Flag Counter

Ненасытный «патриот» жаждет имперского перенапряжения

По ‎мере‏ ‎развития ‎спецоперации ‎России ‎на ‎Украине‏ ‎происходит ‎кристаллизация‏ ‎двух‏ ‎прямо ‎противоположных ‎подходов‏ ‎в ‎отечественном‏ ‎околополитическом ‎информационном ‎дискурсе. ‎Первый‏ ‎подход‏ ‎состоит ‎в‏ ‎том, ‎что‏ ‎дела ‎у ‎России, ‎- ‎как‏ ‎непосредственно‏ ‎на ‎фронте,‏ ‎так ‎и‏ ‎в ‎международных ‎делах, ‎- ‎идут‏ ‎весьма‏ ‎хорошо.‏ ‎Союзные ‎силы‏ ‎методично ‎громят‏ ‎ВСУ, ‎а‏ ‎Москва‏ ‎успешно ‎наращивает‏ ‎прибыль ‎от ‎экспорта, ‎переориентируя ‎его‏ ‎потоки ‎там,‏ ‎где‏ ‎это ‎нужно. ‎Российское‏ ‎общество ‎по‏ ‎большей ‎части ‎не ‎затронуто‏ ‎спецоперацией‏ ‎никак, ‎кроме‏ ‎информационного ‎фона,‏ ‎и ‎довольно ‎слабо ‎ощутило ‎на‏ ‎себе‏ ‎последствия ‎антироссийских‏ ‎рестрикций. ‎Следовательно,‏ ‎рассуждают ‎приверженцы ‎этого ‎подхода, ‎если‏ ‎победа‏ ‎России‏ ‎является ‎вопросом‏ ‎времени, ‎надо‏ ‎просто ‎методично‏ ‎и‏ ‎прагматично ‎к‏ ‎ней ‎идти.

Однако ‎есть ‎и ‎прямо‏ ‎противоположная ‎позиция.‏ ‎Её‏ ‎носители ‎отстаивают ‎идею,‏ ‎что ‎текущие‏ ‎события ‎представляют ‎чуть ‎ли‏ ‎не‏ ‎экзистенциальный ‎вызов‏ ‎для ‎России‏ ‎и ‎что ‎у ‎Москвы ‎якобы‏ ‎высокий‏ ‎шанс ‎не‏ ‎победить. ‎Для‏ ‎»перелома ‎ситуации» ‎те, ‎кто ‎отстаивает‏ ‎данный‏ ‎подход,‏ ‎предлагает ‎целый‏ ‎спектр ‎мер‏ ‎от ‎мобилизации‏ ‎и‏ ‎перевода ‎экономики‏ ‎на ‎военные ‎рельсы ‎до ‎начала‏ ‎ядерной ‎войны.‏ ‎Подобная‏ ‎экзальтация ‎выглядит ‎(и‏ ‎является) ‎неадекватной‏ ‎реальному ‎положению ‎дел, ‎но‏ ‎апеллирует‏ ‎к ‎самой‏ ‎сильной ‎человеческой‏ ‎эмоции ‎- ‎страху.

Известная ‎пословица ‎гласит:‏ ‎»У‏ ‎страха ‎глаза‏ ‎велики». ‎В‏ ‎международной ‎политике ‎страх ‎способен ‎привести‏ ‎к‏ ‎тому‏ ‎явлению, ‎которое‏ ‎политолог ‎и‏ ‎автор ‎книги‏ ‎»Восход‏ ‎и ‎закат‏ ‎великих ‎держав» ‎Пол ‎Кеннеди ‎назвал‏ ‎»имперским ‎перенапряжением»‏ ‎(imperial‏ ‎overstretch). Страх ‎перед ‎заведомо‏ ‎преувеличенной ‎угрозой‏ ‎сбивает ‎ориентиры ‎и ‎не‏ ‎даёт‏ ‎верно ‎расставить‏ ‎приоритеты, ‎что‏ ‎приводит ‎к ‎неверной ‎оценке ‎нужных‏ ‎для‏ ‎достижения ‎цели‏ ‎ресурсов. ‎А‏ ‎ресурсы, ‎как ‎писал ‎профессор ‎МГИМО‏ ‎Марк‏ ‎Арсеньевич‏ ‎Хрусталёв, ‎определяют,‏ ‎какие ‎интересы‏ ‎государства ‎могут‏ ‎стать‏ ‎его ‎целями‏ ‎на ‎текущем ‎этапе.

Наиболее ‎известным ‎примером‏ ‎»имперского ‎перенапряжения»,‏ ‎вызванного‏ ‎страхом ‎и, ‎как‏ ‎следствие, ‎неадекватной‏ ‎переоценкой ‎угроз, ‎является ‎пример‏ ‎СССР.‏ ‎Проект ‎»Звёздные‏ ‎войны», ‎о‏ ‎котором ‎постоянно ‎говорила ‎администрация ‎Рейгана,‏ ‎привёл‏ ‎к ‎излишним‏ ‎вложениям ‎СССР‏ ‎в ‎ВПК, ‎что ‎подорвало ‎другие‏ ‎сферы‏ ‎общественной‏ ‎жизни ‎и‏ ‎государственных ‎расходов.‏ ‎В ‎итоге‏ ‎выяснилось,‏ ‎что ‎проект‏ ‎во ‎многом ‎оказался ‎блефом, ‎но‏ ‎советское ‎руководство‏ ‎само‏ ‎загнало ‎себя ‎в‏ ‎такие ‎условия,‏ ‎когда ‎Москва ‎не ‎могла‏ ‎конкурировать‏ ‎с ‎Вашингтоном‏ ‎на ‎равных,‏ ‎будучи ‎измотанной ‎бессмысленной ‎гонкой ‎вооружений.‏ ‎»Имперское‏ ‎перенапряжение» ‎стало‏ ‎одной ‎из‏ ‎причин ‎крушения ‎СССР ‎и ‎биполярного‏ ‎международного‏ ‎порядка.

Примерно‏ ‎аналогичную ‎ситуацию‏ ‎мы ‎наблюдаем‏ ‎сегодня ‎с‏ ‎США.‏ ‎Вашингтон ‎не‏ ‎смог ‎реализовать ‎поставленную ‎ещё ‎»доктриной‏ ‎Вулфовица» ‎(1992‏ ‎год)‏ ‎задачу ‎построения ‎моноцентричного‏ ‎международного ‎порядка.‏ ‎Россия ‎и ‎Китай ‎бросили‏ ‎США‏ ‎вызов ‎и‏ ‎победили, ‎став‏ ‎настоящими ‎великими ‎державами ‎и ‎консолидировав‏ ‎вокруг‏ ‎себя ‎тех,‏ ‎для ‎кого‏ ‎также ‎неприемлем ‎американский ‎гегемонизм. ‎Чтобы‏ ‎вернуть‏ ‎себе‏ ‎единоличное ‎мировое‏ ‎господство ‎и‏ ‎противостоять ‎геополитическим‏ ‎соперникам,‏ ‎США ‎стали‏ ‎наращивать ‎военные ‎расходы, ‎а ‎ФРС‏ ‎занялась ‎нездоровой‏ ‎эмиссией.‏ ‎Вкупе ‎с ‎социальными‏ ‎проблемами ‎это‏ ‎привело ‎к ‎поляризации ‎не‏ ‎только‏ ‎американского ‎общества,‏ ‎но ‎и‏ ‎политического ‎истеблишмента, ‎а ‎в ‎дальнейшем‏ ‎и‏ ‎к ‎фактической‏ ‎неспособности ‎Вашингтона‏ ‎добиваться ‎поставленных ‎внешнеполитических ‎целей.

Пытаясь ‎бороться‏ ‎за‏ ‎возврат‏ ‎к ‎однополярности‏ ‎и ‎фактически‏ ‎воевать ‎на‏ ‎два‏ ‎фронта, ‎Вашингтон‏ ‎подвергается ‎»имперскому ‎перенапряжению» ‎так ‎же,‏ ‎как ‎и‏ ‎СССР‏ ‎в ‎80-е. ‎Доведение‏ ‎до ‎такого‏ ‎состояния ‎является ‎признаком ‎слабости‏ ‎перед‏ ‎лицом ‎новых‏ ‎вызовов ‎и‏ ‎следствием ‎неадекватной ‎оценки ‎международной ‎ситуации.‏ ‎В‏ ‎этих ‎условиях‏ ‎у ‎США‏ ‎абсолютно ‎нет ‎шанса ‎выиграть ‎глобальную‏ ‎конкуренцию‏ ‎и,‏ ‎как ‎они‏ ‎того ‎хотят,‏ ‎низвести ‎Москву‏ ‎и‏ ‎Пекин ‎до‏ ‎статуса ‎второстепенных ‎держав. ‎Однако ‎похоже,‏ ‎что ‎они‏ ‎на‏ ‎что-то ‎надеются. ‎Или,‏ ‎может ‎быть,‏ ‎на ‎кого-то?

Единственной ‎надеждой ‎Вашингтона‏ ‎остаётся‏ ‎в ‎плохом‏ ‎смысле ‎этого‏ ‎слова ‎»чудо». ‎Чудо ‎того, ‎что‏ ‎США‏ ‎будут ‎не‏ ‎первыми, ‎кто‏ ‎не ‎выдержит ‎»имперского ‎перенапряжения» ‎и‏ ‎сойдёт‏ ‎с‏ ‎арены ‎глобальной‏ ‎конкуренции. ‎Чудо‏ ‎того, ‎что‏ ‎Россия‏ ‎или ‎Китай‏ ‎перенапрягутся ‎раньше, ‎а ‎Вашингтон, ‎как‏ ‎в ‎1991‏ ‎году,‏ ‎сможет ‎насытиться ‎ресурсами‏ ‎кого-то ‎из‏ ‎них. ‎Других ‎шансов ‎у‏ ‎американцев‏ ‎просто ‎нет.‏ ‎Исходя ‎из‏ ‎этого, ‎сформулируем ‎следующие ‎вопросы:

Чьи ‎интересы,‏ ‎волей‏ ‎или ‎неволей,‏ ‎отстаивают ‎те‏ ‎ненасытные ‎»патриоты» ‎на ‎российских ‎ток-шоу‏ ‎и‏ ‎в‏ ‎телеграм-каналах, ‎кто‏ ‎заведомо ‎принижает‏ ‎потенциал ‎российской‏ ‎армии‏ ‎и ‎запас‏ ‎прочности ‎российского ‎государства? ‎По ‎чьей‏ ‎наводке ‎они‏ ‎создают‏ ‎в ‎российском ‎обществе‏ ‎неадекватно ‎слабый‏ ‎образ ‎России ‎и, ‎напротив,‏ ‎неадекватно‏ ‎»сильный» ‎имидж‏ ‎Запада? ‎Почему‏ ‎эти ‎люди, ‎вопреки ‎здравому ‎смыслу,‏ ‎призывают‏ ‎к ‎тем‏ ‎мерам, ‎которые‏ ‎в ‎текущей ‎ситуации ‎не ‎нужны‏ ‎и‏ ‎могут‏ ‎только ‎навредить‏ ‎(мобилизация, ‎военное‏ ‎положение ‎и‏ ‎т.п.)?‏ ‎И ‎наконец:‏ ‎почему ‎эти ‎люди ‎являются ‎ровно‏ ‎теми ‎же,‏ ‎кто‏ ‎необоснованно ‎обвинял ‎руководство‏ ‎России ‎в‏ ‎»предательстве» ‎и ‎требовал ‎раскрыть‏ ‎планы‏ ‎той ‎же‏ ‎спецоперации ‎на‏ ‎будущее ‎(и ‎кому ‎такое ‎раскрытие‏ ‎планов‏ ‎выгодно?)?

Думаю, ‎уважаемые‏ ‎читатели, ‎вы‏ ‎без ‎труда ‎ответите ‎на ‎эти‏ ‎вопросы.‏ ‎Тем,‏ ‎кто ‎понимает,‏ ‎что ‎»имперское‏ ‎перенапряжение» ‎США‏ ‎уже‏ ‎не ‎остановить,‏ ‎нужно ‎спровоцировать ‎»имперское ‎перенапряжение» ‎России‏ ‎раньше. ‎Для‏ ‎этого‏ ‎им ‎и ‎нужны‏ ‎истеричные ‎псевдоаналитики,‏ ‎которые ‎будут ‎дурманить ‎голову‏ ‎общественности‏ ‎и ‎таким‏ ‎образом ‎пытаться‏ ‎влиять ‎на ‎российское ‎внешнеполитическое ‎руководство.‏ ‎Прагматизм‏ ‎Москвы, ‎когда‏ ‎мы ‎добиваемся‏ ‎своих ‎целей ‎малыми ‎средствами ‎и‏ ‎малой‏ ‎кровью,‏ ‎при ‎этом‏ ‎не ‎ухудшая‏ ‎свой ‎имидж‏ ‎в‏ ‎глазах ‎государств,‏ ‎относящихся ‎к ‎России ‎благожелательно, ‎как‏ ‎кость ‎в‏ ‎горле‏ ‎наших ‎противников. ‎Заставить‏ ‎нас ‎перенапрячь‏ ‎ресурсы ‎- ‎вот ‎их‏ ‎цель,‏ ‎а ‎разного‏ ‎рода ‎ненасытные‏ ‎»аналитики» ‎и ‎»военкоры» ‎якобы ‎»патриотического»‏ ‎окраса,‏ ‎принижающие ‎потенциал‏ ‎России ‎и‏ ‎до ‎небес ‎раздувающие ‎потенциал ‎Украины‏ ‎и‏ ‎Запада‏ ‎- ‎всего‏ ‎лишь ‎их‏ ‎инструмент ‎в‏ ‎её‏ ‎достижении. ‎И‏ ‎очень ‎хочется ‎надеяться, ‎что ‎у‏ ‎них ‎ничего‏ ‎не‏ ‎получится.


Top