Flag Counter

Индекс бешбармака

После довольно скандального (чего наши официальные СМИ предпочли дружно не заметить) интервью президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева российскому телевидению (напомню, Токаев называл ЛДНР «квазигосударствами» и заявил об отказе от их признания, рассказал о том, что Казахстан присоединился к западным санкциям против России, и объявил, что не испытывает благодарности к РФ за помощь в преодолении январского мятежа в республике, это, мол, не Москва, а ОДКБ всё разрулила, да и вообще, казахи сами с усами), я решил повнимательнее присмотреться к казахстанской действительности и оценить, что собой приставляет нынешний Казахстан, так сказать, через полгода после обретения Токаевым всей полноты власти в стране.

Кстати, что касается ОДКБ и роли России, то я об этом ещё упомяну чуть ниже, а за одно и о том, насколько местные силовики на самом деле были способны навести порядок без нашего вмешательства.

Раз уж нас, по понятным причинам, в первую очередь беспокоят взаимоотношения Нур-Султана и Москвы, то и начнём мы с внешней политики нового казахского руководства. А она довольно любопытна. Я бы назвал её поиском срединного пути. Токаев довольно подчёркнуто старается ни с кем не ссориться, а с ближайшими соседями налаживать максимально выгодные для Казахстана отношения. Вот лишь несколько событий последних дней, которые могут послужить иллюстрацией к сказанному.

На днях президент Казахстана прибыл в Доху по личному приглашению эмира Катара Тамима бин Хамада Аль Тани. Там Токаев примет участие в Катарском экономическом форуме. Как сообщает ИА Акорда, катарский эмир намерен совершить ответный визит в Казахстан, о чём лично рассказал на встрече с главой республики.

Несколькими днями ранее Токаев побывал с визитом в Тегеране, где общался с иранским лидером Ибрахимом Раиси. Кстати, это был первый визит казахского президента в Иран за последние 6 лет.

Поездка получилась довольно насыщенной. Казахстан и Иран заключили меморандум о поставке продуктов. Казахстан будет поставлять в Иран пшеницу, ячмень, кукурузу (итого 1 миллион тонн зерновых из нового урожая), семена льна, подсолнечное масло, мясо. Иран же планирует экспортировать в Казахстан овощи, фрукты, молочную продукцию и продукцию водного промысла.

Также была достигнута договоренность о более полном использовании транспортно-транзитного потенциала стран-соседей (по ж/д ветке Казахстан-Туркменистан-Иран, а также через морские порты на Каспии). Кроме того, Казахстан и Иран решили создать совместные торговые палаты, в планах казахстанского руководства довести взаимный товарооборот между странами до $3 млрд.

Для справки, по состоянию на 2022 год регулярное пассажирское сообщение между Казахстаном и Россией осуществляется только в 4 российских города: Омск, Казань, Самару и Астрахань. Одни поезда ходят раз в неделю, другие два, некоторые через день.

На встрече с Раиси Токаев вспомнил слова средневекового персидского поэта и философа Фирдоуси о том, что Иран и Туран объединяет общая судьба на Великом Шелковом пути, а многие казахи в годы голода нашли кров на гостеприимной иранской земле. В завершение переговоров казахский президент пригласил иранского коллегу посетить Казахстан.

Казалось бы, что в этом такого? Обычная и очень правильная работа казахстанского руководства на внешнем контуре. Но кое-какие вещи всё же настораживают.

Во-первых, упоминание Токаевым Турана, исторического средневекового региона, располагавшегося как раз на современных территориях Средней Азии. Напомню, проект «Великий Туран» всячески продвигает Турция, имеющая значительное влияние в Казахстане, и в связи с этим не выглядит такой уж ошибкой, как пытаются представить некоторые коллеги, назначение Токаевым на пост министра информации Аскара Умарова, человека с ярко выраженными русофобскими взглядами и одного из апологетов этого турецкого проекта.

Во-вторых, почему поблагодарить Иран за помощь и гостеприимство президент Казахстана считает незазорным, а в отношении России подчёркнуто отказывается сказать спасибо за поддержку с подавлением бунта?

«Впервые за 30 лет ОДКБ проявила себя, направив ограниченный контингент в Казахстан. Подчеркиваю, не Россия, а Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В России некоторые лица перевирают эту ситуацию, утверждая, что вот Россия спасла Казахстан, а Казахстан теперь должен вечно служить и кланяться в ноги России. Считаю, что это совершенно неоправданные рассуждения, далекие от реальности», – сказал Токаев в интервью «России 24».

Ну и в-третьих, во время того же интервью, президент Казахстана заявил, мол, «санкции есть санкции и мы не должны их нарушать».

«Убежден, Россия справится с нынешними трудностями. Россия – большая страна, с большой экономикой. Опыт прошлого показывает, мы получаем уведомления, что в случае нарушения санкций последует так называемые вторичные санкции со стороны Запада в отношении нашей страны».

Одновременно с этим на прошлой неделе глава МИД Казахстана участвовал в заседании Совета сотрудничества «Республика Казахстан – Европейский Союз», на которой Казахстан и Евросоюз обсудили предотвращение влияния санкций против России на республику. Казахстанский министр Тлеуберди отметил важность сохранения позитивной динамики экономических отношений, а также пригласил руководство ЕС посетить Казахстан. Хорош, союзничек, нечего сказать.

Ну а теперь, как обещал, пару слов об эхе январских событий, которые до сих пор остаются в республике если и не темой номер один, то одной из самых обсуждаемых. Точнее, несколько цифр. По данным казахстанских правоохранителей, в разных регионах Казахстана установили 27 организаторов январских погромов. В их числе тех, кто организовал нападение на аэропорт Алма-Аты и попытался захватить телебашню Кок-Тобе. Всего по факту мятежа расследуются более 5000 уголовных дел.

По всем уголовным делам под стражей находятся 514 подозреваемых. Еще 284 человека находятся под подпиской о невыезде, под домашним арестом или отпущены на поруки.

Ну и самое интересное – по факту оставления департаментов полиции и отделений КНБ (местный аналог КГБ СССР) возбуждено 9 уголовных дел. 5 января 2022 года руководители департаментов полиции Алматинской и Жамбылской областей, а также департаментов КНБ Алматы, Алматинской и Кызылординской областей оставили свои здания, в том числе с табельным боевым оружием. Все они признаны подозреваемыми.

Это к вопросу о том, с кем были казахские силовики в те дни, и чем это могло бы закончиться, если бы российские десантники, составлявшие до 80% численного состава сил быстрого реагирования ОДКБ, вместе со своими коллегами из других стран Договора не взяли под охрану важнейшие стратегические объекты Казахстана, высвободив таким образом силы местной полиции, спецслужб и армии. Ну а теперь, когда всё закончилось, можно, конечно, и порассуждать, что Россия здесь совершенно ни при чём. «Мавр сделал своё дело, мавр может уходить».

Впрочем, «мавр», хоть и не злопамятен, но память имеет хорошую. И попытки Нур-Султана «целоваться в дёсны» с Брюсселем, фактически объявившим нам экономическую войну, даром казахстанскому руководству не пройдут.

Уже сейчас появились сообщения, что на фоне высокой продовольственной инфляции в стране жители Казахстана массово скупают крупы, в стране резко выросли продажи гречки и риса, пришлось даже увеличивать импорт. Всего с начала года жители скупили почти 17 тысяч тонн гречневой крупы. При этом люди стали меньше покупать говядины и баранины и больше мяса птицы, причём сам продукт подорожал на 30%.

Постоянная давка в очередях за сахаром привела к тому, что на рынках выставили полицию. В городе Таразе (бывший Джамбул) стражи порядка теперь охраняют социальные павильоны. Как сообщает телеканал КТК, недавно там чуть не затоптали продавцов, которые во время отгрузки мешков с сахаром оказались на пути толпы. Продавцы говорят, что ажиотаж не проходит и 300 кг «разлетаются» за один час.

Как пишут местные аналитики, казахстанцы в этом году на еду тратят до половины семейных бюджетов, а «индекс бешбармака» ползёт вверх.

Хотя причин для паники и ажиотажа как будто бы нет – санкции на Казахстан никто не накладывал, СВО они нигде не проводят, и так далее. Более того, как сообщает «Казгидромет», погода на юге Казахстана в этом году будет благоприятной для созревания зерна. Урожайность озимой пшеницы в Алматинской, Жамбылской и Туркестанской областях прогнозируется в основном около среднемноголетних значений. А в четырех районах ожидают урожай даже выше нормы. И тем не менее.

Забавно. Ведь если внимательно приглядеться, все симптомы ситуации в Казахстане точь-в-точь повторяют события санкционного рикошета в Европе и США, за исключением разве что проблемы с энергоносителями. Да и то, потому что в республике полно своих нефти и газа.

Тем не менее, налицо продовольственный дефицит и рост цен на потребительские товары. Получается, что в нынешних условиях, когда, как сказал президент России Владимир Путин, на смену экономике мнимых сущностей неизбежно приходит экономика реальных ценностей и активов, «любовь» с Западом может стать причиной экономических «болезней». Неразборчивость в связях никого ещё о добра не доводила.

А здесь как раз тот самый случай. Несмотря на то, что Казахстан входит в ЕАЭС и ОДКБ и устами президента Токаева заявляет о крепких союзнических отношениях с Россией, политическая элита республики в силу своих личных соображений продолжает во многом ориентироваться именно на Запад. В результате продовольственный кризис в стране становится ответом на внешнюю политику руководства, хотя, казалось бы, взаимоотношения в рамках ЕАЭС должны были помочь избежать всех этих проблем.

И даже параллельный экспорт товаров некоторых ушедших с нашего рынка производителей, типа Coca-Cola, не поможет Казахстану без проблем выйти из сложившейся ситуации. Как правильно подметила Мария Захарова (МИД РФ), колой хорошо посуду от накипи чистить, для того, чтобы сварить борщ, щи или бешбармак, требуются совсем другие ингредиенты. И в этом западные партнёры Казахстану, увы, не помогут. Кое-кому стоило бы над этим поразмыслить.


Top