Flag Counter

Унижение Польши. Павел Шипилин

«Мы должны не только заморозить, но и конфисковать фонды Российской Федерации и тех, кто ее поддерживает. Я считаю Россию варварской страной, которая проводит геноцид. Поэтому заморозка активов — это недостаточно, мы должны конфисковать их, чтобы наполнить фонды, которые нам потребуются, чтобы восстановить Украину и вернуть туда порядок», — заявил премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий на пресс-конференции в Гааге по итогам закрытой встречи лидеров нескольких стран НАТО.

В точности так же вела себя Польша в 1920–30-е годы, когда была фашистским государством, целовавшимся в десна с фашистской Германией. Хамила нам, оскорбляла и вообще считала, что схватила бога за бороду и скоро пойдет походом на Россию вместе немцами. Отхватит себе Украину, Прибалтику и заживет припеваючи, раскинувшись от Балтийского до Черного моря новой Речью Посполитой.

Сейчас она опять считает себя частью западного мира и уверена, что имеет право голоса на равных с Германией, Францией, Италией, Великобританией и даже, думаю, с США. И подбивает новых союзников на решительные, но очень опрометчивые шаги. Думаю, серьезным странам хватит ума не идти напролом и не сжигать мосты, связывающие их с Россией.

Давно пора назвать вещи своими именами: 1 сентября 1939 года польской трагедией стало не нападение немцев, а великое национальное унижение. Еще в августе поляки были уверены, что впереди их ждет совместный победный поход с армией Гитлера на восток, как годом раньше с той же армией они в том же составе отправились в Чехословакию и отгрызли себе кусок территории.

Немецкое вторжение показало, что Старый Свет так и не принял Польшу в свои ряды, не считает ее равной себе страной, а лишь использовал, как половую тряпку, как пешку в геополитической игре. Это общенациональное осознание своей второсортности сказывается до сих пор.

Сегодня Польша опять нашла себе сильного союзника и первым делом принялась с упоением задирать Россию, своего извечного врага. Во всяком случае, именно таковыми нас считают в Варшаве.

Хочу унизить поляков еще раз: мы тут, в Москве, ни противником, ни врагом их страну давно, уже больше четырехсот лет, не считаем. Это обочина, мало значимый фланг всех бывших и будущих театров военных действий. При нынешнем уровне развития вооружения он будет уничтожен в первые минуты.

Меня всегда удивляет, когда мы требуем от Польши благодарности за то, что при ее освобождении погибло 600 тысяч наших солдат. Благодарности не будет, и вот почему.

До 1 сентября 1939 года поляки считали, что впереди их ждут территориальные приобретения на востоке, которые они получат после совместного похода с союзником — Германией. Однако все произошло с точностью до наоборот: после короткой войны Польша была аннексирована и вошла в состав Третьего Рейха. Новыми немецкими землями управлял немец — генерал-губернатор. Государство с политической карты мира бесследно исчезло.

Однако в 1945 году было восстановлено. И восстановил его тот самый враг, с которым за шесть лет до события Польша собиралась воевать, территорию которого намеревалась захватить. То есть Россия повела себя в высшей степени благородно — дала понять, что не помнит зла. Польша и поляки были великодушно прощены.

Именно благородства и великодушия, а вовсе не установленного социализма, поляки не могут нам простить. Морально им легче подменить историю, трубить о замене немецкой оккупации на советскую. Это вранье — оккупации не было. Страной управляли не русские, а поляки.

Для Польши её шляхетский гонор рано или поздно кончится очень и очень плохо. Не знаю как, но она в который раз будет унижена, это точно. Славные времена недоимперии остались в далёком прошлом и уже никогда не вернутся.