Flag Counter

Дмитрий Лекух. Зима уже не так далеко: об энергетическом кризисе в Европе

Зимние ночи, как известно, извините за банальность, длинны и весьма морозны у нас и промозглы в Европе, за нулевой изотермой древних Карпатских гор. И мы не будем спорить, что лучше: тут кому что больше нравится, проблема в нашем случае отнюдь не в этом. Дело вкуса. Кому-то — и с возрастом я их всё больше понимаю — нравятся мягкие европейские зимы. Лично я пока что предпочитаю мороз. Не в этом дело. Какой бы ни была зима, с точки зрения энергетики готовиться к ней надо всё равно приблизительно одинаково. А вот тут на европейском субконтиненте пока что есть некоторые проблемы.

Причём, что самое занимательное, вполне себе рукотворные. Точнее сказать, созданные откровенно кривыми руками нынешних не слишком компетентных, не суверенных и предельно зависимых от воли кураторов из-за Большой Лужи современных европейских элит.

Русские тут вообще особенно ни при чём. Они здесь только наблюдатели, пусть и заинтересованные.

И неслучайно, когда Алексей Миллер, выступая в конце минувшей недели на ПМЭФ, довольно ехидно заметил, что возглавляемый им «Газпром» ни на кого в Европе не в обиде, он говорил чистейшую, математическую, можно сказать, правду: а чего обижаться, когда отгружать газа приходится много меньше, а денег за это получать много больше?

Жила-была девушка Европа — сама, дура, и виновата.

Я уже это не в первый раз при любом удобном случае говорю.

Поэтому, когда The Wall Street Journal пишет, что российский президент Владимир Путин нанёс удар по самому уязвимому месту лидеров стран ЕС, а именно по их электоральному рейтингу, The Wall Street Journal не то чтобы даже врёт. Просто немного лукавит: как говорил в известной позднесоветской комедии Эльдара Рязанова герой Никиты Сергеевича Михалкова героине Людмилы Гурченко, «Верунчик, давай, лапушка, сама-сама-сама». Смысл — электоральные проблемы у европейских служащих действительно есть, и весьма серьёзные. В крупных экономиках ЕС выборы и правда пройдут ближе к следующей зиме, когда отсутствие российского газа в домах и на предприятиях будет, скажем так, весьма непосредственно ощущаться на собственных различных частях европейского тела. Но вот только ни Россия, ни лично Владимир Владимирович не только не имеют к этому никакого особого отношения, но, боюсь, и вообще не очень серьёзно по этому поводу заморачиваются: в этой Европе кого только не «поставь на должность», результат всё равно будет приблизительно одинаковым.

Просто экономического суверенитета без политического, извините, не бывает — техзаданием, как говорится, не предусматривается. Ну и зачем тогда на это безобразие нервы тратить?

У нас есть свои собственные интересы.

И вообще, честно говоря, электоральные проблемы Европы — это последнее, что нас, государство Российская Федерация, и нашего лидера должно в текущих обстоятельствах волновать.

Просто для сравнения. Как нам сообщает американское агентство Bloomberg, которое, конечно, во многом и само «с пониженной социальной ответственностью», но которому в данном конкретном случае нет оснований не доверять, сокращение поставок природного газа из России уже непосредственно сейчас вынудило Европу использовать запасы, созданные для потребления в пик предстоящего зимнего сезона. И действительно, согласно официальным данным, перед минувшими выходными общеевропейские резервы в ПХГ уменьшились на один процентный пункт. Хотя, как правило, в летний период газ туда в Европе только закачивают, а полученные объёмы хранятся там до пика зимы.

Причина предельно проста, точнее причины, потому что их несколько.

И главная из них, безусловно, стратегическая. Это, мягко говоря, недальновидность современного европейского руководства: тут тебе и переход на спотовое ценообразование, и политика зелёного перехода, и снижение удельного веса длинных контрактов, и глупое поощрение вороватых эксплуатантов украинской ГТС. И отказ от сертификации «Северного потока — 2», наконец: все эти глупости, оказавшиеся заложенными в стратегические основы европейской энергетической безопасности на длинном горизонте, и сделали европейскую энергетику предельно уязвимой.

Лишив её даже минимального запаса прочности… К чему, кстати, стремилось предыдущее европейское руководство во главе с Ангелой Меркель, стеной стоявшей на защите интересов Nord Stream 2 именно по этим причинам, а отнюдь не из-за каких-то тёплых чувств к РФ и лично Владимиру Путину, это просто как-то очень глупо не понимать. И, как следствие (где тонко, там и рвётся), проблемы в Европе и на уровне краткосрочном, оперативном, тоже не заставили себя очень уж долго ждать.

Просто напомним.

Сначала случилась воистину эпическая и анекдотическая история между германским и канадским подразделениями компании Siemens по поводу компрессорной станции «Портовая». В результате чего сейчас на станции могут использоваться только три газоперекачивающих агрегата. А потом ещё и сам «Газпром» заявил, что по техническим причинам — пришло время плановых работ — останавливает эксплуатацию на «Портовой» ещё одной газотурбины, в связи с чем с 16 июня сможет качать по газопроводу в сутки не более 67 млн кубов.

Как результат, в случае реализации пессимистического сценария, как сообщают аналитики Wood Mackenzie Ltd, при определённых обстоятельствах Европе к началу отопительного сезона не просто не удастся накопить запасы газа в ПХГ до установленного ЕС уровня — они банально закончатся где-то уже в начале следующего января. А тут ещё и Украина прекратила прокачку российского газа через одну из подстанций своей ГТС. А по уму должна была бы прекратить её вообще, но, на наше общее с Европой счастье, украинские элиты ещё более продажны, чем европейские. Плюс, что называется, до кучи сгорел ещё и ориентированный на Европу американский завод по производству СПГ, восстановление которого займёт минимум несколько месяцев. Ну и вишенка на торте — именно сейчас частично приостанавливается (да, на плановые регламентные работы) и «Турецкий поток».

И мы вполне можем себе представить, как усмехается сейчас в густые усы турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган: ребята, если вы не можете планировать своё будущее даже на таком вот оперативном уровне, то зачем тогда вообще за что-то брались?

Словом, The Wall Street Journal тут в корне не права: даже при довольно поверхностном взгляде на динамично развивающийся системный кризис в туземной энергетике и общее состояние европейских экономик в целом становится кристально, математически ясно, что Путину есть над чем там подумать, помимо бедственного электорального положения нынешних западноевропейских элит. Это наши традиционные рынки, в том числе и для энергетического сырья. И нам, наверное, меньше всего бы хотелось, чтобы пресловутое «нефтяное и газовое эмбарго» случилось там естественным, так сказать, путём. По банальной причине того, что там будет больше некому эти наши нефть и газ покупать. Ну а от перемены мест европейских политиков в графе «Итого» ничего всё равно не меняется. И нам бы вне зависимости от политических предпочтений, наверное, не очень хотелось бы видеть там «экономическую и социальную Украину» вплоть до Ла-Манша, к чему там с подобного рода трендами всё идёт. И вовсе не оттого, что Европа этого «не заслужила», — ещё как заслужила.

Просто у нас самих в связи с этим могут возникнуть некоторые неприятные проблемы.

Которые придётся решать.

А в остальном — всё нормально.

У нас в стране просто немного другой климат, в том числе и политический.

И оттого нас ничуть не пугает (ну да, мы вообще народ, в принципе, северный) не очень пока скорое, но вполне неизбежное наступление будущей холодной зимы, будь она хоть по-русски морозной, хоть по-европейски промозглой: повторимся, с точки зрения энергетики готовиться к ней надо всё равно приблизительно одинаково. И, как говорят наши нынешние уже не европейские, а китайские партнёры, не так важно, кого цвета кошка живёт в вашем доме, — мира ему и благополучия.

Лишь бы ей было тепло и она ловила мышей.