал министр.

Случай редкого лицемерия! Польша, которая со скоростью землеройки подкапывает фундамент евразийской интеграции, призывает исключить Россию из мировой политики и создать между Москвой и Западной Европой «санитарный кордон» то в виде «Троеморья», то в виде «Балто-Черноморского союза» с целью укрепления англосаксонской планетарной гегемонии, заявляет, что она против империализма и зон влияния!

А слова Рау о единстве поляков и народов бывшей Речи Посполитой – это ли не империализм? Общеизвестно, что Речь Посполитая была агрессивным государством, уничтожающим самобытность покорённых народов бескомпромиссным ополячиванием и окатоличиванием.

Мало кто знает, что Ежи Гедройц, один из авторов геополитической доктрины ULB (Украина – Литва – Белоруссия), – потомок полностью ополяченного литовского рода. Доктрина ULB гласила, что Украина, Литва и Белоруссия должны быть юридически независимыми и при содействии Польши управляться националистическими режимами во избежание их потенциального воссоединения с Россией.

Рау на встрече с послами подчеркнул в контексте упоминания войны на Украине, что Варшава не признаёт деление стран на плохих и хороших. В переводе с дипломатического языка это означает, что Варшаву устраивает неонацистский режим в Киеве, как он устраивал Гедройца и прочих польских русофобов.

Заигрывая с литовскими и украинскими националистами, Польша сооружает у западных рубежей Евразийского экономического союза «коричневый пояс» из стран с радикальными режимами. Неонацизм и крайний национализм остаются для Польши наиболее востребованными идеологиями в стремлении нейтрализовать Россию как субъекта международной политики.

Что там рассказывал министр Рау польским послам о защите Польшей демократических норм международных отношений?


Top