Flag Counter

Англия как главный подстрекатель русофобии

Англия всегда была главным подстрекателем русофобии. Она боялась, что Россия сменит ее на троне мирового гегемона и считала себя пастухом «баранов» (других европейских стран)

Вот и сегодня, как во времена Крымской войны, британский Пастух гонит европейских баранов против России, преследуя собственные интересы:

«Академик Евгений Тарле в своей объемной монографии «Крымская война» рассказывает, как руководитель британской внешней политики того времени лорд Пальмерстон весьма недвусмысленно высказался по существу англо-русских противоречий: «Еще при переговорах по поводу конфискации судна «Уиксен» (английский корабль, снабжавший оружием и порохом кавказских мятежников, воевавших против России, арестованный русским флотом. — между Пальмерстоном и русским послом в Лондоне Поццо ди Борго произошла 30 апреля 1837 г. бурная сцена, во время которой Пальмерстон настолько потерял всякое самообладание, что самым откровенным образом высказал, по какой именно причине он так придирчиво и враждебно относится к России: он боится её, боится величины, силы и конкуренции не только в Турции, но и в Афганистане, в Средней Азии, вообще всюду.

Началось с того, что Пальмерстон объявил для Англии вовсе не обязательным и не имеющим никакого значения отказ Турции от ее прав на Кавказское побережье. Поццо ди Борго ответил, что этот отказ Турции закреплен Адрианопольским миром и Россия не признает права Англии вмешиваться в договор между двумя независимыми державами. Спор принимал все более и более резкий характер, и наконец Пальмерстон воскликнул:

«Да, Европа слишком долго спала. Она наконец пробуждается, чтобы положить конец этой системе захватов, которые император желает предпринять на всех границах своей обширной империи. В Польше он укрепляется и угрожает Пруссии и Австрии; он вывел войска из (Дунайских) княжеств и сеет там смуту, чтобы получить предлог туда возвратиться. Он строит большие крепости в Финляндии с целью устрашить Швецию. В Персии ваш посланник подстрекает шаха к бессмысленным экспедициям, которые его разоряют, и сам предлагает ему, чтобы тот лично участвовал в этих разорительных войнах, чтобы ослабить и погубить его. Теперь вы желаете присвоить Черкесию…»

Поццо ди Борго, выслушав эти необычайные по откровенной грубости речи, заявил, что ему странно, почему он (Пальмерстон) так беспокоится о судьбе Пруссии и Австрии, «держав, живущих в согласии и самой искренней дружбе с Россией». «Вы правы в этом, — прервал Пальмерстон, — они (Австрия и Пруссия) ошибаются. Но Англия должна играть роль защитницы своих интересов, и если бараны безмолвствуют, то слова за них скажет сам пастух».