Flag Counter

Миллер о «затухании» Бреттон-​Вуда: мы не играем в игры, правила которых придумали не мы

Тектонические изменения на сырьевых рынках и затухание Бреттон-​Вудской системы — 2 характеризуют текущее состояние сырьевых рынков. На первое место выходит не наличие денег, а наличие товаров. Об этом сообщил в ходе Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) глава «Газпрома» Алексей Миллер.

«Мы являемся свидетелями очень серьезных тектонических изменений, которые происходят на сырьевых рынках. Меняются экономические парадигмы. В частности, происходит затухание Бреттон-​Вудской системы — 2», — отметил Миллер.

Он добавил, что весь мир стал свидетелем ценовых шоков на газ, сверхвысокой волатильности на сырьевых рынках и очень высокой инфляции. «Все это началось не вчера и не сегодня, надо сказать „спасибо“ зарубежным регуляторам, в частности, европейским», — пояснил Миллер. По словам главы «Газпрома», одна из причин происходящих процессов — «третий энергетический пакет», совсем недавно отменивший привязку газовых цен к котировкам нефти. Теперь о нем не хотят вспоминать. По словам Миллера, все потребители снова хотят вернуться к привязке контрактных газовых цен к ценам на нефть, потому что это более низкие цены на газ.

Как напомнил Миллер, «Бреттон-​Вудская система 2» предполагала, что центральные банки западных стран контролируют мировой совокупный спрос через контроль над номинальной стоимостью денег. «Наша валюта, наши правила, мы говорим вам, как пользоваться нашей валютой, что-​то разрешаем, что-​то не разрешаем, говорили они», — пояснил он. Но доминирование доллара уходит, добавил Миллер. Появляются расчеты в национальных валютах. В конечном итоге меняется парадигма. И если вспомнить классическую схему «деньги-​товар-деньги», то сейчас на первое место выходит формула «товар-​деньги-товар», — сказал он.

«Сначала продали газ, потом добыли. Наш товар — наши правила. Мы не играем в игры, правила которых придумали не мы», — подчеркнул Миллер.

Квантовая неопределенность санкций

Как отметил Миллер, санкционная и контрсанкционная политики привели к последствиям, которых никто не предполагал. «На сегодняшний день в мировой экономике наступила санкционная и квазисанкционная квантовая запутанность. Десятки тысяч санкционных и контрсанкционных документов, за которыми вторичные, третичные и так далее санкции», — пояснил Миллер. В результате, добавил он, экстерриториальное право появляется не только в парадигме Бреттон-​Вуда «наша валюта — наши правила», но и в новой парадигме товарно-​сырьевого рынка. «Вы не можете описать своей экономической системы, не зная правил конкретного товарно-​сырьевого рынка или не зная объемов предложения на этом рынке», — рассказал Миллер. В результате, добавил он, институты Бреттон-​Вудской системы не работают, теряют смысл и отмирают.

Инфляционная спираль

Как добавил Миллер, именно Бреттон-​Вудская система, с ее номинальным регулированием стоимости в отрыве от возможного контроля за предложением сырьевых товаров, дала мощнейший инфляционный импульс. «Следствием стала глобализация, накопление товарных запасов, дублирование цепочек поставок и, в итоге мы оказываемся в понимании того, что игра окончена, — подчеркнул Миллер. — Спрос на сырье заменяет спрос на валютные резервы, и это очень серьезный тектонический сдвиг, колоссальный».


Top